Нет экспонатов – есть фантазия
Фото: uole-museum.ru

Нет экспонатов – есть фантазия

27 июля 2017 14:46 / Культура

Как российские музейщики пользуются редкой исторической возможностью – говорить о событиях 1917-18 гг. много и объективно.

К 100-летию революции в России «Новая» продолжает рассказ о том, как современные музеи ищут и находят способы привлечь аудиторию к этой теме (начало – тут). Очередная встреча в рамках проекта «Музей в революции/Революция в музее», запущенного при поддержке Благотворительного фонда Владимира Потанина, состоялась в середине июля в Екатеринбурге.

«Изначально нашей задачей было – объединить в одном информационном пространстве Урал, Сибирь и Северо-Запад России. – напомнила участникам мероприятия научный руководитель проекта, профессор РГПУ им. А.И. Герцена Юлия Кантор. – И собрать профессионалов музейного дела, для разговора о том, что произошло за минувшие 100 лет в освещении трагедии революции в разных регионах; что сохранилось, как хранили, и как это делают теперь».

Пресс-конференция в Екатеринбурге // Фото: uole-museum.ru

3D по-научному

Центральный эпизод в истории революции на Урале – гибель царской семьи. Сейчас уже трудно представить, что в позднесоветское время посетители музеев Екатеринбурга ничего бы не узнали о Романовых и их трагической судьбе, которая оборвалась в этом городе, в подвале дома инженера Ипатьева ночью 16-17 июля 1918 года. Сам особняк был снесен в 70-е по личному приказу Андропова, но cотрудникам Свердловского краеведческого музея (СОКМ) удалось вынести и сохранить несколько подлинных деталей интерьера, в том числе, чугунный камин и оконную решетку из той самой «расстрельной» комнаты. Много лет артефакты находились в запасниках, пока в 2006 году, в одном из корпусов СОКМ (пр. Ленина, 69/10) не был открыт Зал памяти Романовых. Сегодня его экспозиция рассказывает о ходе следствия по делу об убийстве царской семьи и истории обнаружения останков.

В 2016-м у всех посетителей зала Романовых появилась уникальная возможность совершить виртуальную прогулку по дому инженера Ипатьева. Внешний вид особняка и его интерьеры (какими они были в июле 1918-го), удалось с научной скрупулезностью воссоздать при помощи 3D-технологий. Авторы проекта – историки и краеведы Виталий Сумин и Николай Неуймин – использовали архивные фотографии, протоколы и личные записи следователя Николая Соколова, который по поручению адмирала Колчака расследовал обстоятельства гибели Романовых. Интерактивная программа позволяет перемещаться по комнатам Ипатьевского дома, разглядывать комнаты, мебель и предметы в них, а также выходить в сад и гулять по окрестностям. У 3D-экскурсии есть аудисопровождение, благодаря чему дом по-настоящему «оживает»: экскурсантов преследуют звуки шагов, крики птиц, а при приближении к расстрельной комнате звучат выстрелы.

Интерактивный проект заслужил высокую оценку на профессиональной выставке «Интермузей – 2017» в Москве. Его главное преимущество – предельная наглядность. Картину событий, которую воссоздает воображение при помощи 3D-модели, интересно сравнить с тем, как эпизод расстрела царской семьи показан в десятке фильмов и сериалов. Так, оказывается, помещение, где расправились с Николам II и его семьей, на самом было не подвалом, а тесной каморкой на первом этаже Ипатьевского особняка. Настолько тесной, что убийцам пришлось стрелять, буквально стоя в дверях.

Вы – рабочий, вы – врач

В своем главном корпусе, где ровно сто лет назад заседал Совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, Свердловский краеведческий музей развернул к 100-летию революции выставку «Урал. Революция. Судьбы». Представленную коллекцию сотрудники СОКМ собирали долгие годы. В нее вошли личные вещи уральских революционеров и их оппонентов, благодаря чему, на исторические события можно посмотреть глазами непосредственных носителей красных и белых идей. Экспозиция буквально дышит символизмом: так, портреты Николая II и его семьи представлены на стенде в «размытом» виде. Таким образом, авторы выставки попытались показать неоднозначность в отношении к царской семье. 

Экспозиция к 100-летию революции в Свердловском краеведческом музее // Фото автора

Знакомиться с выставкой «Урал. Революция. Судьбы» можно традиционным способом, а можно – играя в квест. Участникам игры «Я в Революции» предлагается узнать, как сложилась бы их судьба столетие назад. Для этого игроку нужно выбрать одну из профессий – «рабочий», «врач», «банкир» и др., и перемещаться согласно указаниям на соотвестствующих карточках. Самое интересное ждет гостей выставки на выходе: им предложат проголосовать, оставив свой голос за красных или за белых.

Квест «Урал. Революция. Судьбы» // Фото автора

Грозный 1917

На идее проведения городского квеста к 100-летию революции остановились и в Курганском областном краеведческом музее. Как и в большинстве российских регионов, музейщики Кургана сегодня сталкиваются с проблемой дефицита экспонатов, которые могли бы представить историю революции с точки зрения белого движения. «Нет экспонатов – есть фантазия, – подсказывает выход заведующая научно-экспозиционным отделом Курганского музея Анна Жарова.

Городская игра для школьников под названием «Грозный 1917» начинается на условной конспиративной квартире революционера, где «один из партийных товарищей» перед арестом якобы успел спрятать два важных сообщения. В финале участники, разгадавшие все задачи и шифровки должны оказаться на центральном вокзале Кургана – главном стратегическом пункте обороны от красных.

Примечательно, что партнером квеста выступила областная газета «Новый мир», первый номер которой вышел в 1917 году. Современная редакция издания воссоздала на одной из точек квеста подпольную типографию.

Одна из точек городского исторического квеста в Кургане // Фото: gukokm.narod.ru/

Следуйте за юным экскурсоводом

Мемориальный комплекс политических репрессий «Пермь-36», чья тематика напрямую не связана с событиями 1917-18 гг., решил не ограничиваться одной лишь территорией музея. «Революция – это отправная точка нового государства, новой политики, в том числе и репрессивной, – поясняет заведующий научно-методичеким отделом мемориального комплекса Сергей Шевырин. 

Совместно с педагогическим университетом музейщики Перми придумали и реализовали проект Школа юного экскурсовода: в апреле этого года 20 школьников в течение месяца обучались технике ведения экскурсий, оттачивали знания и ораторское мастерство на примере одного конкретного маршрута – революционного. Затем, в качестве выпускного экзамена, каждый из учеников выступил гидом для своих одноклассников. 

Осенью набор в школу экскурсоводов собираются повторить и сделать этот проект постоянным. 

Выпускное мероприятие учеников школы экскурсоводов в Перми // Фото: itk36-museum.ru

Одна картина – три голоса

Намного менее известное (по сравнению с музеем репрессий) место в Перми, где, тем не менее произошли события, признанные историками «генеральной репетицией революции» – район Мотовилиха. Декабрьское вооруженное восстание рабочих в 1905 г. детально представлено на масштабном полотне (диораме) художника Е.И. Данилевского. Как рассказывает заведующая музеем-диорамой Ирина Пятаева, в 90-е экспозицию собирались закрыть и сделать на ее месте ресторан, однако, когда музей удалось отстоять, возник острый вопрос привлечения сюда публики. Выставку открыли заново в 2012 году, расширив тематику до краеведческой, где Мотовилиха предстает культурным, торговым и промышленным центром округи.   

Что касается событий 1905-го года, то на них в музее-диораме теперь можно взгялянуть буквально изнутри, глазами сознательных и вынужденных участников, а также тех, против кого они бунтовали. «Вы смотрите на одну и ту же картину и слышите три разных истории, – рассказывает Ирина Пятаева. – Это редкость для музеев и предмет нашей особенной гордости».

Музей-диорама в Мотовилихе // Фото: ruskompas.ru

***

По мнению сотрудников российских музеев, возможность всестороннего осмысления революции появилась в нашей стране совсем недавно – в нулевые годы. До этого времени музеи прошли путь от революционного центризма (в советское время) к забвению и фрагментарности, которые имели место в 90-е годы. Вместе с этим, сегодня открылись и широкие возможности для использования выразительных средств. И, что особенно важно – историю стали представлять через человека и для человека. И, как результат, все большее количество посетителей музеев видят свое отношение к революции «где-то посередине».