Вредит Обама и последний жилец
Фото: РИА Новости

Вредит Обама и последний жилец

2 августа 2017 11:32 / Общество

Можно ли с помощью федерального закона реанимировать программу расселения питерских хрущевок.

Программа реновации хрущевок в Петербурге фактически провалилась: как заявил зампред Комитета по строительству Евгений Барановский, она выполнена меньше чем на один процент. Однако на круглом столе в ИТАР–ТАСС за продолжение программы развития застроенных территорий высказались депутат Госдумы Виталий Милонов, бывший вице-губернатор Александр Вахмистров и застройщик Олег Глущенко. Тем более что с принятием нового федерального закона за реновацию можно будет взяться с новыми силами.

В конце нулевых годов было принято решение о реновации 23 территорий в Петербурге: переселить жителей хрущевок в новые дома, затем хрущевки снести под дальнейшую застройку. Территорию в Ульянке взяла компания «Воин-В», остальные 22 – специально созданная «Реновация». По словам Барановского, на 17 территориях поставлен крест, на шести (в них входит и проект «Воина-В») теплится жизнь. Вместо 8,4 млн кв. метров жилья введено 7,3 тыс. кв. м (меньше 1%). К окончанию программы их надеются увеличить до 1,5%.

После реновационного скандала в Москве Госдума взялась за разработку федерального закона, который установит общие для всех регионов правила. Обсуждение будущего всероссийской реновации послужило формальным поводом для круглого стола. Неформальным – то, что заканчивается договор с питерскими застройщиками.

Обзор с небес

Александр Вахмистров, ныне советник президента банка «Санкт-Петербург», а с 2003 по 2010 год отвечавший за вопросы капитального строительства, в последнее время редко выходит в публичное пространство. Но ради поддержки реновационного проекта, запущенного при его участии, сделал исключение. По его словам, программа показала жизнеспособность, несмотря на проблемы. А мешают ее реализации лица, которые «делают различные популистские заявления».

Фото: Елена Лукьянова

Директор «Воина-В» Олег Глущенко уточнил, что строительство парализовали иски от жителей, чьи дома не попали в программу реновации.

А Виталий Милонов прямо заявил, что противники реновации получают деньги из американских фондов, более того, и он знает о конкретных транзакциях: когда, кто, кому и сколько денег переводил. «Мы знаем, кто платит, и следствие знает, кто платит», – заявил Милонов. Депутат уверен, что невозможно ходить в суды, ничего за это не получая, но ни имен, ни сумм, поступающих из Вашингтонского обкома, не назвал.

Кроме того, реновация буксует из-за постоянных изменений в законодательстве: несколько раз застройщикам приходилось переделывать проекты. Мешает также проблема «последнего жильца»: некоторые жители хрущевок тормозят расселение, требуя завышенной оценки стоимости их жилья.

Фото: Елена Лукьянова

Взгляд со стороны

С ними не согласен шеф-редактор еженедельника «Недвижимость и строительство Петербурга» Дмитрий Синочкин: «Изменение законодательства сыграло роль, но нельзя забывать, что 2008 год, когда принималась программа реновации, – это был розовый оптимизм, еще до первого кризиса».

По мнению Синочкина, реновация нужна, так как ресурс хрущевок истекает. Но с развалом Бюро технической инвентаризации ни у кого нет реальной информации о состоянии того или иного дома – а значит, нельзя и составить верное представление о том, где, как и в каком порядке проводить реновацию.

Синочкин высказался против московского опыта и с подозрением отнесся к грядущему федеральному закону о реновации: «Застройщику-монополисту хотят дать карт-бланш, чтобы он мог строить без соблюдения нормативов».


«Московский закон о реновации лишает граждан права на судебную защиту своей собственности, а также позволяет застройщику возводить дома, игнорируя санитарные и градостроительные нормы, – прокомментировал «Новой» депутат Борис Вишневский. – Москва получит 30-этажные дома, смотрящие в окна друг другу».


Вид с земли

Противников питерской программы реновации на круглый стол не позвали. Например, Наталью Баланюк, жительницу дома в квартале Ульянка 2А, чей дом в программу реновации не попал. Наталья – одна из тех истцов, которые постоянно обжалуют в суде разрешения на строительство и градпланы, выдаваемые «Воину-В», и выигрывают. Но чиновники просто выдавали застройщику новые документы, с теми же нарушениями, и жителям вновь приходилось их снова оспаривать (всего таких процессов было шесть). В разговоре с «Новой» Баланюк уточнила, что никакой оплаты за участие в судах она не получает.

Как считает активистка, истинной причиной проведения круглого стола могло быть истечение сроков инвестиционного договора с «Воином-В». Сейчас застройщик подал иск в арбитраж, требуя продлить его до 2024 года, так как сроки сорваны якобы не по его вине, а из-за постоянных судов. Но Комитет имущественных отношений выступает против продления сроков: за право заключить инвестдоговор на реновацию «Воин-В» заплатил деньги, выиграв конкурс. И платил он за девять лет, которые почти прошли. Чтобы продлить договор, нужно платить еще раз, притом опять же через конкурс. Следующее заседание по данному иску назначено на сентябрь.

Стоит отметить, что «Воин-В» по программе реновации полностью так и не расселил ни одного дома. Как утверждает Олег Глущенко, это из-за проблемы «последнего жильца»: люди требуют за переезд слишком много. Однако один дом к зиме Глущенко расселить все же обещал.

Как рассказали местные жители, переезжать отказываются четыре семьи, у которых за девять лет родились дети, и по закону им обязаны предоставить большую площадь, чем собирался «Воин-В», а если они согласятся на меньшую, то потеряют право на дальнейшее улучшение жилищных условий. Естественно, люди требуют, чтобы им дали положенное по закону.

Как утверждает Наталья Баланюк, даже если этот дом будет расселен, «Воин-В» все равно не сможет продолжить программу реновации, поскольку для строительства нового дома необходимо снести минимум две, а лучше три хрущевки.