Чесменская битва – 2
Фото: vk.com/chesma_palace

Чесменская битва – 2

5 марта 2017 17:28 / Общество

Бизнес против архитектуры: начался новый раунд судебных баталий за памятник российской боевой славе.

Бронзовая лягушка Кика, усевшаяся в бывшем Парадном, а ныне – читальном зале, несет службу хранительницы Чесменского дворца. В первоначальном его имени слышалось заливистое пение ее предков: Кикерикексенский, «дворец на лягушачьем болоте» (от финского kikerikesen), задуманный как путевой, для отдыха по дороге в летнюю царскую резиденцию. Чесменским этот дворец, выстроенный у Московского тракта архитектором Фельтеном, стал в 1780-м, в десятую годовщину победы России в одноименном сражении.

Еще полвека спустя он перешел в ведение Комитета о раненых – здесь открылась богадельня, а через год дворец отошел военному ведомству. Под нужды инвалидов – ветеранов Отечественной войны 1812 года пристроили три двухэтажных флигеля, а перед главным корпусом разбили парк, где идущие на поправку могли совершать оздоровительные прогулки. Богадельню закрыли в 1919-м, у новой власти были иные приоритеты – в здании устроили концентрационный лагерь, одним из узников которого стал врач Петр Бадмаев, поплатившийся за то, что лечил царскую семью. Концлагерь сменила Первая сельхозколония, в 30-х тут обосновался Автодорожный институт, а перед войной здание передали Институту авиаприборостроения (ныне – Государственный университет аэрокосмического приборостроения), среди выпускников которого числится и нынешний губернатор Георгий Полтавченко.


За последние годы Георгий Сергеевич получил немало писем от тех, кто пытается отстоять вид на его альма-матер, оказавшуюся под угрозой из-за планируемого рядом нового масштабного строительства. Но действенность этих обращений оказалась не больше возлагаемых на лягушку Кику надежд. 


Должно быть, виды бизнесменов-застройщиков вызывают у губернатора больше сочувствия, чем сохранность исторических видов на архитектурную жемчужину.

История конфликта восходит к 2008 году – когда стоявший неподалеку кинотеатр «Зенит» (ул. Гастелло, 7) отошел структурам миллиардера, а ныне также советника губернатора Вагифа Мамишева, известного своими попытками застроить Фарфоровское кладбище – и тоже через приобретение имевшегося на территории кинотеатра, построенного по единому с «Зенитом» типовому проекту.

Лягушка Кика – символ и хранительница Чесменского дворца (скульптор Владимир Петровичев, 2004 г.)

Участок на Гастелло (0,46 га) мамишевскому ЗАО «Петербургский строитель» достался на торгах, вот только проводились они в особом режиме – на основании постановления городского правительства о реформе сети городских кинотеатров. Согласно инвестиционным условиям строящийся на месте «Зенита» объект должен быть наделен культурно-досуговыми функциями. И изначально проект высотного (125 м) комплекса предусматривал наличие трех современных кинозалов, этажи с 11-го по 30-й отводились под жилье. Застройщиком выступало ООО «Ликострой» – аффилированное, как и «Петровский строитель», с ГК «Конрад», созданной Вагифом Мамишевым в конце 1990-х. На общественных слушаниях – 2008 гендиректор «Петербургского строителя» Александр Тарасов представил заключение КГИОП, которым признавалось, что высотка окажет влияние на визуальное восприятие Чесменского дворца. Но ведь и существующий кинотеатр его оказывает, отмечали чиновники охранного ведомства. В том, что «Зенит» имел высоту 19 м, а МФК будет еще в 6,5 раз выше, комитет ничего страшного не видел.

Причем на тот момент проектом закона «О границах зон охраны…» (№ 820-7) данная территория была отнесена к охранной зоне (ОЗ-1), где такое новое строительство вообще недопустимо. Однако некое тайное знание позволило господину Тарасову заявить на слушаниях, что такой вариант едва ли будет утвержден городским парламентом.

Охраняемый вид на Чесменский дворец со стороны Московского проспекта (октябрь, 2016), и тот же вид с запроектированным жилым домом

И в самом деле, в принятой редакции закона этот участок загадочным образом оказался выведенным в зону регулирования застройки (ЗРЗ-2). Впоследствии суд найдет объяснение таким чудесам – признав, что имели место незаконные действия: неопознанные существа в Смольном подкорректировали в обход согласования федерального ведомства. Градозащитникам потребуется не один год, чтобы довести дело до Верховного суда, в 2010-м подтвердившего незаконность этих манипуляций. Однако при очередной переработке закона № 820-7 в 2014 г. интересантам удалось утвердить здесь ЗРЗ-2 (хотя и с уже значительно меньшей допустимой высотой – 23 м). За что, надо полагать, им следовало особо отблагодарить КГИОП и трио в составе Н. И. Явейна, В. В. Фомина и А. Е. Аверьяновой, выполнивших экспертизу, обосновавшую новую версию закона.

Застройщик представил другой проект – о былых инвестиционных условиях не вспоминали, никаких «трех современных кинозалов» тут уже не было, сплошь жилье. Общая высота объекта – 25,5 м (с учетом архитектурных акцентов), длина и ширина почти вдвое превышают те, что были у снесенного «Зенита». Однако как действующая редакция закона 820-7, так и та, что должна вступить в силу летом нынешнего года, относит участок предполагаемого строительства к композиционно завершенным открытым городским пространствам, где охраняются объемно-пространственная композиция, габариты зданий, архитектурное решение. А поскольку на участке нет зданий (застройщик поспешил снести кинотеатр), существующая высота, которой надлежит придерживаться, – ноль. Так что по логике остается разве что разбить зеленую зону.

Чесменский дворец // Фото: vk.com/chesma_palace

К тому же законом 820 охраняется вид, открывающийся с Московского проспекта на памятник «Чесменский дворец с флигелями», но планируемый объект его перекрывает (подтверждено визуализацией, выполненной СПбГКУ «НИПЦ Генерального плана Санкт-Петербурга). КГИОП проявляет чудеса изворотливости, настаивая: неизменным должен оставаться лишь вид на сам дворец, но не на флигели, они-де упомянуты в законе чисто формально, потому что таково полное наименование памятника, юридически нельзя было иначе обозначить. «Но в том же законе, например, написано, что охраняется доминирующая роль «Дачи Чернышева И. Г. «Александрино». При этом название объекта федерального значения – «Усадьба Чернышева И. Г. «Александрино», – отвергает предложенную комитетом логику член совета Национального комитета ИКОМОС Николай Лаврентьев. – Кроме того, новая редакция закона уточняет, что визуальное направление предусматривает охрану направления в угле обзора 37 градусов, в которые попадают и все флигели Чесменского дворца со стороны Московского проспекта в створе улицы Гастелло».

Эти несоответствия законодательству подтверждены и решением специального заседания петербургских представителей ИКОМОС. В нем, кроме того, указывается на нарушение Конвенции об охране Всемирного культурного и природного наследия. Дело в том, что участок застройки находится в границах компонента «Московская дорога» петербургского объекта ЮНЕСКО. И согласно п. 172 Руководства по выполнению Конвенции, Россия обязана информировать Центр всемирного наследия о работах, которые могут сказаться на мировой ценности объекта. Причем до вынесения решений. Однако этого сделано не было, а разрешение на строительство выдано в ноябре 2015 года.


Необходимость соблюдения положений Конвенции подтверждена и официальным письмом Министерства культуры РФ, и поручением президента В. В. Путина от 04.04.2016. Но до сих пор не принимается во внимание нашим КГИОП.


В инициированном градозащитниками судебном процессе комитет продолжает лить воду на мельницу застройщика, помогает ему чем может и приглашенный для дачи разъяснений архитектор Никита Явейн. При этом привлеченные к участию в деле представители Минкульта поддерживают требования истцов, обжалующих разрешение на строительство.

Застройщик, кстати, теперь уже фигурирует иной – господин Мамишев счел за благо дистанцироваться от проблемного объекта, и тот отошел в собственность ООО «Сэтл Сити». Того самого, что пытается нынче развернуть строительство ЖК «Планетоград» в охраняемой зоне Пулковской обсерватории. Для нацелившегося застить звезды перегородить вид на федеральный памятник – плевое дело. Согласится ли с этим суд, скоро узнаем: очередное заседание назначено на 9 марта.