Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
«Политическая труба» Георгия Полтавченко

«Политическая труба» Георгия Полтавченко

5 октября 2018 10:55 / Мнения

Путин энергично убирает тех губернаторов, которые ему представляются наиболее слабыми.

Как-то раз Лизу Пескову – дочь пресс-секретаря президента – пытались вытащить из сонного Парижа и приучить к работе. Естественно, в сфере пиара: это у них в семье наследственное. Увы, барышня, привезенная на судоремонтный завод, спутала судостроение с судопроизводством, и ее пришлось срочно эвакуировать обратно в Париж, где она по сей день тоскует.

В отличие от незрелой девицы опытный государственный деятель Георгий Полтавченко судостроение от судопроизводства отличить способен и благодаря этому займет должность главы Объединенной судостроительной компании, на которую его пришлось срочно эвакуировать с поста губернатора.

Собственно говоря, Полтавченко можно было эвакуировать куда угодно еще в тот момент, когда он, находясь в гостях у Рамзана Кадырова, умудрился под видеозапись кричать с чеченцами «Ахмат – сила». И запись эта тут же появилась в сети. Для тех, кто не знает, отмечу, что «Ахмат» (бывший «Терек») – футбольный клуб из Грозного. Наверняка даже Лиза Пескова поняла бы, что губернатору города с известной футбольной командой в хор певцов во славу «Ахмата» вливаться не стоит. Но Георгий Сергеевич не смог смолчать. Возможно, потому что при решении серьезных вопросов развития Петербурга часто предпочитал отмалчиваться.

В нормальной политической системе такой губернатор запросто проиграл бы выборы. Но в нашей системе координат до недавнего времени в любых региональных выборах легко побеждал любой медведь, если он был из «Единой России». Ситуация переменилась после недавних выборов в Приморье, Хабаровском крае, Хакасии и Владимирской области. Путин стал энергично убирать тех губернаторов, которые ему представляются наиболее слабыми. И в этой ситуации трудно было не заметить, что в его родном городе сидит на воеводстве человек не просто слабый, а способный легко создать любую проблему на голом месте.


В сентябре Смольный умудрился разрешить митинги против пенсионной реформы, хотя Кремль подобный «либерализм» не поддерживал. Губернатору пришлось отыгрывать назад, но сделано это было столь грубо, что каждый мог увидеть царящий в верхах хаос.


«Политическая труба», которую перед митингом прорвало на площади у Финляндского вокзала, стала символом абсолютного цинизма власти, которая не просто пресекла законное право петербуржцев протестовать, но сделала это в откровенно издевательской форме.

Надо заметить, что самой яркой чертой сегодняшней кадровой политики Путина является бессмысленная смена одних назначенцев на других. Когда экономика росла и казалось, что страна способна развиваться при любом правлении, губернаторов направляли в регионы по традиции «на кормление». Принципиально важно было не то, сможет ли «воевода» поднять регион, а то, какая группа интересов сядет на финансовые потоки. Однако в последние годы, когда экономика вошла в стагнацию, понадобилось, чтоб губернаторы еще и работали. Увы, этого никто делать не мог, и Путин стал лихорадочно менять старых на молодых, полагая, по всей видимости, что так станет лучше.

Для Петербурга, правда, молодого не нашлось. Возможно, потому, что Александр Беглов уже долго стоял в очереди на губернаторство. И поскольку Путин в глубине души не может не понимать, что при системе, которую он создал, позитивных перемен ждать не приходится, то нет никакой разницы, сажать ли в Смольный старого знакомого или молодого выдвиженца.


В Петербурге наметилась печальная тенденция: каждый новый градоначальник хуже предыдущего. Не в том смысле, что хуже городом управляет (при нынешней системе все будут справляться одинаково плохо), а скорее в личностном плане.


Анатолий Собчак был ярким говорливым политиком. Владимир Яковлев – серым хозяйственником, который, правда, делал вид, что считается с мнением горожан. Валентина Матвиенко позиционировала себя как государеву слугу, для которой важно лишь мнение Путина. А Георгий Полтавченко даже не счел нужным себя позиционировать, поскольку вряд ли понимал, что это такое.

Сможет ли Александр Беглов изменить сложившуюся тенденцию? С одной стороны, сделать это после Полтавченко не так уж сложно. Трудно придумать худшего градоначальника, чем новоявленный судостроитель. Но с другой стороны, в нынешней политической системе нет ничего такого, что стимулировало бы губернаторов хорошо работать или хотя бы демонстрировать региону свое уважение.