Английский рецепт спасения наследия
Фото: Хардвик-холл – образец архитектуры елизаветинской эпохи находится в управлении у National Trust

Английский рецепт спасения наследия

20 ноября 2017 11:16 / Общество

Как добиться успеха в сохранении памятников и природных ландшафтов без государственной поддержки.

Британская неправительственная благотворительная организация National Trust – единственная в Европе, успешно сохраняющая наследие без государственного финансирования. Сегодня она контролирует и защищает 93% всего побережья Великобритании (1250 км), в ее активе – 255 га земли, 57 деревень, 160 исторических садов, 40 замков, 50 старинных заводов, фабрик и мельниц, 250 загородных домов, 45 тысяч мест археологического наследия, 62 традиционных паба и 24 маяка.

Безупречная репутация, заработанная вековым служением культуре, на сегодня позволила привлечь в ряды организации около 5 миллионов человек, которые помогают и материально, и личным участием. Опыт National Trust доказывает, что сохранение наследия может быть успешным бизнесом, его умелое управление активами демонстрирует впечатляющие результаты: годовой оборот – 500 млн фунтов, ежегодная прибыль – свыше 100 млн.

Базовые ценности

Секретами успеха охотно делится директор NT Саймон Мюррей, ранее занимавшийся стратегическим развитием организации и проработавший в ней более 30 лет. В дни VI Петербургского международного форума господин Мюррей выступил с открытой лекцией и принял участие в дискуссиях, посвященных судьбе русских усадеб.

National Trust Англии, Уэльса и Северной Ирландии существует с 1895 года (National Trust Шотландии – с 1931-го, действует как самостоятельная организация). Его основали три человека, обеспокоенные последствиями промышленной революции, развернувшей активное наступление на традиционную сельскую Англию: Octavia Hill, Robert Hunter и Hardwicke Rawnsley.

Базовой идеей стало не просто спасение старинных зданий или ландшафтов ради них самих, важно было сделать так, чтобы они служили людям, помогали сделать их жизнь комфортной и наполненной. «Продвигать идеи сохранения – на благо народа, земли, исторических зданий и красоты природы» – эти слова, нашедшие отражение и в регулирующих деятельность NT актах британского парламента 1907 и 1937 г., стали девизом организации на все времена.


«Ключевое здесь – именно благо народа, без чего ничто не имеет смысла, – подчеркивает господин Мюррей. – Культурное наследие помогает осознать нашу культурную идентичность, мне – ощутить себя англичанином, вам – русским. В этом и состоит главная роль наследия».


На всем протяжении существования NT приоритеты в его работе корректировались сообразно требованиям времени. Начинали с обычных домов – чья история, по убеждению основателей, была ближе и понятнее людям, а значит, именно такие простые постройки, хранящие свидетельства былого уклада, больше годились на роль проводников к постижению своих корней, осознанию национальной идентичности.

Приобретения ради спасения

Этим объясняется выбор первого приобретения NT: дом священника в Уэльсе (Alfreston Clergy House, XIV в.), переданный за символические 10 фунтов его тогдашней владелицей, дабы обезопасить от угрожавшей новой застройки. Этот первенец, восстановленный из аутентичных материалов на собранные по подписке средства, положил начало нынешнему впечатляющему собранию NT – сегодня в его ведении около 24 тысяч объектов самого разного назначения.

Первое приобретение National Trust – дом священника XIV в.

Если в первые 50 лет приобретались в основном рядовые дома, то после Второй мировой войны актуализировалась задача спасения крупных загородных поместий – особо значимого пласта наследия, признанного важнейшим вкладом Великобритании в сокровищницу европейской культуры.

С резким послевоенным повышением налогов (налог на наследование, например, доходил до 90%) содержание такой недвижимости многим оказалось не по средствам. В том числе и клану Кеннеди, в 1945 году передавшему замок Калзин (XVIII в.) Национальному трасту Шотландии, чтобы избежать уплаты внушительного налога на наследство. В годы Второй мировой в замке останавливался генерал Эйзенхауэр, посещал его и президент Рузвельт – теперь связанные с тем визитом предметы можно видеть в музейной экспозиции замка.

В 1947 году в управление NT отошла фамильная резиденция герцогов Девонширских Chatsworth House. Полвека назад свой дом с пышной обстановкой передало NT и семейство Ротшильдов. Причина в этом случае была уже отнюдь не финансовая. В таком решении лорд Ротшильд видел самую надежную гарантию сохранения родового гнезда в целости. «Я десятки лет посвятил оформлению этого шато и не хочу, чтобы мои потомки его продали. Поэтому я передаю его National Trust при условии, чтобы моя семья продолжала жить в доме и являться его представителями», – передает слова Ротшильда Саймон Мюррей.


Господин Мюррей поясняет, что согласно парламентскому акту 1907 года NT не имеет права продать или заложить полученную им собственность, правительство также не вправе изъять ее не только без согласия траста, но и без издания нового акта парламента.


Распространенной практикой стал и договор, по условиям которого траст предлагает владельцам, не имеющим возможности восстановить принадлежащие им дома, осуществить необходимые работы, а за это хозяева на 30 дней в году предоставляют его для посещений. Случается, что объекты недвижимости или сельские угодья трасту просто дарят – так, совершенно безвозмездно одна семья, сочетающая солидные владения с социалистическими убеждениями, передала замок, два дома, почти 10 га земли и две деревни с историческими постройками.

«Было время, когда и в Великобритании уничтожалось очень много усадеб. За 1945–1975 годы мы потеряли сотни исторических объектов в сельских местностях, которые «мешали» строительству новых городов, – рассказывает господин Мюррей. – Тогда никто особо не задумывался о ценности наследия, и законов о его сохранении еще не было. Грубо реконструировались или вовсе сносились и замки, и церкви, не говоря уже о рядовой застройке. К тому же люди зачастую жили в ужасных условиях – в послевоенное время не было средств на восстановление и ремонт домов, они постепенно превращались в настоящие трущобы, которые вроде уже и не жалко было сносить. Мы тогда как будто пытались стереть вместе с этими постройками и тяжелую страницу истории.

Многим представлялась заманчивой новая жизнь в современных многоэтажных домах. Эти процессы привели к изменению поведенческих моделей, разобщенности и росту вандализма. Потребуется время, чтобы осознать преимущества традиционного уклада, который давал чувство сообщества (и чего оказалась неспособна дать жизнь в небоскребе). Люди постепенно вновь стали обретать вкус к таким «старомодным» вещам, как камин или свой любовно обустроенный цветник у дома. Предпочтения стали меняться, возвращение к жизни в усадьбах набирало популярность. К тому же с развитием автомобилизации жизнь за городом становилась более доступной. Большой резонанс получила и наша лондонская выставка 1975 года, привлекшая большое внимание к проблеме утрат объектов нашего наследия».

Саймон Мюррей // Фото: hraniteli-nasledia.com

К 1960-м особенно остро встала проблема застройки побережья, и ради сохранения его целостности траст разработал и реализовал проект «Нептун» – выкупив и восстановив за 50 лет 1200 км береговой линии. На сегодня 93% британского побережья находится в собственности NT и дружественных ему организаций единомышленников, что обеспечивает надежную защиту. Наивысшее признание получает Юрское побережье Дорсетшира и Восточного Девоншира – живописная береговая линия протяженностью 155 км, уникальная по своей природе (скальные ландшафты, пещеры, лагуны, обрывы и пляжи) с 2001 г. включено в Список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО. Территория Девона заселялась сразу после ледникового периода, с той поры здесь осталось около 500 неолитических стоянок. Настоящий Клондайк для археологов! Местные породы содержат накопленную за 185 миллионов лет информацию о том, как эволюционировала жизнь, и притягивают исследователей со всего мира. С открытием Юрского научного центра появилась возможность проводить здесь полевые занятия по естественным наукам, при поддержке Музея естествознания на побережье проводятся курсы для студентов по геологии, этимологии, палеонтологии и минералогии.

Финансовые возможности

«Будучи организацией благотворительной, мы ведем наш бизнес как коммерсанты – потому что иных источников финансирования у нас нет, мы не получаем ни фунта государственной поддержки, – поясняет господин Мюррей. – В сфере охраны наследия, как и в любых других сегментах бизнеса, важно занять доминирующую позицию, которая позволяет контролировать рынок, определять цены и так далее. Важно не просто существовать, а задавать тон – это под силу только большой и сильной организации, которой мы и стремимся быть. Набрав серьезные обороты, можно позволить себе распределять прибыль между крупными и менее масштабными достопримечательностями».

Из чего складываются возможности траста? Существенную часть поступлений обеспечивают членские взносы (около 160 млн фунтов ежегодно). Есть индивидуальные (64,8 фунта), а есть и семейные (двое взрослых и дети до 18 лет – 114,6 фунта) – такой годовой взнос дает право на бесплатное посещение объектов траста, скидку на приобретение его сувенирной продукции и ряд других преференций.


Весьма существенными бывают и добровольные частные пожертвования – в год они могут составлять свыше 12 млн.


Еще одна статья дохода – сдача объектов внаем (42,7 млн). Небольшие дома арендуются обычными гражданами, а более крупные сооружения разного назначения (например, дворцовые залы или отслужившие свое фабричные корпуса и вокзалы) приспосабливаются под концертные залы, библиотеки, рестораны и прочая.

NT зарабатывает на организации мероприятий, экскурсиях, входных билетах (до 20 млн визитов в год на объекты NT), продаже сувенирной продукции и лотерейных билетов, получает процент с совершаемых сделок на рынке акций (через созданные при нем специальные фонды). Нередко люди, уходя из жизни, оставляют по завещанию свои средства – так траст получает ежегодно около 50 млн фунтов.

Не менее важно, разумеется, грамотно распорядиться имеющимися средствами. NT привлекает профессиональных бизнес-менеджеров, делегируя права управления объектами на местах. Оттуда в центр к концу года поступают на согласование бизнес-планы. Разумеется, вся деятельность максимально прозрачна, траст отчитывается перед обществом за каждый фунт.

На бесплатной основе организации помогает целая армия волонтеров – свыше 60 тысяч. Они привлекаются к сбору пожертвований, распространению лотерейных билетов и издаваемой трастом просветительской литературы, помогают в подготовке выставок, организации различных мероприятий и проведении археологических раскопок, в обустройстве природных территорий и не требующих специальной квалификации работах на памятниках.

Национальный траст Шотландии, например, также проводит рабочие каникулы для молодежи 16–17 лет, сочетающие общественно полезный труд с развлекательными мероприятиями. Есть и специальные программы обучения для безработных, позволяющие обрести новую профессию (полугодовой курс теоретических и практических занятий).

NT имеет собственную сеть заведений общественного питания, которая тоже вносит свой вклад в сохранение культурного наследия, причем не только посредством пополнения сумм на реставрацию памятников, но и поддерживая традиции: есть рестораны «пиратской» или «монастырской» кухни, где придерживаются старинных рецептов, и типичные английские чайные. В сувенирных магазинах фонда вы не встретите китайский ширпотреб – только качественно исполненные копии исторической посуды, предметов быта и прочая. Отдельные экземпляры изготавливаются по спецзаказу лучшими мастерами и продаются только в магазинах NT, а в некоторых случаях – на аукционах.

«Наш опыт доказывает, что государственные деньги не так уж важны для сохранения наследия», – резюмирует Саймон Мюррей.

(Продолжение следует.)

Проект реализован при поддержке гранта Санкт-Петербурга.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close