Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Пролог к драме со сносом
Фото: Здание казарм лейб-гвардии Семеновского полка (2014) // www.citywalls.ru

Пролог к драме со сносом

11 мая 2018 18:53 / Общество

Владимир Мединский решил придать ускорение строительству новой сцены МДТ, распорядившись снести здание лейб-гвардии Семеновского полка.

Рядовой, но редкий

Двухэтажный выдержанный в классическом стиле дом № 7 по Звенигородской (1798–1800 гг., арх. Ф. И. Волков, Ф. И. Демерцов) – то немногое, что осталось от полкового комплекса к началу нулевых, когда его территорию принялись зачищать под строительство торгово-развлекательного центра «Нептун». В 2002-м, под вторую очередь ТРЦ, сняли охранный статус и с этого домика. Сочли не заслуживающим особых привилегий образчиком рядовой архитектуры – хотя таких рядовых, не покалеченных позднейшими над- и перестройками, в Петербурге по пальцам перечесть. Но до реализации тех планов дело не дошло. Десятилетие спустя участок отошел под строительство новой сцены МДТ – Театра Европы Льва Додина, и разработчик архитектурного решения (мастерская Михаила Мамошина) предусмотрел сохранение с приспособлением старых стен под входную зону. А дабы минимизировать негативное на них воздействие, подземную парковку предложили увести под дворовое пространство.

Такой подход во многом и обеспечил поддержку Совета по сохранению культурного наследия в 2014 г. Годом позже архитектурный раздел проекта нового театра получил положительное заключение Главгосэкспертизы, а профессиональное сообщество признало эту работу мастерской Мамошина лучшим архитектурным проектом Петербурга за 2015 год. Заказчик – Северо-Западная дирекция по строительству, реконструкции и реставрации Министерства культуры РФ (СЗД) – планировал ввести объект в строй к лету 2018-го, теперь называют 2020-й. С ремаркой: «Если градозащитники не помешают». Хотя, сдается, вовсе не там следовало бы искать причины выхода из графика, выявленного следствием мошенничества с хищением бюджетных средств и необходимости изыскания дополнительных возможностей для спасения исторического здания, доведенного при попустительстве Минкульта до аварийного состояния подрядчиком, получившим госконтракт по конкурсу с единственным участником.

Разрушение под присмотром Минкульта

Апрельской ночью 2015 года в двухсотлетнем доме случился пожар – как сообщала пресс-служба ГУ МЧС по Петербургу, «на втором этаже капитально ремонтируемого здания горел мусор на площади 50 квадратных метров». Хотя на тот момент разрешения на строительство еще не выдавалось, его получат лишь в сентябре 2016-го. Огонь перекинулся и на чердак, обрушилось около 30 кв. метров кровли.

После того как за дело взялась компания «Стройсоюз СВ», с которой в декабре 2015-го был заключен первый контракт на строительство (на 2,5 млрд), кровлю со здания содрали целиком, следом разобрали стропильную систему, часть внутренних капитальных стен и все перегородки.

Состояние здания к 2017 году // Фото: www.save-spb.ru

«В таком выпотрошенном виде здание стоит третий год. Почему и зачем это было сделано? – задается вопросом зампредседателя Петербургского отделения ВООПИиК Александр Кононов. – Ведь на том этапе работ должны были заниматься лишь обустройством подземного уровня. При этом надлежащего укрепления и усиления конструкций не провели – пошли трещины, дворовая стена, оказавшаяся на краю котлована, стала крениться».

В 2016 г. СЗД расторгнет договор со «Стройсоюзом» в одностороннем порядке – ссылаясь на срыв установленных сроков и проблемы с банковской гарантией (у выдавшего ее Мико-банка отозвали лицензию, он пошел под банкротство). Впрочем, впоследствии судом двух инстанций будет признано, что СЗД разорвала контракт незаконно.

 Новый контракт на строительство (на 2 млрд) заключат с компанией «Транспет групп» Бориса Ротенберга, которая выйдет на площадку весной 2017-го. Историческое здание будет по-прежнему тихо разрушаться – установленные по прошившим стены трещинам маячки лопаются один за другим.

Теперь, согласно заключению техобследования, состояние всех конструкций признано аварийным.

Устный приговор

Похоже, что все это время поиском способов спасения дома озабочены были лишь градозащитники. СПб ВООПИиК привлек квалифицированных специалистов, предложивших способы сохранения и укрепления фасадных стен. «Транспет групп» не возражал против их применения, но отсылал к заказчику – ему решать.

«Мы, – рассказывает Кононов, – на протяжении полугода ходили в СЗД регулярно, обсуждали разные варианты, выслушивали и принимали в работу их замечания и предложения, вносили корректировки, просчитывали сметы. Привлеченные нами специалисты готовы были выполнить полноценный проект спасательных работ. И в общем было такое ощущение, что есть понимание со стороны заказчика, процесс движется в благоприятном для здания казарм направлении. Но вдруг на последнем рабочем совещании 8 мая директор СЗД Наталья Волынская сообщила нам:


«Владимир Мединский лично распорядился казарму снести, дабы в кратчайшие сроки завершить строительство. И снос может начаться уже в ближайшие выходные, если министр не изменит своего решения».


«Без обид», – сказали нам на прощание».

Форма, в которой отдано распоряжение министра (а точнее, после отставки правительства – временно и. о. министра), осталась за кадром – как можно предположить, речь идет об устном указании. После того как градозащитники распространили тревожную информацию об уготованной исторической казарме участи, СЗД попыталась ее дезавуировать, но весьма неубедительно: заявив о том, что ведомству ничего не известно о «целеполагании» появившихся тревожных публикаций и что «мы сейчас ничего не сносим».

Насчет ближайших выходных – это они, пожалуй, погорячились. Как минимум на демонтаж должно быть надлежащим образом оформленное и изданное распоряжение. Кроме того, в согласованный Главгосэкспертизой проект заложено сохранение и приспособление здания, а не его снос. В случае сноса закон предписывает воссоздание – на что требуется задание, проект, историко-культурная экспертиза, согласования. А выполнение этих работ не закладывалось в ТЗ к тендеру на проектирование. Значит – необходимо проводить новый.

Может статься, самому Владимиру Мединскому считаные дни остается греть министерское кресло. Но оставлять его, дав прощальным жестом отмашку на снос здания, связанного с военной историей России, с историей одного из самых прославленных ее первых полков, образованных еще Петром Великим, было бы совсем позорно для Владимира Ростиславовича как председателя Российского военно-исторического общества и как министра культуры.

Да и стоит ли добавлять очередной громкий скандал к тем, которыми и без того оброс этот проект?

Мединский и скверна

Напомним, что летом прошлого года следственная группа ФСБ провела в СЗД выемку документов, связанных с контрактом 2013 года на проектирование новой сцены МДТ. В феврале года нынешнего, по итогам проверки, было возбуждено уголовное дело о мошенничестве.

Владимир Мединский заявит, что проверка спецслужб была инициирована его ведомством: «Два года Министерство культуры добивалось этого. Мы и дальше будем бороться со скверной, надо наказать жуликов. Вся ответственность лежит на подрядчике».

По версии следствия, компания «Театрально-декорационные мастерские», с которой был заключен контракт на генпроектирование (240 млн), получив аванс (45 млн) на подготовку рабочей документации, так и не представила ее заказчику.

Деньги сочтут похищенными «лицами, действующими от имени привлеченных к реализации контракта фирм «Стройсоюз СВ» и «М-Проект» и потраченными на приобретение недвижимости и автомобилей класса люкс. Среди фигурантов дела, взятых под арест, оказался, в частности, руководитель компании «Стройсоюз СВ» Максим Корнеев (обвинение предъявлено по ч. 4 ст. 159 УК РФ – мошенничество в особо крупном размере, совершенное организованной группой). На момент заключения госконтракта на строительство со «Стройсоюзом» эта компания, по данным газеты «Коммерсант», контролировала более 50% ТДМ.

Осмотр хода строительства новой сцены МДТ (август, 2017) // Фото из твиттера Владимира Мединского

В подвешенном состоянии остается и вопрос использования прав на проект театрального здания, выполненный мастерской Михаила Мамошина по договору субподряда с ТДМ. Из причитающихся 24,8 млн мастерской перечислили лишь 17,5 млн, а остальную сумму пришлось выбивать через суды. Несмотря на выигранное в двух инстанциях дело, по факту получить причитающиеся средства не удается по сей день: ТДМ проходит процедуру банкротства, а долги за ним миллиардные.

Согласно договору, исключительные права на проект могут быть переданы ТДМ только после окончательных расчетов. Поскольку этого не произошло, Михаил Мамошин полагает недопустимым вести строительство новой сцены по его проекту. Его использование компанией ТДМ запрещено мартовским решением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда. Но заказчик строительства исходит из того, что на него-то такой запрет не распространяется – поскольку, как поясняла журналистам Наталья Волынская, СЗД полностью оплатила работы генподрядчику (ТДМ).

На официальном сайте МДТ реализуемый проект и вовсе представлен как труд двух авторов – Михаила Мамошина и Александра Боровского, сценографа и главного художника этого театра, притом что последний – не архитектор, не имеет лицензии на соответствующие работы и не создавал чертежи в составе согласованной проектной документации. Но на сайте театра под эссе, где он рассказывает о своем видении будущей новой сцены, стоит подпись: «Александр Боровский, автор идеи и автор проекта театра».

По словам Мамошина, он готов был закрепить за театральным художником статус консультанта проекта, но такой вариант вторую сторону не устроил. «Записывать Боровского в соавторы я отказался, и мне перестали платить деньги», – пояснил «Новой» Михаил Мамошин.

До недавнего времени архитектор и его представители продолжали вести переговоры с СЗД, надеясь на цивилизованное разрешение ситуации. По словам Михаила Александровича, в дирекции сулили возобновить с его мастерской нормальную совместную работу, закрепить за ней авторский надзор, провести новый тендер на корректировку документации. Но ничего из этого сделано не было.


По данным источника «Новой», осведомленного о нынешнем положении дел на площадке будущей новой сцены МДТ, рабочая документация готовилась и менялась уже в процессе строительства. Постоянно вносились изменения (говорят о более 160 новых вводных, вызванных дополнительными пожеланиями руководства театра), что в итоге привело к ощутимым отступлениям от базового проекта.


К сожалению, получить оперативно комментарий руководства МДТ «Новой» не удалось – театр гастролирует в Лондоне. Но еще в январе 2018 года Лев Додин, после удививших его комментариев руководителя СЗД Натальи Волынской, опубликовал на сайте театра заявление, где утверждается, что «ни у театра, ни у меня со времени согласования проекта театра не возникало ни одного нового желания, ни одного нового предложения. […] Мы не выражаем, не выражали и не будем выражать новых идей и пожеланий, поскольку все идеи, которые мы хотели заложить в этот проект, мы заложили в него с самого начала».

Однако госзаказчик настаивает на своей версии, которую Наталья Волынская в очередной раз представила на пресс-конференции в середине апреля: «Сегодня ведется корректировка проектной документации по желанию театра, разрабатывается рабочая документация. Для внесения этих изменений мы корректируем проект и в самое ближайшее время пойдем на экспертизу».

В минувший четверг открытое письмо с призывом не допустить сноса здания казарм, принять меры к сохранению и укреплению исторических стен направлено в адрес Владимира Мединского, а также председателя правительства РФ, главы администрации президента и губернатора Петербурга. Обращение подписали режиссер Александр Сокуров, депутаты ЗакСа Борис Вишневский, Оксана Дмитриева, Алексей Ковалев и Максим Резник, зампредседателя Совета по сохранению культурного наследия при правительстве Петербурга Михаил Мильчик, зампред СПб ВООПИиК Александр Кононов и координатор движения «Живой город» Юлия Минутина.

«Новая» будет следить за развитием ситуации.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close