Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Разбудили и прогнали

Разбудили и прогнали

5 октября 2018 10:45 / Политика

Единственный вопрос, который поставил петербуржцев в недоумение в связи с отставкой губернатора Полтавченко, — не «за что», а «что вдруг».

В тот момент, когда Путин уволил Полтавченко, у меня из квартиры грузчики выносили шкаф. Внезапно зазвонил телефон, и коллега (я не разобрала, с какой радиостанции) прокричал: «Диана, расскажите, что вы чувствуете?!» Грузчики напряглись, выматерились – и шкаф наконец-то пролез в узкую дверь. «Облегчение», – ответила я молодому человеку и повесила трубку.

И только через несколько минут, когда шкаф уже уехал, открыв новости, я поняла, о чем он спрашивал. Наверное, позвони он еще раз, я сказала бы ему то же самое: «Ну наконец-то!» Просто потому, что история с отставкой Полтавченко давно напоминала байку про зэков, которые столько лет сидят в одной камере, что пронумеровали все анекдоты: «– 16-й! – Ха-ха! – 23-й! – Старье! – 4-й! – Давай без пошлостей!»

Сам Полтавченко эти слухи никогда не опровергал, его условный песков вяло отбрехивался: «Опять утки полетели…». Поэтому особенно смешно получилось на этот раз, когда Андрей Кибитов, пресс-секретарь губернатора, за несколько часов до отставки выложил в инстаграме фото уток с комментарием: «Становится традицией публиковать в политическом октябре фото уток! в этом году утки более упитанные. но все равно утки». Оно, это фото, к слову, там до сих пор висит, и никто не намекнул: может, лучше удалить?

Фото: instagram.com/kibitov Фото: instagram.com/kibitov

Пресс-службу экс-губернатора вряд ли можно заподозрить в столь изящной шутке. Скорее всего, этот конфуз отражает истинное состояние умов в нынешнем Смольном: «Не ждали!» Проспали настолько, что даже самый близкий к Полтавченко вице-губернатор Игорь Албин уже несколько дней как улетел в Грецию, в Новый Афон, отмечать день рождения.

Поэтому единственный вопрос, который поставил горожан в недоумение: не ЗА ЧТО (да ни за что, сняли и все тут) и не ПОЧЕМУ (спал много, вот и погнали), а – ЧТО ВДРУГ? Почему именно сейчас, а не через месяц-другой, когда в слякоти и темноте город традиционно погружается в ноябрьское безразличие.


Вряд ли в Кремле прознали, что после того, как на прошлой неделе из-за прорыва теплотрассы в кипятке заживо сварились двое молодых людей, ни единая душа в Смольном не выразила соболезнования их родным. Прознали и ужаснулись: «Да что же это за бездушные твари у нас там посажены!»


Вряд ли на стол Путину кто-то положил проект установки колеса обозрения на Английской набережной, по соседству с Медным всадником, который всерьез рассматривают в Смольном, и Путин вдруг воскликнул: «Да они там совсем с ума посходили?!»

Очевидно, что ни один из проколов Смольного, которые реально бесили петербуржцев – история с Исаакием, «Ахмат сила!», «губернатор жлоб» (см. таблицу), – в Кремле даже не рассматривался как повод для отставки. А вот «синдром Хакасии» – это да, это страшно. Потому что хоть Полтавченко за последнее время неоднократно и заявлял, что намерен идти на губернаторские выборы 2019 года, никакой воли к победе там давным-давно нет. Скажут – побегу, не скажут – лучше высплюсь. А слова о готовности к новому сроку – это, скорее всего, результат того, что бедного Георгия Сергеевича, как и всех нас, водили за нос туманными обещаниями и намеками. Поэтому он с такой радостью и согласился уйти зиц-председателем в судостроительную корпорацию – тихо, нехлопотно и без борьбы.

Несколько лет назад в Петербург одна уважаемая и влиятельная страна прислала генерального консула. До этого он был послом в Бурундии. Меня разбирало дикое любопытство: по дипломатической иерархии что выше – посол в Бурундии (не самое сказочное место на земле) или генконсул (ступенька ниже, чем посол) – в надменной северной столице. На первой же встрече я его бестактно спросила: для вас это повышение или понижение? Уважаемый дипломат смутился и ушел от ответа. Вот и с судостроительной корпорацией такая же ерунда.

По поводу персоны нового врио ни фейерверков, ни народных гуляний в городе не случилось. Для широкой публики Александр Беглов фигура абсолютно неизвестная, для тех, кто в курсе, кто это вообще такой, бывший полпред в Северо-Западном федеральном округе памятен поддержкой казачества и заявлениями о тлетворном влиянии Запада на неокрепшие умы молодежи. Однажды (между Владимиром Яковлевым и Валентиной Матвиенко) он уже был три месяца врио губернатора Петербурга, четко грел кресло и проявил себя отличным исполнителем.

В этот раз, представляя Беглова (не очень понятно, кому представляя, потому что за столом сидели трое – Путин, Беглов и Полтавченко), президент несколько раз подчеркнул, что вся жизнь врио тесно связана с Петербургом. Означает ли это – в эпоху, когда для понимания расклада сил снова важно, кто с кем рядом стоит на Мавзолее во время очередных похорон, – что Беглова будут готовить к губернаторским выборам или он опять тихо посидит и уйдет, сказать пока сложно.

Когда стало известно о назначении Беглова врио, в интернете пошла гулять шутка, что у Путина, видимо, закончились охранники на губернаторские посты. Здесь можно только возразить, что для того, чтобы быть и оставаться охранником по призванию, совершенно не обязательна запись в трудовой книжке.