Шалун по особо важным делам

11 марта 2004 10:00

Борьба с так называемой «коррупцией в органах власти» пасует перед мягкостью наказаний. Тех самых, которые выносят суды большинству из попавшихся на должностных преступлениях чиновников и стражей правопорядка. Крайне редко кого-то из них приговаривают реально. Условный срок, запрет на профессию на пару лет да денежный штраф - вот и весь апофеоз антикоррупционной войны...



Бывший сотрудник Управления по расследованию особо важных дел городской прокуратуры, юрист второго класса Владимир Марков оказался в числе таких «везунчиков». Сбежавший в свое время едва ли не со скамьи подсудимых, три года скрывавшийся по городам и весям, за неоднократное присвоение вещественных доказательств по уголовным делам, которые он вел, Марков получил в итоге всего
4 года условно с испытательным сроком 3 года. Ну и еще заплатил в казну 10 тысяч рублей. От первоначальных обвинений в вымогательстве взятки и мошенничестве прокурор в прениях отказался. Недавний коллега обвиняемого посчитал, что в ходе следствия и судебного процесса «доказательств не нашлось».
Раз не нашлось, то и мы не будем подробно описывать эту историю со взяткой. Скажем лишь, что вымогал Владимир Марков, по материалам предварительного следствия, 2,5 тысячи долларов. Деньги ему якобы должен был дать тоже профессиональный юрист, адвокат - в обмен на обещания не привлекать того по уголовному делу в отношении другого адвоката (которого, в свою очередь, обвиняли в мошенничестве). Вот такая славная юридическая коалиция... Тем не менее остановимся на фактах, которые в судебном слушании устояли. Что же за вещдоки присвоил себе отважный служитель закона?
В июне 1999 года, как мы помним, обрушившийся бетонный козырек станции метро «Сенная площадь» похоронил под собой десять человек. Причины катастрофы выяснял как раз старший следователь отдела по расследованию коррупции и преступлений в сфере экономики г-н Марков. К делу были приобщены вещи погибших: одежда, обувь, сумки, бумажники... Конечно, Марков должен был вернуть все это родственникам. Он и возвращал - оставляя кое-что себе. Сыновьям же и внукам, некстати вспоминавшим, что «у мамы еще было с собой...», популярно объяснял: мол, вы же понимаете - что-то выпало, отлетело в сторону, так всегда бывает, теперь ничего не поделаешь... Беря расписки в получении вещей, юрист предусмотрительно оставлял зазор между последней строчкой описи и автографом получателя. А затем аккуратно впечатывал туда недостающее. То, что ему приглянулось. Поскольку коммерсанты на метро не ездят, следователь-мародер не погнушался пакетом с футболкой, дамскими трусиками и бюстгальтером, а также женским кошельком и 665 рублями, принадлежавшими жертвам трагедии. Это то, что доказано однозначно.
Аналогичным образом - внеся исправления в расписку о выдаче изъятого в ходе обыска - он присвоил и валюту в детском доме номер 8 Выборгского района. Деньги изымались по другому уголовному делу, которое Марков также расследовал. В детдоме ему удалось поживиться куда крупнее, «случайно» не вернув 1000 долларов. А всплыла мерзкая история с вещдоками тоже случайно. Когда осенью 1999-го по заявлению адвоката, у которого Марков якобы требовал взятку, возбудили уголовное дело, предполагаемого вымогателя уволили с работы. Решили проинспектировать плоды его деятельности, и вот тут-то...
Впервые дело доблестного сотрудника прокуратуры Городской суд пытался рассматривать еще в сентябре 2000 года. Тогда попытка сорвалась: обвиняемый, находившийся на подписке о невыезде, благополучно скрылся. И три с лишним года был в федеральном розыске. Имитация поисков продолжалась бы еще лет десять, но в январе этого года беглый следователь сдался сам. Похоже, понял, что бояться ему особенно нечего. Так и вышло: очередной оборотень в погонах отделался легким испугом.

Александр САМОЙЛОВ



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close