Жанна д’Арк по-советски

Жанна д’Арк по-советски

7 марта 2018 10:51 / Общество

Бронзовую Орлеанскую деву пропихнули в Советский переулок.

Градостроительный совет, разгромивший проект навязанного городу монумента, спустя две недели изменил свое мнение на противоположное. Вполне в духе советских традиций решение спустили сверху, а установку памятника приурочили к облюбованной чиновниками дате. В таком контексте выбор места прописки отлитой в бронзе французской героини выглядит как раз вполне символичным – но переулок грозят переименовать. Так что есть шанс услышать вскоре фразы вроде «живу на Жанне д’Арк» или «встречаемся между Жанной и 4-й Красноармейской».

Об истории этого сомнительного подношения, отказаться от которого не позволяет связь дарителей с обласканным Владимиром Путиным французским политиком правого толка, «Новая» рассказывала в декабре. С тех пор лоббирующие водворение Жанны в Петербурге серьезные люди сумели продвинуть ее из Московского района вглубь исторического центра: если прежде шла речь о сквере возле улицы Фрунзе, то на заседании градсовета 14 февраля представили эскизный проект уже в привязке к Советскому переулку.

Такое соседство дало дополнительный повод поднять затею на смех. «Заходишь в Советский переулок, а там, извините, Жанна д’Арк!» – ехидничали эксперты.

Леонид Беркович, соавтор французского скульптора Бориса Лежена, тщетно пытался настроить аудиторию на возвышенно-патриотический лад, представляя бронзовую Орлеанскую деву то в качестве тарана, способного прошибить сжимающееся вокруг нашей родины «кольцо врагов», то в качестве «моста дружбы» между Россией и Францией.

Убеждал, что инициативная группа установки памятника Жанне «стремится всеми силами снять санкции с России и признать Россию как ведущую страну в смысле мирового авторитета, благосостояния, благополучия и равновесия». Выбранный художественный образ и призван, по мысли Берковича, символизировать озвученные им заклинания: «Это девушка, идущая над пропастью, немного шаткая, но выходящая в равновесие».

«Не уверен, что подобная вещь укрепит российско-французские отношения, – усомнился рецензент проекта, председатель правления Санкт-Петербургского союза художников Александр Сайков. – И если хочешь человеку что-то подарить, ты учитываешь его вкусы. К сожалению, французская сторона не учла стилистику нашего города». Что, собственно, происходит уже не в первый раз, отметил эксперт, напомнив о печальном опыте другого такого подарка: воткнутой к трехсотлетию Петербурга на Сенной площади Башне мира (через шесть лет дружными молитвами треснувшей и демонтированной).

«Не понимаю, почему этот исторический персонаж удостаивается памятника в Петербурге, – недоумевал зампредседателя Петербургского отделения ВООПИиК Александр Кононов.


«Мы стремимся ограничить изменение облика исторического центра, но постоянно испытываем давление очередных инициатив, особенно в последние годы; это просто натиск какой-то все новых и новых монументов. И вообще, логика требует совершенно иного алгоритма принятия решений: сначала определить место, а потом именно для него проектировать памятник»


Сыпавшиеся градом замечания экспертов не оставили, казалось, камня на камне: раскритиковали и композицию, и хилый постамент, и легкомысленную фигурку в легком платьице, и случайность выбора места установки. Припомнили и то, что в парижском пригороде имеется похожая скульптура того же автора. Если кто и готов был видеть ее вариацию в Петербурге, так где-нибудь в сторонке: прозвучало, например, предложение отправить Жанну на бульвар Новаторов к стоящему там ТРК «Французский бульвар».

«Большая и сложная работа по поиску места проделана, – отбивался главный архитектор города Владимир Григорьев. – Французская сторона хотела место в центре, и мы пошли им навстречу. Авторский замысел на то и авторский».

Усилия Владимира Анатольевича можно объяснить тем незавидным положением, в которое он оказался поставлен. Команда, спущенная сверху, не оставила ему выбора. Свидетельством тому исключительная по своей резкости реакция губернатора на обращение Комитета по внешним связям. КВС, взявшийся рьяно содействовать реализации проекта водружения монумента Орлеанской деве, в своем письме главе города представил развернутый отчет обо всех проволочках с согласованиями. Резолюция, выведенная на нем главой города, на редкость эмоциональна: «Албину И. Н., Бондаренко Н. Л. Это ярчайший пример бюрократической волокиты!!! Разберетесь. Решите!!! Срочно!!!»

Советский переулок в Петербурге // Фото: gradpetra.net

При такой подоплеке не приходится удивляться, что, несмотря на общий отрицательный настрой градсовета, Владимир Григорьев завершил заседание предложением поддержать решение в предложенной им формулировке: «Доработать эскизный проект по созданию и установке памятника Жанне д’Арк в Советском переулке в части архитектурного решения, включая постамент, и благоустройства прилегающей территории с учетом художественно-образного решения скульптуры».

Но градсовет его не поддержал – «за» оказались лишь четверо, один воздержался, а 13 проголосовали против. Это зафиксировано в протоколе, представленном на официальном сайте КГА.

Ситуация складывалась патовая. Да, решения градсовета имеют лишь рекомендательный характер. Но утвержденный порядок согласования установки памятников в Петербурге требует проведения эскизного проекта через Общественную палату. А та рассматривает лишь успешно прошедшие градсовет предложения.

Над поиском выхода долго ломать голову не стали. Решили брать измором, созвав градсовет по новой. Организация повторного заседания проходила, можно сказать, в особо изощренной форме: сначала назначили одну, предшествующую празднику защитника Отечества дату, потом перенесли на 28 февраля без определенного времени заседания, затем перенесли на 1 марта, а в последний момент вновь переиграли на 28 февраля. О чем стало известно лишь накануне, тогда же появился и анонс на сайте комитета, что минимизировало присутствие СМИ, требующее обязательной предварительной аккредитации. В итоге ряд экспертов из числа противников проекта не смогли перекроить свои рабочие планы и принять участие в заседании.


Расклад повторного голосования еще неизвестен, протокол с последним решением до сих пор не обнародован, но суть его оглашена: замечания градсовета учтены французской стороной, его одобрение получено.


Изменения, насколько можно судить со слов участников обсуждения, свелись к понижению фигуры Жанны на 35 см, упрощению формы постамента и смене его материала с гранита на бронзу. Такие корректировки позволили главному художнику города Алексею Моору прийти к выводу, что теперь это городская скульптура, и напомнить о проводимой КГА работе по насыщению общественных пространств малыми архитектурными формами.

С несуразной пропиской Орлеанской девы в Советском переулке тоже разобрались без лишних затей – предложив переименовать его в улицу Жанны д’Арк. Спасибо, не стали возвращаться к поднятой прежде теме отсутствия какой бы то ни было связи французской героини с Петербургом – так что о переименовании нашего города пока, слава богу, речи не идет.

Монумент, вполне в духе советских традиций, наметили открыть к дате визита в северную столицу России президента Франции Эммануэля Макрона (он должен состояться в мае, но пока готова только глиняная модель, не учитывающая последних рекомендаций по корректировке). А руки, выкрученные в ходе преподанного урока русско-французской дружбы, к тому времени наверняка уже заживут.


Член топонимической комиссии Алексей ЕРОФЕЕВ:

Надеюсь, что идея переименовать Советский переулок в улицу Жанны д’Арк – шутка. Но если такое предложение действительно будет внесено, я буду голосовать против, потому что это противоречит здравому смыслу. Либо оставляем советское название, либо возвращаем историческое (Гарновская улица). Третьего не дано. Поставили ну углу 4-й Красноармейской и Московского бюст Эмиля Неллигана – это же не повлекло за собой какого-либо переименования. И церетелиевский Петр у «Прибалтийской» стоит себе не на площади Петра Первого.