Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Камю. Чума. Сабск

Камю. Чума. Сабск

23 июля 2018 10:16 / Общество

В Ленинградской области в ряде населенных пунктов введен особый режим.

У деревни Большой Сабск в Волосовском районе установлен санитарный кордон. Рядом дежурит цистерна с синим ветеринарным крестом и с раствором хлорки. И человек, которому даже в тридцатиградусную жару запрещено снимать защитный белый балахон, из шланга обрабатывает большую песочницу, которой оборудован въезд в деревню, и колеса машин.

– Дезбарьер, – коротко объясняет человек в балахоне, поливая песок хлоркой. – Дезинфекционный барьер. Чтобы вы не вывезли отсюда заразу. И сюда не привезли.

В деревню Большой Сабск пришла африканская чума свиней – АЧС. Чтобы население осознавало масштаб угрозы, на деревянной времянке рядом плакатами «Ветеринарно-полицейский пункт», «Карантин», «Контроль», «Опасность» приколота красочная памятка с устрашающими фотоснимками.

Большой Сабск – это советская деревня. Ее костяк составляют блочные пятиэтажки, в которых свиней, понятно, не заводят. «А, чума? – равнодушно отвечает мне женщина с миксером, вышедшая из подъезда, и машет рукой. – Это где-то там, у частников. Больше ничего не знаю». Из памятки, которую распространял ветнадзор, местное население узнало, что людям чума не угрожает, и успокоилось. Машины на въезде-выезде послушно тормозят в «песочнице» на обработку.

Смертельное заболевание, косящее только один вид парнокопытных, свиная чума, впервые была зарегистрирована в Африке в начале XX века. В 1950-х вспышки стали фиксировать сначала в Европе, на Пиренеях, потом в Латинской Америке. От нее нет лекарств, вакцины не придумали до сих пор, и в целом ситуация такая же, как с чумой в Средние века. Остальным теплокровным, включая человека, болезнь не страшна, они могут быть только вирусоносителями. Зато среди свиней смертность стопроцентная. В неблагополучном регионе даже те, у кого симптомов не выявлено, подлежат «уничтожению бескровными методами».

Cанитарный кордон на въезде в Большой Сабск // Фото: Ирина Тумакова Cанитарный кордон на въезде в Большой Сабск // Фото: Ирина Тумакова

– Это безболезненно, – заверил «Новую» ветеринар в Большом Сабске. – Один укол – и животное засыпает. Оно бы все равно умерло от чумы, только в мучениях.

В Большом Сабске подвергли эвтаназии 29 свиней. Санитарный кордон тут стоит с 7 июля, когда обнаружились первые случаи чумы. Хозяйка животных сама вызвала ветеринара и пожаловалась на смерть двух свиней от неустановленной болезни. Пробы выявили вирус АЧС. Выяснилось, что женщина торговала поросятами, и потомство ее свиноматки пришлось разыскивать по окрестным дворам.

– Владелец свиней говорит, что ездил в лес в Лужский район, в Осьмино, и его машина сбила дикого кабана, – рассказал «Новой» главный государственный ветеринарный инспектор Ленобласти Идрис Идиатулин. – Так он занес вирус на свое подворье.


В охотничьем хозяйстве у деревни Осьмино эпидемия начала косить диких кабанов в июне: 10-го числа лесники нашли четыре трупа, потом еще два и вызвали ветеринарных инспекторов. В лаборатории подтвердился диагноз, которого в Ленобласти боялись последние десять лет.


– До этого в Ленинградской области вирус африканской чумы свиней не регистрировался, – говорит Идиатулин. – Мы ежегодно брали свыше двух тысяч проб при лицензионной добыче кабана – и все эти годы были благополучны.

Все эти годы – это десять лет с тех пор, как вирус АЧС впервые появился в Российской Федерации. В 2007 году масштабные вспышки свиной чумы были зафиксированы в Грузии. В августе 2008-го Россия, как известно, проводила в этой стране «операцию по принуждению к миру» и страну «навестили» тысячи российских солдат. Скоро падеж свиней от чумы начался на Северном Кавказе и на юге России. Оттуда вирус распространился на Центральный федеральный округ. По данным Россельхознадзора, было зафиксировано порядка пятисот вспышек, а Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН подсчитала, что в России уничтожили миллион свиней, материальный ущерб составил 30 миллиардов рублей. В 2016 году вирус пришел в Крым. К 2017-му свиньи пали в Калининградской области, и это заставило насторожиться Европу, где верили, что налаженная культура свиноводства защищает их от напасти.

В Петербурге и Ленинградской области, повторяет главный областной ветинспектор, за эти годы не было ни одной вспышки в дикой природе. Да и кабан-то для нашего региона – животное не характерное, потому что теплолюбивое, завезен был в 1970-х годах и прижился. И всего две вспышки случались в личных подсобных хозяйствах. В 2009 году в Кировском районе военные одной из частей накормили свиней необработанными пищевыми отходами. А те невесть каким образом оказались заражены вирусом. Пришлось уничтожить все поголовье – 19 свиней. Через год по похожей причине заболели свиньи в цыганском подворье в Красном Селе. Их кормили необработанными отходами с птицефабрики в Ломоносовском районе. В обоих случаях, подчеркивает Идиатулин, ветнадзору удалось избежать вторичных вспышек.

Фото: Ирина Тумакова Фото: Ирина Тумакова

Один грамм инфицированного мяса, отмечает главный ветеринарный инспектор, может заразить 50 свиней. А один труп инфицированного животного – поголовье в три миллиона. Поэтому в 2013 году, как раз когда ООН подсчитывала ущерб от АЧС в России, Ленобласть запустила программу по перепрофилированию личных свиноводческих хозяйств.

– Чтобы минимизировать риски, – поясняет ветинспектор. – Личные подсобные хозяйства гораздо более подвержены заражению, чем крупные промышленные. Частники в поисках кормов или при покупке поросят могут искать что-то попроще, подешевле и пренебречь санитарными правилами. В промышленном товарном свиноводстве такие случаи должны быть исключены, мы должны научиться вести его в условиях, когда есть риск занести вирус АЧС из дикой природы. Надо обеспечить и культуру свиноводства, и поступление кормов только из благополучных регионов.

Программа перепрофилирования подразумевала, что у граждан выкупали их личных свиней по 95 рублей за килограмм живого веса, убеждая их разводить каких-нибудь других животных. Овец, там, кроликов. Даже если вирус угнездился где-то в хозяйстве, он будет безопасен, пока нет свиньи. Живучесть он сохраняет порядка двух лет. К 2017 году в Сланцевском районе уже не осталось ни одной свиньи. Там, по словам Идиатулина, было уничтожено 168 голов.

– Большая работа по перепрофилированию проводится в Кингисеппском районе, мы там убрали уже 114 голов, – добавляет главный госветинспектор. – Еще 50 голов осталось. Такую же работу проводим в Лужском районе, там согласились на перепрофилирование в подворьях, где общая численность свиней 154 головы. Мы четко разъясняем владельцам: уберечь животных вы все равно не сможете.