Ахматовские коты
Фото: Рыжий (он же Рыжик, он же Ося)

Ахматовские коты

18 июня 2018 13:41 / Общество

О котах, живущих в Эрмитаже, знают почти все. Не менее прекрасны три музейных кота, живущих в Фонтанном доме, – Рыжий, Кеша и Персик.

«А Персик вышел?» – спрашивает охранник Александр Леонов у гардеробщицы музея Ахматовой. Та кивает. Александр Иванович хочет показать «младшенького», но тот, видимо, гуляет. «У котов свободный вход и выход, но далеко они не уходят, это их вотчина», – показывает на сад Леонов. С наибольшей вероятностью троицу можно встретить у гардероба или в кассе (там они лежат на столе или дремлют на книгах). Иногда, устав от внимания посетителей, коты поднимаются в кабинет директора.

Появились они в музее не потому, что Иосиф Бродский очень любил котов, – нет, просто прибились. Удивительно лишь то, что все трое – рыжие.

Рыжий

Рыжий (Рыжик, Ося) был первым. По словам директора Нины Поповой, он появился около десяти лет назад: пришел раз, его покормили, потом второй, третий – и решил остаться. Ольга Олеговна, кассир музея, говорит, что Рыжий очень спокойный, терпеливый.

«Характер у него покладистый, но он никогда не будет делать то, что не хочет, – говорит ветеринар Анна Кондратьева, которая лечит котов музея Ахматовой. – Мне кажется, я уже лет восемь его знаю. Мы с сыном ходили в Фонтанный дом на детские программы, и у него с Рыжим связаны малышовые воспоминания. Недавно коту нужно было попасть к стоматологу (удаляли зубной налет), и ребенок сам с гордостью отвез старого друга к врачу, переживал за него и опекал».


По ее мнению, Рыжий – самый популярный из трех котов, его чаще всего фотографируют. «Прежде всего потому, что он большой, яркий и обычно не бегает, а возлежит и позволяет себя погладить», – объясняет Анна.


Александр Леонов рассказывает, что однажды в музей пришли две девушки и в гардеробе встретили Рыжика. «О, котик!» – воскликнула одна. «Ира, Ира, пошли!» –тянула ее подруга. В итоге они ушли, но Ира почти сразу вернулась. Когда, осмотрев экспозицию, спустилась подруга, снова началось: «Ира, ну пошли!»

Обычная картина: Рыжий растянулся на красном пуфике возле гардероба и принимает поглаживания. За десять минут его могут потрогать человек пять, а он даже не откроет глаза. Говорят, что к сотрудникам даже подходили посетители со словами: «Ой, у вас там котик умер». Пришедшие просто не знали, что Рыжий не реагирует ни на что, потому что уверен: здесь его не обидят.

Кеша

«Пришел худой, но красивый», – вспоминает кассир Ольга Щеглова. И дает Иннокентию характеристику: веселый, хулиган, задира, мальчик с характером.

Анна Кондратьева познакомилась с Кешей, когда он только попал в музей: у него была травма хвоста, но все зажило довольно быстро. «Я тогда и познакомилась со «смотрителями» котов, по совместительству – охранниками, – говорит врач. – Из них вышли бы отличные медбратья. Они помогали с обработкой раны, выполняли все рекомендации».

Кот Кеша

«Смотритель котов» Александр Леонов говорит, что по утрам первым делом проверяет: где кот, куда делся? «Они встречают, знают – пришел, обязательно накормит (на еду котам музей ведет сбор средств.Ред.). Если не накормлю, то придет Ольга Олеговна или другой кассир. Голодными они не останутся».

Анна добавляет, что Кеша очень любит снег, прыгает по сугробам: мышкует, как лисенок. Рыжий не так любит снег, больше – теплые батареи. Любознательный Кеша обожает, когда в музее собирается много людей: можно пройти мимо, посмотреть, махнуть хвостом.

«Года четыре назад у нас проходил семинар, и лекцию о Бродском читал Томас Венцлова, – рассказывает Нина Попова. – Как сейчас помню, это было в Малом зале. И вот он заканчивает: «Иосиф мне говорил: «Томас, если ты когда-нибудь будешь сидеть дома и увидишь, что к тебе зайдет кот, не гони его – это буду я». Через минуту открывается дверь и входит второй рыжий кот. Можно сказать, что это литературная игра, но фраза еще висела в воздухе, когда зашел кот».

Персик

«А Персика я сама подобрала, – говорит Нина Ивановна. – Это было 27 января 2015 года. На улице минус 18. У нас проходило мероприятие, посвященное блокаде и войне. Я после него вышла на улицу, а у ворот кричал кот – ему, видимо, было больно. И какая-то женщина рядом сказала не мне, а в воздух: «Говорите о сочувствии, сострадании, а я этого кота пыталась отдать вахтеру, но он сказал, что не нужен». Я взяла кота, пришла к вахтеру, и, ничего не выясняя, сказала: «Он останется здесь до утра». А этот кот по фактуре похож на моего домашнего Филю, поэтому я решила, что если он тут не приживется, возьму домой. Но все стали им заниматься – и теперь он здоровенький, толстенький».


Персик, по словам Поповой, литературой не интересуется, ходит сам по себе: «У него, видимо, было какое-то болезненное детство, отрочество, он массовых [мероприятий] не любит».


Сначала вид у Персика был страшный и ободранный, одна лапа висела, была еще травма глаза и рана на спине. «Но он быстро пошел на поправку, – говорит Анна Кондратьева. – У него был и перелом задней лапы – мы думали про внутрикостную фиксацию, но все обошлось».

Анна считает, что у всех трех котов особенных проблем со здоровьем нет, чаще она с ними видится для профилактики. «И к тому же они мирно сосуществуют, – заключает она. – Мне кажется, понимают, что одному Рыжему на таком объекте жить тяжело: слишком большое внимание со стороны посетителей, и они с удовольствием делят это внимание на троих».

Да и коллектив здесь дружный и доброжелательный. Все настолько уже привыкли: «А где котики? Где Персик, где Рыжий?»

Кот Персик

***

«Однажды к нам прибилась собака, – говорит Нина Попова. – Появилась, ее покормили, и она осталась. В один из дней я прихожу на работу, а вахтер сообщает: «У нас проблема». «Какая?» Он: «Коты не могут пописать. Посмотрите, собака ходит по саду». Коты сидели за стеклом и смотрели в сад, понимая, что их пространство занято. Ей построили будку, днем привязывали на цепь, а на ночь выпускали. И она прожила у нас почти полгода, а потом ушла гулять и не вернулась. Моя коллега как-то, посмотрев на собаку, сказала: «В следующий раз к нам прибьется теленок».