Счастливый билет под грифом «секретно»

Счастливый билет под грифом «секретно»

13 марта 2018 09:29 / Общество

Как деревенский парень из многодетной семьи стал долларовым миллионером, одним из самых влиятельных людей в Петербурге, самым богатым ректором и «научным покровителем» президента. «Новая» изучила творческий путь ректора Санкт-Петербургского горного университета Владимира Литвиненко

Последняя – хронологически – победа далась ректору Горного университета Владимиру Литвиненко нелегко: хоть он и возглавил предвыборный штаб кандидата в президенты Путина, но назначение сопровождалось неразберихой и скандалами. Подробнее об этом «Новая» рассказывала в прошлом номере. Когда Владимир Путин формировал свой штаб, в Горном университете не сомневались – руководить будет их ректор: он вообще любит возглавлять штабы и прекрасно выполнял эту работу для Путина в 2000, 2004 и 2012 годах, а 2003-м возглавлял штаб Валентины Матвиенко. Не сомневались настолько, что даже назначили пресс-конференцию, где ректор должен был объявить: кампания в надежных руках. Но мероприятие отменили, а федеральный центр огласил список сопредседателей – трех мало кому известных людей. Прошел слух: Литвиненко не стали тревожить избирательной кампанией потому, что его имя как раз слишком известно. И в последнее время не всегда в положительном контексте.

Владимир Стефанович, конечно, добился изменения расклада: через неделю он стал четвертым сопредседателем. То есть первым. То есть литерным. Короче, считать можно с любого конца.

По данным журнала Forbes, ректор Горного университета входит во вторую сотню богатейших бизнесменов России. И год за годом в этом списке поднимается. В 2013 году он занимал 197-е место с состоянием 500 миллионов долларов, к 2017-му поднялся на 122-ю строчку, разбогатев еще на 350 миллионов.

Но самую громкую победу ректор Горного одержал над собственной дочерью. Ольга Литвиненко в 17 лет уже была помощником проректора по экономике, в 21 год работала с папой в штабе Путина, а в 24 стала депутатом петербургского парламента. Однако когда она проявила строптивость на личном фронте, отец забрал у нее маленькую дочку – и выиграл все суды. Ольге пришлось уехать из страны, чтобы не лишиться еще и сына. Все ее бывшие депутатские помощники разом оказались под уголовными делами и сели по колониям. Об этом «Новая» подробно писала.

Но наша история о другом: о «русской мечте», о человеке, который, приехав в Ленинград из деревни под Воронежем, стремительно стал ректором и миллиардером.

Ректор из Большой Хвощеватки

Владимир Литвиненко родился на хуторе Новоленинском Краснодарского края. Отец работал кузнецом. Мама сначала трудилась в колхозе, потом занималась детьми. Скоро семья переехала в Воронежскую область, в деревню Большая Хвощеватка, где Володя ходил в восьмилетку.

Сельская школа в Хвощеватке (1961 г.) // Фото: nvrsk-kostomarovo.ru

Ветераны войны села Большая Хвощеватка у памятника погибшим односельчанам (1965 г.). Крайний слева – отец Владимира Литвиненко Стефан Васильевич // Фото: nvrsk-kostomarovo.ru

«В семье было трое детей, – рассказывает Ольга, его дочь. – Жили они бедно. Он окончил Новочеркасский геологоразведочный техникум, отслужил в армии. Если не ошибаюсь, он десантник. Видела его свидетельство парашютиста. Потом он поехал в Ленинград и устроился комендантом в общежитие Горного института».

В официальной биографии Литвиненко на сайте вуза его следующий шаг – «в 1982 году закончил с отличием геологоразведочный факультет Ленинградского горного института». И уже через 12 лет он стал ректором.

«Новая» нашла преподавателя Горного, наблюдавшего первые шаги талантливого юноши в Ленинграде. Этот человек очень просил не называть его имени. «Сколько лет прошло, а я до сих пор его боюсь, – добавил он. – Литвиненко страшный человек. Он очень жесток на расправу. Я знал многих, кому пришлось уволиться. В институте ходили слухи, что он способен и послать людей для физической расправы». Правда это или нет, но мы выполним просьбу собеседника и условно назовем его профессором.

Владимир Литвиненко во время учебы в горном техникуме (1980) // Фото: nvrsk-kostomarovo.ru

«Литвиненко пришел в институт работать начальником хозяйственного отдела, – рассказывает профессор. – Должности проректора по хозяйственной работе поначалу не было. Коля Проскуряков, тогдашний ректор, предложил ему: давай, раз уж ты тут работаешь, ты институт окончишь. Его зачислили, он получил диплом. Почему-то Николай Максимович (Проскуряков. – Ред.) его продвигал».

Параллельно молодой человек успешно занимался бизнесом. Наступили 1990-е. «У него была коммерческая жилка, деловая хватка, – вспоминает профессор. – А начиналась рыночная экономика. Он быстро сориентировался и начал зарабатывать деньги».

Миллионер с ваучером

В 1992 году в городе Толмачево под Лугой была учреждена фирма «Кребс» по производству оконных рам, дверей, трамвайных шпал. В состав учредителей с равными долями вошли Николай Максимович Проскуряков и Владимир Стефанович Литвиненко. Полные тезки ректора и молодого сотрудника Горного института.

«Литвиненко очень хорошо использовал связи Николая Максимовича, – считает профессор. – А Коля был известным человеком, и связи у него были огромные. И в администрациях, и в деловом мире, и в науке».

Николай Проскуряков // Фото: velikol.ru

Еще одним учредителем толмачевской фирмы стал Ким Михайлович Иванов. Такое же имя носил генерал-майор КГБ, в прошлом – первый зам начальника Управления КГБ по Ленинградской области и начальник УКГБ по Томской области. В начале 90-х Ким Михайлович служил в мэрии Петербурга. Возглавлял управление по обслуживанию иностранных представительств. Подчинялось оно Комитету по внешним связям Смольного.

Ольга Литвиненко говорит, что в то время ее отец и познакомился с сотрудниками мэрии. Например, с председателем Комитета по внешним связям Владимиром Путиным и его подчиненным Игорем Сечиным. У Ольги есть своя версия этого знакомства. А заодно и получения отцом стартового капитала.

«Связующим персонажем для них стал Геннадий Белик, он в начале 90-х занимался экспортом, преимущественно в Германию, связанным с пикалевским и бокситогорским глиноземными заводами и мурманским «Апатитом», – говорит Ольга. – А эти предприятия были близки отцу по роду деятельности».

Геннадий Белик не просто бизнесмен. Он еще соучредитель и председатель правления организации «Ветераны внешней разведки». Ольга считает, что общий с Беликом бизнес в начале 90-х принес ее отцу не только ценные знакомства, но и первые большие деньги.

«В домашних разговорах я слышала, что отец перевозил деньги в Германию, – добавляет Ольга. – И делал вклады в немецких банках».

Ольга Литвиненко с отцом // Фото: youtube.com

Не исключено, что эти деньги действительно заложили фундамент состояния ректора-миллиардера. В какой-то момент он стал еще и владельцем 5-процентного пакета акций холдинга «Фосагро» – монополиста в производстве фосфатных удобрений. Как именно акции попали к Литвиненко, точно неизвестно. Но то, что они у него есть, выяснилось в 2011 году, когда «Фосагро» перед IPO раскрыл список акционеров. На Лондонской бирже такой пакет, считает Forbes, оценивали примерно в 260 миллионов долларов. Сам Литвиненко, по данным того же издания, объясняет, что в 1990-х «участвовал в ваучерной приватизации». И если он действительно сумел пять процентов завода купить на ваучер, он и вправду гениальный коммерсант.

Впрочем, по словам бывшего топ-менеджера «Фосагро» Игоря Сычева, акции холдинга оказались в руках Литвиненко только в середине нулевых годов, как именно – об этом чуть позже.

Секретная диссертация

В 1994 году умер Николай Проскуряков. Владимиру Литвиненко было 39 лет. И неожиданно для многих он стал ректором. Самым молодым в истории Ленинграда-Петербурга.

«Ректором он стал совершенно честно, на честных выборах, – уверяет профессор. – Ровно так, как сейчас Владимир Путин станет в очередной раз президентом. Литвиненко организовал выборы по современным лекалам. Он предложил преподавательскому составу выдвигать кандидатов. А у нас было два кластера: горный и геолого-металлургический. От горного заявки подали с десяток человек, а от геологического шел только Литвиненко. В итоге он получил половину голосов, а вторая половина размазалась по всем спойлерам».

В 1996 г. Анатолий Собчак проиграл выборы Владимиру Яковлеву. Многим знакомым ректора из питерской мэрии пришлось перебраться в Москву. В 1997-м Владимир Путин, уже работая начальником Главного контрольного управления президента, решил защитить кандидатскую диссертацию по экономике. Сделать это он хотел именно в Горном институте.

Пройдет почти десять лет – и Путина, к тому времени дважды президента России, обвинят в некорректных заимствованиях при написании диссертации. Сделают это двое американцев. В марте 2006 г. сотрудники Института Брукингса в Вашингтоне Клиффорд Гэдди и Игорь Данченко обнаружат, что в «экономической диссертации г-на Путина», как напишет The Washington Times, «большие куски дословно перенесены из текста работы, опубликованной двумя учеными Университета Питтсбурга почти 20 лет назад».

Недавно Ольга Литвиненко рассказала в интервью «Радио Свобода», что ее отец писал диссертацию, а точнее, с помощью ксерокса создавал мозаику из разных источников у себя на даче. Наш собеседник, профессор, рассказывает, что дело было не совсем так: «Диссертацию, которую я прочел, по заданию ректора писали две кафедры: экономики и геологоразведки».


«Они взяли американскую книгу, перевели на русский и экстраполировали на Ленинградскую область. Такой метод в институте довольно широко использовался».


По мнению профессора, еще тогда, во время защиты, мало-мальски специалист в горном деле мог заподозрить неладное: диссертация выглядела странно. «Та работа касалась ценных полезных ископаемых, – объясняет он свою точку зрения. – Использованные в ней критерии совершенно не годились для оценки тех ископаемых, что находятся в Ленинградской области. Тех, которыми оперировал автор диссертации. Это сразу бросалось в глаза. Сразу видно было, что притянуто за уши. Были использованы методики экономических расчетов для оценки эффективности разработки, но они для месторождений Ленобласти не годились. Диссертационный совет объявили закрытым, поэтому сам я там не был. Но те, кто был, рассказывали, что соискателю написали текст доклада и вопросы, которые будут задавать на защите, с порядковыми номерами. И ответы, которые он должен дать. Все прошло быстро и спокойно».

Один преподаватель попытался заикнуться, что с защитой не все в порядке. Поскольку на диссертацию сразу поставили гриф «секретно», визировать ее от кафедр могли только сотрудники с соответствующим допуском. Неожиданно геолог отказался это делать.

«Он мог и не знать книгу американцев, но в этой диссертации были вещи, говорившие о том, что источник не российский, – объясняет профессор. – За рубежом и у нас по-разному пользуются экономическими показателями и по-разному представляют графику. В общем, сразу можно было увидеть, что источник иностранный. А подано это было без ссылок. Он сказал об этом и подписывать не стал».

Через год, по словам нашего собеседника, храбрый преподаватель должен был сам защищать докторскую. Он получил положительные рецензии на кафедре, на ученом совете, в Научном центре РАН. Но перед отправкой документов в диссертационный совет их отказался подписать ректор. Преподаватель подал в суд. Свидетельствовать против него и в пользу Литвиненко пришли коллеги – люди, с которыми он много лет близко дружил. «Новая» нашла этого человека, но он отказался вспоминать подробности той истории. Сказал только, что бывшие друзья после суда звонили ему, просили прощения, пытались объяснить, что им надо детей кормить и так далее. Суд он будто бы даже выиграл. Но защититься так и не смог: куда ни обращался – везде извинялись и открыто говорили, что против Литвиненко не пойдут.

«Литвиненко вытянул счастливый билет, – считает профессор. – В 1997 году никто ведь не знал, что Путин станет президентом. Та диссертация открыла Литвиненко зеленую улицу. И он этим сумел воспользоваться».

Удачливые люди

Ключевой актив холдинга «Фосагро» – мурманский завод «Апатит». Ваучерная приватизация этого предприятия, в которой будто бы поучаствовал и Владимир Литвиненко, стала первым эпизодом в деле Ходорковского. Его группа «Менатеп» к 2003 году контролировала половину акций «Фосагро». Вторая половина принадлежала менеджменту компании во главе с сенатором Андреем Гурьевым и бизнесменом Игорем Антошиным. Эти люди, в отличие от Ходорковского и Лебедева, уголовного преследования избежали.


«Фосагро», в отличие от ЮКОСа, существует до сих пор. Когда Ходорковский уже был под арестом, Гурьев, Антошин и партнеры выкупили вторую половину холдинга.


Игорь Сычев до 2014 года возглавлял налоговое управление холдинга (сейчас живет в Лондоне и с руководством компании судится). Он считает, что Гурьева и Антошина спасло от уголовного преследования, а компанию – от уничтожения по примеру ЮКОСа влияние Литвиненко. Тогда-то ректор будто бы и стал акционером и членом совета директоров «Фосагро».

«У Литвиненко были знакомства на самом высоком уровне, и его попросили стать чем-то вроде посредника в решении проблем, – рассказывает Сычев «Новой». – Бывший директор «Фосагро» Сергей Федоров говорил, что именно он познакомил Литвиненко с Гурьевым. У Федорова были производственные контакты с Горным институтом. И Литвиненко пригласили в качестве переговорщика. Гурьев и Антошин чуть не каждую неделю ездили в Петербург, в Горный. Один раз встречаться с «решальщиками» отправляли меня».

По еще одной версии, которую приводит и Forbes, первыми пятью процентами акций «Фосагро» Литвиненко наградили за дельный совет купить череповецкое предприятие «Азот». «Это неправда, – считает Сычев. – Покупкой «Азота» занимался бывший акционер «Фосагро» Александр Горбачев».

По данным «Ведомостей», Литвиненко владеет акциями «Фосагро» с 2007 года. А годом раньше, в 2006-м, Гурьев и Антошин вдруг оказались выпускниками Горного института. До этого первый имел звание мастера спорта по дзюдо и диплом Института физкультуры, у второго корочек не было.

Владимир Литвиненко в своем рабочем кабинете // Фото: spmi.ru

Налоговые претензии к холдингу насчитывали 17 миллиардов рублей. Суды по этому поводу продолжались восемь лет. Ходорковский еще сидел в тюрьме за уклонение от уплаты налогов, а «Фосагро» удалось не только отбить все обвинения, но и получить от государства рекордную компенсацию – 300 миллионов.

В 2014 году, по данным Forbes, Литвиненко купил у семьи Гурьевых еще 4,9% акций «Фосагро» за 270 млн долларов. А к 2017-му довел свою долю почти до одной пятой холдинга. Последнее его приобретение – пакет в 4,81%, который, пишут «Ведомости», продал ему Игорь Антошин за 15 миллиардов рублей. А двумя годами раньше, по данным той же газеты, в собственность подконтрольной Антошину компании «Виктория» перешли два исторических дома на Миллионной улице, близ Дворцовой набережной. До этого они принадлежали Горному университету. Точнее, государству.

Многофункциональность

В 1996 году, когда в Петербурге поменялась власть, Литвиненко установил добрые отношения с новым губернатором Владимиром Яковлевым. Тогда же началась история имущественного комплекса Горного, из-за обнародования которой ректор теперь судится с Transparency International и газетой «Деловой Петербург». Эти издания, а еще раньше – «Новая» писали, как в 1996 году распоряжением Яковлева университету был выделен участок на Васильевском острове под научно-лабораторный корпус с факультетом повышения квалификации.

Постепенно распоряжение корректировалось. Сначала при Яковлеве, а потом и при Валентине Матвиенко. Губернаторы в Петербурге менялись, но все благоволили к ректору Горного. Со временем «научно-лабораторный комплекс» совершенно законно превратился просто в многофункциональный. А фактически – в элитный квартал с жилыми домами и гостиницей. По данным Transparency International, когда все это великолепие было построено, из 11 объектов комплекса в собственности университета остались только два, а права на квартиры оказались в руках компаний, связанных с ректором Горного через его супругу и подчиненных. Квартиры в жилых домах продаются в среднем по 150 тысяч рублей за квадратный метр.

Фасад главного здания многофункционального комплекса «Горный» // Фото: sdelanounas.ru

Часть этих зданий действительно называется многофункциональным студенческим комплексом «Горный». Судя по информации на его сайте, студенты могут снять уютный двухкомнатный люкс за 8 тысяч рублей в сутки. К их услугам англоязычный персонал, фитнес-зал и платная парковка. Руководит комплексом Владимир Пагольский. На специальных форумах отельеров можно найти его вопросы о том, какие светильники лучше подобрать в отель для студентов.

По тому же адресу находится Управляющая компания «Горный». Управляет она девятью жилыми домами. И ею тоже руководит Владимир Пагольский. По данным СПАРК, он так или иначе связан с тремя жилыми комплексами Горного – как совладелец или глава управляющих компаний.

Видимо, это очень доверенный человек для Литвиненко. Пагольский входит в число учредителей благотворительного фонда «Авторская школа в селе Большая Хвощеватка». Возглавляет эту организацию директор той самой восьмилетки, куда ходил в детстве Литвиненко. Кроме того, в Большой Хвощеватке есть храм Святого Георгия, Пагольский прежде числился соучредителем прихода. Больше его с малой родиной Литвиненко ничто не связывает.

Владимир Пагольский (в центре) // Фото: spmi.ru

Но зато Пагольский – член Ассоциации ветеранов и сотрудников служб безопасности. И можно было бы подумать, что он тоже из числа знакомых Литвиненко в органах. Но у этого человека другая биография и, надо понимать, несколько другая профессия. Как рассказывает сайт одного из его охранных предприятий, родился Пагольский в Тихвине, там выучился в ПТУ на токаря, работал на заводе, «в 1992 г. с завода уволился, занялся коммерцией». А именно – выступил учредителем нескольких охранных контор. Еще ему принадлежат организации «Спортклуб дзюдо» и «Федерация сумо». Обе зарегистрированы по тому же адресу, что и благотворительный фонд помощи детям «Азбука надежды», учрежденный Пагольским и Литвиненко вместе. Как познакомились эти двое в 1990-х – можно только предполагать.

Счастливое состояние

В 2017 г. Forbes оценивал состояние ректора Горного университета в 850 млн долларов. «Ведомости» берут выше, называя Литвиненко долларовым миллиардером. Один из источников его дохода – дивиденды от акций «Фосагро», газета подсчитала, что с 2011 года по 2017-й он получил 8,9 миллиарда рублей. Сам он в прошлом году декларировал доход в 195,7 млн руб., из которых 6,5 млн в год – зарплата, состоящая из оклада и стимулирующих надбавок.

Владимир Литвиненко входит или входил в разное время в советы директоров компаний «Фосагро», «ВНИИгеофизика», «Росгео». Он вице-президент Российского газового общества. К его экспертному мнению прислушиваются в отрасли. Так, в 2013 году он объяснял, в какую авантюру вляпались американцы, связавшись со сланцевым газом. Один из соучредителей петербургского регионального отделения Общероссийского народного фронта.

Питерский штаб Путина вернулся в руки Литвиненко. Бывшие помощники дочки либо вышли из колоний раздавленными, либо прочно сидят по долгим статьям. Сама дочь напрасно разбивает лоб, пытаясь вернуть своего ребенка, а недавно суд в Петербурге еще и аннулировал ее российский паспорт. Счастливому ректору 62 года, и он продолжает побеждать.

«Новая» пыталась связаться с Владимиром Литвиненко, но, к сожалению, пока он не ответил на звонки. По совету его помощника редакция направила письменный запрос в ректорат. Пока известно, что у Владимира Стефановича не нашлось времени его прочесть.