Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Памятник разобрали на кирпичи
Фото: здание бывшей фабрики «Рихтер и Ко»

Памятник разобрали на кирпичи

14 марта 2018 11:25 / Общество

В поселке Ульяновка (Саблино) Тосненского района Ленинградской области, рядом с железнодорожной станцией, стремительно разрушаются останки объекта культурного наследия эпохи модерн – фабрики Рихтера.

Так как здание, точнее, выживший фасад находится на балансе ОАО «РЖД», то, по мнению областного Комитета по культуре, спасать его власти неправомочны. Здание фабрики детских игрушек Фридриха-Адольфа Рихтера было построено в 1913 году по проекту архитектора Евгения фон Баумгартена (его «перу», в частности, принадлежит левый корпус петербургского Музея железнодорожного транспорта). Фабрика прославилась якорными каменно-строительными кубиками – одним из первых детских конструкторов. Из набора этих кубиков, преподнесенного цесаревичу Алексею Николаевичу, можно было построить макет Исаакиевского собора.

Накануне революции Саблино было едва ли не самым модным дачным местом к югу от столицы. Количество резных домиков-пряников могло если не соперничать, то встать в один ряд с курортами Карельского перешейка. Здесь было несколько летних театров, конный трамвай, ландшафтный парк на берегах Тосны, где прогуливалась праздная публика. Деревянные остатки былого великолепия еще кое-где доживают свой век на ульяновских улицах. Один из них, с кружевным эркером-верандой, который недавно горел, стоит по соседству с руинами фабрики Рихтера. Это не случайно: в доме находилась аптека фирмы «Рихтер и Ко». Еще до постройки игрушечной фабрики, в 1898 году, Рихтер основал в Саблино производство медицинских препаратов. Сейчас в памятнике деревянного зодчества ждут расселения несколько семей. После этого его, скорее всего, снесут.

Так выглядит сегодня здание бывшей аптеки

Но если в гибели деревянных домов формально обвинить некого (за единственным исключением они не имеют охранного статуса), то разрушение каменной фабрики Рихтера происходит под неусыпным надзором ответственных лиц. В 1983 году решением Леноблисполкома здание было включено в реестр объектов культурного наследия областного значения. И пока этот статус не снят, несмотря на инициативы местной администрации.

С началом Первой мировой войны в помещении фабрики открыли лазарет, а с 1916 года производство игрушек было полностью свернуто. Здание было передано Николаевской железной дороге, которая до 1927 года размещала в нем свою типографию, а в 1929 году открыла ведомственную больницу. Больница просуществовала 70 лет. Ее закрыли в 1999-м, и меньше чем за четыре года здание превратилось в руины. Собственник – ОАО «РЖД» – ничего не предпринимал для его охраны, и жители начали растаскивать стены на кирпичи. В поселке можно встретить дорожки, вымощенные дореволюционными кирпичами с клеймом «Колпино». По информации местного краеведа и депутата Татьяны Слепневой, они вытащены из стен фабрики Рихтера.

На вопрос «Новой», почему Комитет по культуре Ленинградской области не занимается сохранением памятника, нам ответили, что чиновники не имеют на то права: «Использование бюджетных средств на реставрацию и восстановление объектов культурного наследия, находящихся в негосударственной собственности, является нарушением действующего законодательства. Соответственно, Комитет по культуре Ленобласти не уполномочен финансировать проведение подобных работ». При этом ведомство сослалось на закон «Об объектах культурного наследия народов РФ» – расходы на содержание и сохранение памятника обязан нести собственник. Но если собственник пренебрегает своими обязанностями, как быть тогда? Тот же самый 73-ФЗ наделяет комитет широкими полномочиями по наказанию нерадивых владельцев. Согласно ст. 11.6 он имеет право, во-первых, выдать предписание об устранении нарушений, во-вторых – привлечь РЖД к административной ответственности. И наконец, если перечисленное не помогает, комитет вправе подать в суд иск либо о понуждении РЖД к исполнению обязательств, либо об изъятии самого памятника и его земельного участка из частной собственности. Подобные прецеденты уже есть, по крайней мере в Петербурге. В 2015 году КГИОП СПб через суд отобрал у собственника дом-памятник поэта Федора Слепушкина, в котором бывал Александр Пушкин. Основания схожи: неисполнение охранных обязательств, приведшие к пожару.

Фото: pastvu.com

Однако Комитет по культуре Ленобласти лишь «неоднократно обращался в адрес руководства РЖД с просьбой законсервировать объект и ограничить к нему доступ граждан», но «не получил отклика». То есть не было ни штрафов, ни судебных исков. Интересно, что, по информации из совета депутатов Ульяновского МО, РЖД давно готовы были передать руины муниципалитету, но последний не готов их принимать. Как минимум не готов принимать в качестве памятника, так как это влечет за собой непосильное для местного бюджета обременение. Даже чисто моральные обязательства (ведь руины стоят посреди поселка и портят вид) местную власть настолько утомили, что она пытается от них избавиться.

В прошлом году глава поселения Константин Комалетдинов честно заявил районной газете, что добивается исключения здания фабрики/больницы из реестра объектов культурного наследия. Притом что подобных объектов в Ульяновке не то чтобы густо: кроме фабрики Рихтера, есть еще дом Ульяновых-Елизаровых, где снимала дачу семья сестры Ленина (кстати, несколько лет назад там тоже был пожар). Но иметь на своей территории памятники культуры, оказывается, не только не почетно, а очень накладно. «Раз памятник находится на территории Ульяновки, мы должны содержать его в надлежащем виде, – отвечает на вопросы жителей Татьяна Слепнева. – Но так как он принадлежит РЖД, то денег на него нам не дадут. А если потратим из бюджета поселка, то это будет считаться нецелевым использованием средств».


Вполне возможно, что Комитет по культуре не подает в суд вовсе не потому, что боится проиграть всемогущему ОАО «РЖД», а как раз потому, что боится выиграть. Руины, которые требуют средств на восстановление, не нужны никому – ни РЖД, ни региону, ни поселению.


А вот освобожденный от них участок, надо думать, будет интересен всем: он выгодно расположен рядом со станцией, имеет хорошие видовые характеристики и транспортную доступность. Значит, нужно просто подождать, когда памятник станет «безвозвратно утраченным», а затем вывезти последние кирпичи с клеймом «Колпино» и использовать участок по своему вкусу.

Есть и другой вариант. Он красив, но очень сложно осуществим. А именно – найти инвестора для организации в Саблино санаторно-туристического центра. Здесь есть лечебные глины, есть минеральные источники. В здании фабрики Рихтера можно было бы разместить гостиницу или профилакторий. А в свободное от лечебных процедур время отдыхающие могли бы посещать местные достопримечательности – пещеры, водопады, бывшую усадьбу Алексея Толстого Пустынька, краеведческий музей (отличный, надо сказать) или ездить в экскурсионные маршруты по уцелевшим старым дачам.

Но это мечты, а пока саблинские активисты собирают подписи под письмом в прокуратуру, в котором просят наказать обоих фигурантов истории: ОАО «РЖД» – за то, что забросило вверенный ему памятник, а Комитет по культуре – за то, что вовремя не наказал РЖД.


Пресс-служба Октябрьской железной дороги опровергла информацию Комитета по культуре Ленинградской области о принадлежности руин объекта культурного наследия в поселке Ульяновка

Начальник службы корпоративных коммуникаций Октябрьской ж/д Дмитрий Туринский утверждает, что данный объект «не вносился в уставной капитал ОАО «РЖД» и не регистрировался в собственность компании. Согласно Постановлению ЗакСа ЛО от 22.10.2002 № 838 «Об утверждении перечня объектов государственной собственности РФ, передаваемых в собственность Ленинградской области», имущество государственного учреждения «Узловая больница на станции Саблино Октябрьской железной дороги» должно находиться в собственности Ленинградской области».

В пресс-службе добавили, что и земельный участок, на котором расположен полуразрушенный памятник (Ульяновка, Типографская ул., д. 3а), РЖД не принадлежит.

На нашу просьбу прокомментировать возникшее противоречие в ведомстве предположили, что упомянутое постановление Заксобрания было исполнено не до конца и собственность Ленинградской области на здание и участок не были оформлены. Если это так, то объект наследия уже более 15 лет является бесхозным.