Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Бензорез как знак уважения к суду
Фото: снос незаконного забора активистами / Ирина Андрианова

Бензорез как знак уважения к суду

14 июня 2018 13:51 / Общество

10 июня тишину на берегу озера Лассылампи в поселке Новое Токсово разорвал визг бензореза. Местные жители и активисты пилили незаконный забор

Точнее, бензорез просто исполнял решение суда. 6 июня природоохранная прокуратура Ленинградской области, которая требовала снести злосчастный забор, забрала свое исковое заявление, заявив, что их требования удовлетворены и забор снесен. Помощник прокурора Рамила Агаева представила акт о якобы выезде на место и фиксации снесенного ограждения. Надо ли говорить, что на самом деле на берегу не пострадал ни один столбик?

За два дня до суда местная жительница Диляра Новопашина специально наведалась в прокуратуру со свежими фотографиями забора. Чтобы, не дай бог, ответчик не вздумал ввести правосудие в заблуждение. «Приобщить фото к иску Агаева отказалась под тем предлогом, что прием граждан у нее по пятницам, – говорит Новопашина. – Тогда я написала заявление и вместе с фото опустила в ящик, висящий в прокуратуре на стене. Там написано, что выемка производится с 12.00 до 17.00. Дело было в 12.30. Кстати, ответа на электронную почту о регистрации моего дополнительного обращения я так и не получила». А 6 июня в руках Агаевой в суде появился акт о «снесенном заборе».


«После заседания, на котором дело было, естественно, закрыто, я написала и отправила заявление об ознакомлении с этим «актом», – продолжает Новопашина. – Ответа о регистрации заявления до сих пор нет, хотя должно было прийти в течение трех календарных дней».


Как можно догадаться, берег на Лассылампи захватили не совсем обычные люди. 900 метров берега небольшого озера поделили между собой три персоны. Два гектара на заросшем лесом полуострове достались вице-президенту Роснефти (он же – президент Башнефти) Андрею Шишкину. Лет семь назад он приобрел поместье у родителей убитого криминального авторитета Романа Цепова. Дом нефтяника стоит на материковой части; на полуострове, вероятно, у него личный парк. Далее идут два участка председателя местного ТСЖ «Нежность» Владимира Мутохина, который известен тем, что приватизировал и закрыл забором дорогу, ведущую от Токсовского шоссе, и превратил ее в частный подъезд для себя, Шишкина и ближайших соседей. Охранник в будке не пропускает по дороге даже пешеходов. В августе прошлого года жители пригласили съемочную группу НТВ. После съемок взрослый сын Мутохина Леонид напал на Диляру Новопашину и ее племянника и бил ее ногами, обнаружив их на «частной дороге». 12-летний племянник снял происходящее на телефон. Он убежал от охранника Мутохиных в лес и снимал из-за кустов. В УМВД  проверку волокитили и в результате в возбуждении уголовного дела  отказали.

  • 4 июля 2018 г. в УМВД России по Всеволожскому району Ленинградской области «Новой» подтвердили, что в августе 2017 года Диляра Новопашина действительно обращалась в полицию с заявлением о получении телесных повреждений. «В ходе проверки по данному заявлению было установлено, что женщина за медицинской помощью не обращалась и от судебно медицинской экспертизы отказалась. По результатам проверки в установленные законом сроки было принято процессуальное решение которое направлено в надзорный орган», – говорится в сообщении пресс-службы ведомства. 

Наконец, замыкает шеренгу берегозахватов дача гендиректора Первой мебельной фабрики Александра Шестакова.

После долгой переписки с чиновниками (администрация Токсово и вовсе «не замечала» нарушений) жители, казалось бы, добились успеха: природоохранная прокуратура подала сразу два иска в суд об освобождении берега – к нефтянику Шишкину и мебельщику Шестакову. Мутохина силовики почему-то проигнорировали, но это было не важно – забрезжила надежда! Однако в исковом заявлении к президенту Башнефти прокуратура сделала ошибку в адресе и упорно не исправляла ее, дожидаясь, пока Всеволожский суд вернет заявление. Что и произошло. Заседания по Шестакову представительница прокуратуры игнорировала, а когда жители начали жаловаться, закрыла это самое дело описанным выше способом. Нужно ли уточнять, что оба дела вел один человек – Рамила Агаева? Отзывом иска Агаева лишила государство возможности бороться с этим забором и в будущем: по закону лицо, отказавшееся от своих исковых требований, лишается права подавать аналогичный иск. Шестаков, наверное, был ей благодарен.

Но жители и активисты сделали то, что, судя по предъявленному акту, еще 5 июня добросовестно выполнили сами хозяева! Ольга Шестакова, невестка мебельщика, которая издали наблюдала за демонтажом, на своей страничке в инстаграме возмутилась: «Воскресное утро... Я только не понимаю, почему забор с одной стороны спилили, а не с двух? Мы же двумя сторонами в озеро приходим, а не одной. Все побросали, доски, столбы и ушли, а мусор кто будет выносить? А это администрация, нет слов... Это настоящее самоуправство, УК РФ, статья 330».

Какое же самоуправство, если забора уже не было? Под постом хозяйки следуют комментарии ее друзей: «Эти активисты лучше б так убирали за собой на открытых пляжах! А то для них открыть все, так будет уже не озеро, а помойка».

Конечно, это далеко не конец истории. Ленинградскому областному прокурору уже направлено обращение со свидетельством должностного преступления его подчиненной Рамилы Агаевой. Природоохранная прокуратура, чтобы сохранить лицо, может подать откорректированный иск к нефтянику Шишкину и долгожданный иск к Мутохину.