Они оскорбляли чувства верующих-2
Фото: сожжение Яна Гуса / commons.wikimedia.org

Они оскорбляли чувства верующих-2

24 августа 2018 10:40 / Культура

«Новая» продолжает рассказывать о людях, размышлявших вслух не так, как большинство окружающих.

(Продолжение. Начало тут). 

Ян Гус (1369–1415)

Идеолог чешской Реформации и национальный герой чешского народа, также был священником и некоторое время ректором Пражского университета. Внес большой вклад в разработку литературного средневекового чешского языка и кодификацию чешской орфографии, сделав письменный язык более понятным для народа (каждый звук стал передаваться отдельной буквой, появились диакритические знаки – те, что пишутся над буквами).

Сожжен вместе со своими текстами в городе Констанце после того, как папа Иоанн XXIII обвинил Гуса в ереси. В реальности вызывал негодование церковных и светских властей тем, что открыто критиковал те и другие, при этом высказывая мнения, противоположные официальным установкам католической церкви.

Испытал влияние идей предтечи европейской Реформации – английского богослова и профессора Оксфордского университета проповедника Джона Уиклифа, выступавшего против церковного стяжания. Гус также публично высказывался против индульгенций – то есть хотел лишить пап (а их в ту неспокойную пору было аж три – римский, пизанский и авиньонский, и все они конкурировали друг с другом и остро нуждались в средствах) крайне выгодного бизнеса. Кроме того, Гус отрицал симонию – торговлю церковными должностями (тема была наболевшая: за полвека до того на Руси об этом же говорили еретики-стригольники, за что и были утоплены правоверными православными), а также платы церковникам за проводимые ими таинства.


Слепо подчиняться церкви, по мнению Гуса, тоже было нельзя, как и светской власти, которая явно действует не по Божьим законам (например, убивает или ворует). Несправедливо обогатившегося человека Гус называл вором, а искать правду призывал даже ценой собственного благополучия. Одним словом, по нынешнему российскому законодательству он вполне мог бы быть признан разжигателем социальной ненависти и экстремистом…


Все эти убеждения чешского мыслителя потянули за собой массу проблем для самого Гуса и его окружения: в 1408 году были обвинены в ереси и арестованы его друзья – Станислав из Знойма и Стефан Палеч, позже им пришлось отказаться от своих убеждений. В 1409 г. папа Иоанн XXIII издал буллу против Гуса, что позволило запретить его лекции, а все его книги сжечь. В 1411 году пражский архиепископ Збинек Зайиц обвинил Гуса в ереси, но за Гуса вступился король Чехии Вацлав IV, а сам Збинек вынужден был бежать и вскоре умер.

Осудили Яна Гуса в 1414 году, когда вызвали на Констанцский собор, главной целью которого было объединение Римской католической церкви и преодоление Папского раскола (когда начиная с 1478 года пап стало сперва два, а потом и три). Действующий император, король Германии и Венгрии Сигизмунд I Люксембург обещал Гусу безопасность, но обманул (либо ошибся): дал обычную подорожную грамоту вместо охранной. В присутствии Иоанна XXIII Гуса обвинили в ереси. Сигизмунд отказался вмешиваться и защищать Гуса (когда в 1419 году Сигизмунд станет королем Чехии, в ней стразу начнутся Гуситские войны – военные действия последователей Гуса против католиков). Вскоре Иоанн XXIII был объявлен Антипапой и бежал с Собора, что лишь ухудшило положение Гуса, утратившего статус почетного пленника самого папы. После долгих судебных разбирательств и решительного отказа Гуса отречься от своих убеждений он был сожжен на костре 6 июля 1415 года.

Ян Гус // Фото: wikipedia.org Ян Гус // Фото: wikipedia.org

С казнью Гуса связана известная легенда. Выражение «O sancta simplicitas» (лат. «О святая простота!»), используемое для обозначения наивности и легковерности, приписывают именно Гусу: будто бы он сказал эти слова старушке, которая из благочестивых побуждений бросила в его костер принесенный ею хворост…

Жанна д’Арк (1412–1431)

Католическая церковь канонизировала Орлеанскую Деву Жанну д’Арк спустя практически 500 лет после того, как ее сожгли в Руане как ведьму, обвинив в ереси.

Жанна д’Арк была одной из командующих французскими войсками во время Столетней войны, в результате предательства попавшая в плен к союзникам англичан – бургундцам 23 мая 1430 года при попытке освободить город Компьень от осаждавших его бургундских войск. Мост, через который Жанна могла спастись, въехав в город, был трусливо (или предательски) поднят, а король Франции Карл VII, обязанный ей и своим восхождением на трон, и военными победами, не предпринял никаких попыток, чтобы спасти будущую национальную героиню и мученицу. Бургундцы продали Жанну за 10 тысяч ливров англичанам.

Казнь Жанны Д'Арк // Фото: wikipedia.org Казнь Жанны Д'Арк // Фото: wikipedia.org

Существуют разные гипотезы, почему англичанам была необходима гибель Жанны. Многие не видят здесь истинно религиозной подоплеки и настаивают на чисто политических причинах. Например, в хрониках венецианца Морозини написано: «Англичане сожгли Жанну по причине ее успехов, ибо французы преуспевали и, казалось, будут преуспевать без конца. Англичане же говорили, что, если эта девушка погибнет, судьба не будет больше благосклонна к дофину». Несмотря на это, прямая ответственность за смерть Жанны лежит на инквизиторах – судейском корпусе, полностью состоявшем из следующих церковников:

  • Пьер Кошон (судья) – доверенное лицо бургундского герцога Филиппа Доброго, сторонник англичан, выдающийся теолог и ректор Парижского университета, по слухам, умер внезапно у цирюльника, во время бритья бороды, т. е. без покаяния;
     
  • Жан Леметр (номинальный судья) – наместник инквизитора Франции в Руанском диоцезе, не хотел участвовать в процессе, так как считал его слишком опасным, бесследно исчез сразу после его окончания;
     
  • Жан Эстиве (прокурор) – каноник Бове и Байе, ненавидел Жанну, вскоре после ее казни утонул в болоте;
     
  • Жан де ла Фонтен (советник по допросу свидетелей) – лиценциат канонического права, сочувствовал пленнице и получил от Кошона выговор (угрозу), после процесса пропал без вести;
     
  • Гильом Коль (нотариус) – священник, нотариус инквизиции;
     
  • Гильом Маншон (нотариус, переводчик материалов процесса на латинский язык) – руанский священник церкви Сент-Николя-ле-Пентер;
     
  • Жан Массье (судебный исполнитель) – священник, синдик руанского диоцеза.

Поскольку Жанна стойко отвергала все обвинения в ереси и умело обходила все уготованные ей Кошоном судебные ловушки, ей инкриминировали то, что не требовало добровольного признания.


Например, ношение мужской одежды (хотя в свое время она получила на это специальное разрешение от церкви), сквернословие, пренебрежение авторитетом Церкви. Также пытались доказать, что голоса святых, которые слышала Жанна, исходили от дьявола. Вопреки нормам церковного суда Жанне не разрешили подать апелляцию папе.

Всего Жанне д’Арк было зачитано 70 статей обвинения. Преамбула к обвинениям так же, как и многие другие средневековые вердикты против «еретиков», по духу отчетливо перекликается с современным законодательством «о разжигании ненависти», «экстремизме» и «оскорблении чувств верующих»:

«Итак, следует теперь, чтобы вы, названные судьи, объявили и провозгласили ее ведьмой или гадалкой, вещуньей, лжепророчицей, вызывательницей и заклинательницей злых духов, суеверной, приверженной и пристрастившейся к магическим искусствам, злоумышленницей и – относительно католической веры – схизматичкой, сомневающейся и заблуждающейся по поводу догмата об Unam Sanctam [документ Папы Бонифация VIII 1302 года, закрепивший притязания папства на монопольное представительство Христа на земле] etc… Она подозревается в идолопоклонстве, вероотступничестве, сквернословии и зловредном хулении Бога и его святых. Она является смутьянкой, мятежницей, возмущающей и нарушающей мир, подстрекательницей к войнам, злобно алчущей крови людской и понуждающей к ее пролитию, полностью и бесстыдно отринувшей приличия и сдержанность своего пола, принявшей без стеснения позорное одеяние и обличье воинское. Посему, и по многим иным причинам, мерзким Богу и людям, она является нарушительницей божественных и естественных законов и церковного благочиния, искусительницей государей и простонародья; она позволяла и допускала, в оскорбление и отвержение Бога, чтобы ее почитали и преклонялись ей, давая целовать свои руки и одежды, пользуясь чужой преданностью и людским благочестием; она является еретичкой или, по меньшей мере, сильно подозреваемой в ереси».

Под предлогом того, что Жанна вновь надела мужскую одежду (женская была у нее отобрана силой) и, таким образом, «впала в прежние заблуждения», трибунал приговорил ее к смерти. 30 мая 1431 года Жанна д’Арк была сожжена на площади Старого Рынка в Руане. На голову Жанны надели бумажную митру с надписью «Еретичка, вероотступница, идолопоклонница» и повели на костер. «Епископ, я умираю из-за вас. Я вызываю вас на Божий суд!» – крикнула Жанна с высоты костра и попросила дать ей крест. Палач протянул ей две скрещенные хворостины. Когда огонь охватил ее, она крикнула несколько раз: «Иисус!» Ее пепел был рассеян над Сеной...

Мигель Сервет (1509–1553)

Казнь Мигеля Сервета, испанского мыслителя и врача, легла самым мрачным и несмываемым пятном на репутации Жана Кальвина, основателя одного и крупнейших протестантских учений. Сервет был сожжен заживо из-за того, что был антитринитарием, то есть отрицал триединство бога.

Конечно, Кальвин был далеко не единственным свирепым гонителем еретиков в Европе той поры. Во многом он просто подражал католической инквизиции, за что и получил прозвище Женевский Папа. А еще точнее, безжалостными были тогда законы: ересь в середине XVI века практически повсеместно наказывалась строжайше, и Кальвин (формально – обычный женевский пастор) просто смирился перед «буквой закона» (городской совет принимал решения на основании Кодекса императора Карла V). Но все понимали, что слово Кальвина в данном деле было по факту очень весомым, и позднее он был вынужден оправдываться и говорить, что якобы просил смягчить участь Сервета и добиться замены сожжения отсечением головы, но магистрат был неумолим…

Мигель Сервет // Фото: wikipedia.org Мигель Сервет // Фото: wikipedia.org

Сервет был не только религиозным вольнодумцем, но и крупнейшим ученым. Изучал математику, астрономию, медицину. Первым в Европе описал малый круг кровообращения (хотя есть теория, что в данном случае Сервет воспользовался трудами одного арабского ученого XIII в.).

Однако современникам он запомнился тем, что был «страшным еретиком». Как и многие в ту мятежную религиозную пору, Сервет стремился «восстановить христианство»: вернуть первоначальную веру в Христа-искупителя, написал трактат «Об ошибках троичности». Текст был единодушно признан еретическим как католиками, так и протестантами. Кальвин уже тогда причислил Сервета к злейшим врагам христианства. Сервет оказался «вне закона» и вынужден был скрываться во французском городе Лионе.

Спустя 20 лет, в 1553 году, Сервет анонимно опубликовал труд «Восстановление христианства», где не только подверг отрицанию догмат о Троице, но и счел Бога непознаваемым. Кроме того, Сервет отринул Слово и Дух в качестве божественных ипостасей, признав их лишь в качестве способов божественного «самосообщения». Практически весь тираж книги был немедленно уничтожен, а по оставленным инициалам «MSV» автор оказался вычислен и арестован, но во время судебного процесса сумел бежать из тюрьмы и был приговорен к смерти заочно.

Скрываться от суровой католической инквизиции Сервет решил в кальвинистской Женеве. Однако и здесь его подвел неуемный темперамент. Сервет решился посетить богослужение в церкви Кальвина, где был опознан и арестован вновь.


Так и не выполнив требования судей признать Иисуса Христа вечным Сыном Божьим, Сервет получил отказ в просьбе заменить сожжение отсечением головы. Решение вынес городской совет, состоявший из глубоко оскорбленных в своих религиозных чувствах почтенных швейцарских бюргеров.


Известный гуманист (не путать с гуманным человеком!) и теолог Филипп Меланхтон написал Кальвину о случившемся так: «Я прочитал письмо, в котором вы доказывали заблуждение и отвратительное богохульство Сервета… Я полностью согласен с вашим судом. Я также подтверждаю, что магистрат [городской совет] поступил справедливо, после долгих разбирательств все же приговорив этого богохульника к смерти».

Остается лишь добавить, что сожжение Сервета было совершено особо зверски. Если обычным преступникам, приговоренным к аутодафе, кидали хворост под ноги, чтобы дым сразу подступал к голове жертвы и человек быстро терял сознание, Сервета обложили хворостом на небольшом расстоянии от него, так, чтобы казнимый не горел, а «жарился» в жесточайших пытках. Ученые высказывают разные предположения, как долго «жарился» Сервет: называют время от получаса до пяти часов… Впрочем, и полчаса на медленном огне было немыслимой мукой.

Стефан Цвейг в книге «Совесть против насилия: Кастеллио против Кальвина» описал это так:

«Смерть на костре при малом огне – самая мучительная из всех казней; даже Средневековье, известное своими ужасами, пользовалось ею многие сотни лет в редчайших случаях <…> Можно понять, почему после взрыва возмущения гуманистов всего мира Кальвин примет все меры к тому, чтобы, пусть с опозданием, с очень большим опозданием, попытаться снять с себя ответственность за эту чудовищную жестокость. <…> Пламя вспыхивает со всех сторон, раздается крик ужаса, исторгнутый из груди мученика, на мгновение люди, окружающие костер, отшатываются в ужасе. Вскоре дым и огонь скрывают страдания привязанного к столбу тела, но непрерывно из огня, медленно пожирающего живое тело, слышны все более пронзительные крики нестерпимых мук, и наконец раздается мучительный, страстный призыв о помощи: “Иисус, сын вечного бога, сжалься надо мной!” Полчаса длится эта неописуемо жуткая агония смерти. Затем огонь, насытившись, спадает, дым рассеивается, и на закоптелом столбе видна висящая в раскаленных докрасна цепях черная, чадящая, обуглившаяся масса, мерзкий студень, ничем не напоминающий человеческое существо…»

В 1903 году в Женеве поставили памятник Мигелю Сервету. Затем назвали его именем одну из улиц…

Джордано Бруно (1548–1600)

Джордано Бруно считал, что религия портит нравы людей и что одна лишь наука способна облагородить человечество.

Об историческом развитии религии Бруно писал так: «Некогда у египтян были разные басни, служившие для того, чтобы ум лучше воспринимал некоторые тайны, чтобы недоступное непосредственным чувствам лучше воспринималось при помощи знака или образа. Но затем... для народов была выдумана нелепая сказка, появилось варварство, и начался преступный век, для которого знание считалось опасным, предметом благочестия стало нечестивое и жестокое, а религии вменялось в обязанность держать мир в состоянии раскола и ставить насилие выше права. Так место истины и справедливости заняла глупая басня, которая извратила разум и испортила жизнь».

Казнь Джордано Бруно // Фото: wikipedia.org Казнь Джордано Бруно // Фото: wikipedia.org

17 февраля 1600 года Джордано Бруно был сожжен инквизиторами на площади Цветов в Риме. Вопреки расхожей легенде, ему инкриминировали не гелиоцентризм, горячим сторонником которого он являлся, а то, что в России сегодня назвали бы «оскорблением чувств верующих»: «неверные» (антиканонические) представления о Боге. Доносчиком выступил ученик Бруно Джовани Мочениго. Недовольный уроками мнемотехники (искусства памяти), которые Бруно сопровождал проповедью своих взглядов, Мочениго «сдал» педагога, написав на него три доноса.

Из доноса Джованни Мочениго, 23 мая 1592 г.:

«Я, Джованни Мочениго, сын светлейшего Марко Антонио, доношу… о том, что много раз слышал от Джордано Бруно… что когда католики говорят, будто хлеб пресуществляется в тело, то это великая нелепость; что он – враг обедни, что ему не нравится никакая религия; что Христос был обманщиком и совершал обманы для совращения народа – и поэтому легко мог предвидеть, что будет повешен; что он не видит различия лиц в божестве и это означало бы несовершенство Бога; что мир вечен и существуют бесконечные миры… что Христос совершал мнимые чудеса и был магом, как и апостолы, и что у него самого хватило бы духа сделать то же самое и даже гораздо больше, чем они; что Христос умирал не по доброй воле и, насколько мог, старался избежать смерти; что возмездия за грехи не существует; что души, сотворенные природой, переходят из одного живого существа в другое; что подобно тому, как рождаются в разврате животные, таким же образом рождаются и люди.
Он рассказывал о своем намерении стать основателем новой секты под названием „Новая философия“. Он говорил, что Дева не могла родить и что наша католическая вера преисполнена кощунствами против величия Божия; что надо прекратить богословские препирательства и отнять доходы у монахов, ибо они позорят мир; что все они – ослы; что все наши мнения являются учением ослов; что у нас нет доказательств, имеет ли наша вера заслуги перед Богом; что для добродетельной жизни совершенно достаточно не делать другим того, чего не желаешь себе самому…»

Бруно был арестован. Провел в римских тюрьмах семь лет, не соглашаясь отречься от своих взглядов. Одним из краеугольных камней обвинения стало признание Бруно в том, что он не верит в догмат Святой Троицы:

«Говоря по-христиански, согласно богословию и всему тому, во что должен веровать каждый истинный христианин и католик, я действительно сомневался относительно имени Сына Божия и Святого Духа… ибо, согласно св. Августину, этот термин не древний, а новый, возникший в его время. Такого взгляда я держался с восемнадцатилетнего возраста по настоящее время».

20 января 1600 года папа Климент VIII постановил передать брата Джордано в руки светской власти. 9 февраля инквизиционный трибунал признал Бруно «нераскаявшимся, упорным и непреклонным еретиком». Бруно был лишен священнического сана, отлучен от церкви и передан на суд губернатора Рима, чтобы тот подверг его «наказанию без пролития крови». Это означало требование сжечь живым.

Из смертного приговора:

«Ты, брат Джордано Бруно… еще восемь лет назад был привлечен к суду святой службы Венеции за то, что объявлял величайшей нелепостью говорить, будто хлеб пресуществлялся в тело и т. д.» Упоминались также «донесения… о том, что тебя признавали атеистом, когда ты находился в Англии».

Из письма иезуита Каспар Шоппе ректору Альтдорфского университета от 17 февраля 1600 года:

«Он учил самым чудовищным и бессмысленным вещам, например, что миры бесчисленны, что душа переселяется из одного тела в другое и даже в другой мир, что одна душа может находиться в двух телах, что магия хорошая и дозволенная вещь, что Дух Святой не что иное, как душа мира, и что именно это и подразумевал Моисей, когда говорил, что ему подчиняются воды и мир вечен. Моисей совершал свои чудеса посредством магии и преуспевал в ней больше, чем остальные египтяне, что Моисей выдумал свои законы, что Священное Писание есть призрак, что дьявол будет спасен. От Адама и Евы он выводит родословную одних только евреев. Остальные люди происходят от тех двоих, кого Бог сотворил днем раньше. Христос – не Бог, был знаменитым магом… и за это по заслугам повешен, а не распят. Пророки и апостолы были негодными людьми, магами, и многие из них повешены. Чтобы выразить одним словом – он защищал все без исключения ереси, когда-либо проповедо­вавшиеся».

В 1889 г. на месте сожжения установили памятник, надпись на постаменте которого гласит: «Джордано Бруно – от столетия, которое он предвидел, на месте, где был зажжен костер».

Продолжение следует...