На борьбу с браконьерами махнули рукой

На борьбу с браконьерами махнули рукой

8 сентября 2017 10:00 / Экология

Уничтожение лосося в Белом море проходит под контролем Рыбнадзора.

В августе корреспондент «Новой» вместе с группой экологов побывала в Северной Карелии, у впадения реки Воньга в Белое море, где массово процветает рыбное браконьерство. При том количестве сетей, которые перегораживают реку, у популяции красной рыбы (именно она интересует браконьеров в первую очередь) нет никаких шансов выжить.

Устье Воньги, начиная от знаменитого порога Вяккер и заканчивая морем, сплошь перегорожено сетями. Иногда расстояние между ними всего 200 метров. Сети перекрывают реку полностью, от берега до берега. Идущей на нерест семге и горбуше приходится проявлять чудеса изворотливости, чтобы пролезть между краем сети и кромкой берега. А так как аналогичная гонка с препятствиями ожидает ее на всем пути до нерестилища, то лишь очень немногие особи ухитряются оставить потомство. Неудивительно, что дикий беломорский лосось находится под угрозой исчезновения. Как сообщали нам встречные рыбаки, в этом году Рыбохрана (Отдел государственного контроля, надзора и рыбохраны Росрыболовства по Республике Карелия.Ред.) никого не проверяет. Поэтому можно не бояться.

Никто и не боится. Все устье поделено браконьерами на участки. Один особо разговорчивый рыбак, чей «участок» находится сразу после Вяккера, поведал нам (естественно, не называя своего имени), что раньше за участки шли серьезные разборки, вплоть до стрельбы. Сейчас, говорит, все успокоились. В самом деле, а чего нервничать? Ответственности никакой: за двенадцать дней путешествия экологи не встретили ни одного инспекторского катера. И это в нерестовый период! В крайнем случае, говорят браконьеры, их могут оштрафовать за найденную бочку (!) соленой семги. Одна-две рыбы или сеть, по их словам, инспекторов не интересует.

Кстати, миф о нищих местных жителях, которые браконьерствуют ради пропитания, нуждается в корректировке. Владельцы сетей выглядели вполне респектабельно: с дорогим снаряжением, а помимо этого – с приличной работой и зарплатой в городе Кемь. Один из них, служащий на железной дороге, честно сообщил, что его зарплата и пенсия вместе превышают 50 тысяч. Он похвастался, что купил обеим дочерям квартиры в Кеми. Конечно, среди браконьеров встречались и пьющие маргиналы, но и они продавали рыбу не дешевле 150–200 (горбуша) и 500–700 (семга) рублей за килограмм. Чем ближе к цивилизации, тем выше цены. В ближайшем к реке поселке Кузема цена семги вырастала уже до 1000 и выше. И при этом все в один голос жаловались, что рыбы стало меньше! Вопрос, как она вообще сохранилась при таком варварском вылове.


Сети опасны не только для поголовья лосося, но и для туристов: протянутые вровень с уровнем воды они вообще не видны.


Так как выйти в море возможно только во время прилива, байдарочникам приходится следовать за его расписанием и нередко идти ночью. Но плохо видны они и днем. Зацепившись за сеть днищем на хорошей скорости, можно запросто перевернуть байдарку. После чего, запутавшись в сети, пострадать и личным составом. Нашей байдарке сеть сорвала заплаты на киле, и мы по милости браконьеров входили ночью в Морской порог с полным трюмом воды. Срезать сеть нет никакой возможности: у каждой из них на берегу, не стесняясь, дежурят хозяева и настороженно смотрят на проплывающих туристов.

Фото: Дмитрий Соколов

Ответ Рыбнадзора о том, как обстоят дела с контролем браконьерства на Воньге и соседних реках, превзошел самые пессимистичные ожидания. «В июле-августе в устье реки Воньга было проведено четыре рыбоохранных рейда», – сообщил и. о. начальника карельского отдела О. Н. Колесников. Четыре за два месяца! Экологи за одни только сутки встретили десять нарушителей. «В ходе рейдов выявлено 6 нарушений правил рыболовства, составлено 6 протоколов об административном правонарушении, взыскано 6 административных штрафов на сумму 12 400 рублей», – продолжает и. о. начальника. Средний размер штрафа, по его оценке, 2066 рублей. В сравнении с ущербом, нанесенным популяции лососевых, это ничто. На соседних с Воньгой нерестовых реках инспектора появлялись еще реже. Как сообщили «Новой» в природоохранной прокуратуре Республики Карелия, на группе рек Кемского района, включая Воньгу, в июле-августе было проведено лишь семь рейдов. То есть на все остальные реки пришлось только три рейда! За полгода рыбинспекторы выезжали на проверку в Кемский район всего 21 раз. Результатом этой работы стало задержание 83 нарушителей и назначение штрафов на общую сумму в 170 тысяч рублей. Были ли взысканы эти штрафы, и. о. прокурора не сообщил.

Фото: Дмитрий Соколов

«Новая» поинтересовалась у чиновников, как отражается массовый браконьерский лов на запасах лососевых рыб в Белом море. Судя по их ответам: 1) учета никто не ведет; 2) лососевых и так почти не осталось. Так что, видимо, на борьбу можно махнуть рукой. «Информацией о динамике численности запасов лососевых рыб в Белом море отдел Рыбнадзора по Республике Карелия не располагает». Как выяснилось, оценкой численности рыбы в этом районе занимается ФБГНУ «Полярный научно-исследовательский институт морского рыбного хозяйства и океанографии им. Н. М. Книповича». Однако на запрос Рыбнадзора институт сообщил, что «не проводил исследований и не располагает данными». Прокуратура со ссылкой на институт сообщила, что «популяция лосося во многих реках Белого моря утеряна достаточно давно и в ряде рек существует благодаря искусственному воспроизводству».

Судя по активности браконьеров, популяция утеряна не окончательно. Ее можно спасти и даже увеличить, но для этого нужно как минимум дать рыбе возможность попасть на нерест. Как сообщили в природоохранной прокуратуре Карелии, «обращения граждан и организаций о нарушениях законодательства при осуществлении рыболовства в устье реки Воньга не поступали, в связи с чем проверки не проводились». Надеемся, запросы «Новой» будут сочтены таковыми и прокуратура проверит как браконьеров, так и активность Рыбнадзора.