Ротенберг и другие архитектурные фамилии
Фото: водонапорная башня в Токсово // toksov.spb.ru

Ротенберг и другие архитектурные фамилии

1 августа 2018 09:10 / Общество

Выступившие против всесильного застройщика активисты добились признания сразу двух объектов в Токсово памятниками регионального значения.

В июле Комитет по культуре Ленинградской области принял решение о включении в реестр региональных памятников водонапорной башни эпохи модерн и лютеранской кирхи времен Александра III. Последнюю удалось опознать как творение члена известной семьи художников Леонтия Бенуа.

Атрибуция кирхи напоминала детективное расследование: ранее о принадлежности к Бенуа говорила лишь его запись о том, что он «закончил проект церкви для села Токсово» в 1884 году. Но уверенности, что освященная в 1887 году кирха Святых Апостолов Петра и Павла действительно была построена по этому проекту, не было. Тем более что в документы почему-то попала фамилия малоизвестного архитектора Константина Соловьева, и авторство впоследствии приписали ему. Но местный краевед Дмитрий Сергеев был уверен в более высоком происхождении кирхи и предпринял масштабные поиски архивных документов. В Академии художеств и в Музее семьи Бенуа в Петергофе о проекте кирхи ничего не знали. Однако в историческом архиве с помощью знакомого библиотекаря Дмитрию Сергееву удалось заглянуть в до сих пор не разобранные (!) документы Леонтия Николаевича Бенуа. И там красовался эскиз той самой церкви, которая сейчас служит архитектурной доминантой центра поселка! Под эскизом была собственноручная подпись автора и год – 1884-й. Свидетельство неоспоримое.

Любопытно, что разыскать эти данные не удалось даже аккредитованному эксперту Комитета по культуре: ведомство с благодарностью воспользовалось расследованием общественника, после чего зданию был присвоен статус регионального памятника.

Кирха Святых Апостолов Петра и Павла в Токсово // Фото: «Новая в Петербурге» Кирха Святых Апостолов Петра и Павла в Токсово // Фото: «Новая в Петербурге»

Но если оформить кирху как памятник было относительно просто (этому способствовал и 130-летний юбилей здания), то в случае с башней победе предшествовала пара лет жесткого противостояния, вплоть до силовых конфликтов со строителями. «Новая» сообщала о том, что разрушающуюся башню решила взять под опеку общественная организация «Токсовская перспектива», главным попечителем которой является Борис Ротенберг. Для того, чтобы превратить башню (тогда еще не имевшую охранного статуса) в «Дом русского языка и литературы», предполагалось пристроить второй этаж с панорамными окнами и дополнительный стеклянный объем с лестницей.

Сергеев настаивал на сохранении исторического облика здания: башня построена сортавальским архитектором Урхо Пяллия в 1917 году в стиле национальный романтизм (северный модерн) и напоминает средневековое крепостное сооружение. До 1990-х годов у нее еще сохранялся второй деревянный этаж, но он сгорел.

Однако «Токсовская перспектива» действовала бесцеремонно. Они начали работы и огородили здание забором за два месяца до получения правоустанавливающих документов на него (аренда оформлена только в июле 2016 года, а разрешения на строительство и вовсе никто не видел). Когда противники стройки попытались останавливать незаконные работы, их сначала заперли на стройплощадке, а потом попытались атаковать за попытку заснять ночной бетоновоз. Больше всего пострадал Дмитрий Сергеев: один из попечителей «Токсовской перспективы» Дмитрий Новиков оказался учредителем фирмы, в которой он работал. И Дмитрия попросили уйти «по собственному».

Водонапорная башня. Исторический и современный вид Водонапорная башня. Исторический и современный вид

Токсовская администрация, естественно, встала на сторону «Перспективы». Когда областной комитет по культуре присвоил башне статус «объекта, обладающего признаками объекта культурного наследия» и в июле 2016-го уведомил об этом администрацию, та предпочла этот факт скрыть.

Между «Перспективой» и руководством поселения усматриваются тесные личные связи. Директором фонда «Токсовская перспектива» является бывший замглавы администрации Сергей Шульга; а запирал общественников внутри строительного забора муниципальный депутат Алексей Крылов, который ранее был должностным лицом в «Перспективе». На запрос сведений об аренде башни в администрации ответили, что у Сергеева нет права на эту информацию.

В ноябре 2016 года после обращения в прокуратуру башне присвоили более высокий статус – «выявленный объект культурного наследия». Теперь проводить какие-либо работы без согласования с комитетом было нельзя, однако они продолжались. Строители успели разобрать верхний кирпичный полуэтаж (на нем когда-то стояла деревянная надстройка) и заменили его бетонным объемом с пластиковыми окнами. Активисты в общей сложности десять раз обращались в полицию по поводу незаконных работ. Сотрудница Кузьмоловского ОВД приехала только однажды, но весьма кстати: ей удалось остановить работы по возведению стеклянного короба.


Основная борьба выпала на долю общественности: незаконные действия строителей пресекала организация ветеранов-подводников и петербургский муниципальный депутат МО «Солнечное», бетоновоз останавливала многодетная мать из Лесколово и защитники лесов из Нового Токсово, а один из активистов «Демократического Петербурга» даже съездил в Москву пикетировать Министерство культуры.


Жителей поддержали эксперты – ИКОМОС, ВООПИиК, ЭКОМ и археолог Анатолий Кирпичников. В итоге в марте 2017 года Комитет по культуре все-таки обнаружил нарушения на стройплощадке (в этот момент строители как раз выкопали вокруг фундамента башни глубокий ров). Фирму-подрядчика ООО «Экоинжстрой» привлекли к административной ответственности и наложили штраф около 100 тысяч.

После этого «реконструкция» наконец прекратилась, а подрядчик озаботился получением разрешительных документов. Председатель комитета Евгений Чайковский согласовал «Токсовской перспективе» работы по необходимой консервации объекта. «Перспектива» любезно приняла от Дмитрия Сергеева изготовленный им бесплатно проект дубовой двери – максимально похожей на историческую.

Пикет у здания Министерства культуры // Фото: «Новая в Петербурге» Пикет у здания Министерства культуры // Фото: «Новая в Петербурге»

В июле 2018 года наконец-то был опубликован приказ о включении башни и лютеранской церкви в реестр объектов культурного наследия. Это наивысший уровень защиты в масштабах региона. «В приказе прописан конкретный предмет охраны, а это означает, что пластиковые окна должны быть заложены, они не соответствуют историческому облику», – объясняет Сергеев. Впрочем, он не сторонник исторического фанатизма: «Понятно, что для нужд современного использования окна нужны. Мы не будем против, если в башне будет одно окно на заднем фасаде – с площади будет не видно. Также мы бы очень хотели, чтобы застройщик восстановил деревянный этаж, но в целях пожарной безопасности не возражаем, чтобы он был из пенобетона с деревянной облицовкой».

Вопрос: что мешало «Перспективе» договориться с оппонентами сразу? Вместо этого они спровоцировали баталии и «заработали» статус памятника, который теперь обязывает их пройти экспертизу проекта. Но благодаря этой борьбе мы получили в Токсове не один, а целых два новых региональных памятника.


Координатор движения «Живой город» Дмитрий ЛИТВИНОВ:

– С момента опубликования распоряжения о включении башни в реестр объектов культурного наследия любые несогласованные с органом охраны памятников строительные работы становятся незаконными. Если до этого были выданы какие-либо разрешения на реконструкцию здания, то они теряют свою силу до проведения экспертиз на предмет соответствия предложенных проектных решений требованиям охранного законодательства.