Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Сам себе вырыл дно
Фото: rodina.news

Сам себе вырыл дно

21 января 2019 11:53 / Общество

Бывший «любимец Кремля» Валерий Израйлит обвинен в мошенничестве, отмывании денег и незаконных валютных операциях.

В Петербурге начался суд над Валерием Израйлитом — бизнесменом, строившим порт в Усть-Луге, мультимиллионером, другом «друзей Путина». Два года он сидит под стражей. Арест «любимца Кремля» в декабре 2016-го стал потрясением для бизнес-сообщества: выяснилось, что общие дела с бизнесменом Геннадием Тимченко или экс-главой ФСО Евгением Муровым могут не только возвышать, но и губить.

Коммерсант

Бизнесом Валерий Израйлит занялся чуть ли не с детства. В Советском Союзе это было тяжело и опасно, а юный коммерсант еще не знал, с кем надо дружить, чтобы было легко и безопасно.

Едва справив совершеннолетие, в 1980 году он приехал из родной Республики Коми в Ленинград. Поступил в Горный институт и, не теряя времени, занялся фарцовкой. Что в те времена было весьма опасным занятием. Через три года Израйлит в первый раз попал за решетку по статье о незаконных операциях с валютой. Отсидев положенное, вышел на свободу, получил диплом инженера — и тут же свободу опять утратил. Потому что совершил наезд на пешехода.

Отбыв второй срок, он устроился старшим инженером в Дом кино. Но фарцовка так и осталась в числе его «хобби». Которое в 1990 году переросло в основное занятие: фарцовщик стал исполнительным директором СП «Европоланд» и занялся спекуляцией иностранными товарами уже в промышленных масштабах. Однако законы были еще советские и Израйлита обвинили в контрабанде. Новый, 1991 год он встречал в камере специзолятора КГБ на Шпалерной улице в Ленинграде. Но Советский Союз доживал последние дни, на спекулянтов и контрабандистов смотрели сквозь пальцы, поэтому дали Израйлиту всего четыре года.

Возможно, тогда, а может, раньше, но Израйлит понял, что дела надо делать под правильной «крышей», иначе коммерция приведет на Шпалерную. В колонии в Форносово, куда он попал отбывать срок, обретались многие будущие авторитеты. В ту пору именно они числились лучшими друзьями и защитниками бизнесменов.


На зоне Израйлит познакомился с Наилем Исхаковым — членом преступного сообщества «казанских». И первый бизнес в новых экономических условиях, как рассказывают бывшие сотрудники УБОП, делал под его покровительством.


Казанское ОПС в начале 90-х плотно крышевало экспорт сырья из России в порты Прибалтики. Израйлит возглавил транспортную компанию «Гафи», которую сотрудники УБОП называли легальным прикрытием «казанских». Именно «Гафи» осуществляла перевозки сырья, преимущественно леса, в Прибалтику. Но Наиль погиб в разборке. Израйлит создал собственную компанию «Альфа Трейдинг» и нуждался в новом друге и защитнике. Времена изменились, теперь в моде были другие «крыши».

Помогла тяга к образованию. В 1997-м Израйлит получал второе высшее образование в Санкт-Петербургском госуниверситете экономики и финансов. В этом вузе, рассказывают бывшие убоповцы, он повстречал преподавателя, пару раз приходившего читать лекции. Звали лектора Владимир Якунин. Его знали не столько как члена дачного кооператива «Озеро» (также в пайщиках числились Владимир Путин, Юрий Ковальчук, братья Фурсенко), сколько как главу Северо-Западной окружной инспекции Главного контрольного управления Президента РФ (в 1997-м главой федерального КГУ был Владимир Путин).

После знакомства с Якуниным Израйлит обратил внимание на строившийся порт в Усть-Луге. Правда, пресс-секретарь ОАО «Компания Усть-Луга» Татьяна Паук уверяет, что портом ее патрон заинтересовался раньше, в 1993-м, когда строительство лишь планировалось. И, дескать, именно благодаря усилиям Валерия Израйлита бизнес-проект в Усть-Луге стал таким прибыльным. Как бы то ни было, но Усть-Луга манила Израйлита. Фактически строительство порта началось в 1999 году, когда председателем совета директоров «Компании Усть-Луга» стал Якунин. Израйлит был назначен гендиректором. На стройку потекли федеральные деньги и дали толчок для стремительного развития. В 2005 году, когда Якунин ушел в РЖД, Валерий Соломонович занял его место в порту.

Валерий Израйлит (второй слева), Владимир Якунин (в центре) и Владимир Путин / Фото: imgur.com Валерий Израйлит (второй слева), Владимир Якунин (в центре) и Владимир Путин / Фото: imgur.com

Кроме федеральных денег, в Усть-Лугу пошли частные инвестиции. Бизнесмены прекрасно понимали выгоду от крупного порта на Балтике. Но развитию этого перспективного объекта мешали две серьезные проблемы: отсутствие логистической инфраструктуры, а именно — дорог, автомобильных и железных, и относительно маленькая глубина акватории, не позволявшая обслуживать корабли большого водоизмещения.

Первую проблему совместными усилиями устранили тогдашние президент РЖД Якунин и министр транспорта Игорь Левитин. Вторую решил сам Валерий Израйлит. Он организовал в порту дноуглубительные работы. Выполняли их созданные им же бизнес-структуры. За это в 2008 году Израйлита назвали лучшим топ-менеджером года по версии премии «Российский Национальный Олимп». Бывший ленинградский фарцовщик вышел на федеральный уровень. Его бизнес-партнером стал еще один «друг Путина» — бизнесмен Геннадий Тимченко, строивший в Усть-Луге нефтяной терминал.

В конце нулевых Израйлит начал то и дело мелькать в свитах президентов и премьер-министров — то Путина, то Медведева. Они частенько приезжали в Усть-Лугу: то паромную переправу с Балтийском открыть, то угольный терминал исследовать, то перегрузочный комплекс проинспектировать. А когда в прессе появилась фотография, на которой Израйлит рядом с Владимиром Путиным, они что-то весело обсуждают в Сочи, ленинградского предпринимателя просто записали в «любимчики Кремля».

Казалось бы, Шпалерная улица осталась в прошлом. Но прошло ровно 25 лет — и в конце 2016 года, неожиданно для всех, вопреки всей правильной дружбе, Израйлит опять встречал Новый год по тому же адресу, только специзолятор уже числился не за КГБ, а за ФСБ.

Терминал

Обвинение в мошенничестве, предъявленное успешному строителю порта, стало громом средь ясного неба. Ему вменили аферу на 93 миллиона рублей. При этом стоимость активов самого Израйлита превышала 200 миллионов долларов. А фабула обвинения была такова, что деньги он умыкнул как бы у самого себя. На этом, во всяком случае, настаивает его адвокат Николай Павловский. Защитник напоминает популярную схему, в которой предприниматель становится жертвой обвинений (безусловно, надуманных), попадает под арест, а бизнес его тем временем расползается по новым владельцам. Примерно так и случилось с Израйлитом: пока он томится у чекистов в застенках, от него уплыли активы более чем на 10 миллиардов рублей.

Для ряда представителей нашей бизнес-элиты проблемы Израйлита были ожидаемы. Причины называют разные. Согласно первой версии, резкая опала связана с закатом карьеры бывшего главы ФСО Евгения Мурова. Израйлит был связан с ним давними узами, вместе с его сыном участвовал в бизнес-проекте «Ручьи» — хитроумными операциями с сельхозземлями под Петербургом, переданными под жилищную застройку в начале 2000-х. Но в мае 2016-го Муров подал в отставку, после того как был арестован его бизнес-партнер Дмитрий Михальченко.

Напомним, что Михальченко, два года назад входивший в список богатейших людей Петербурга с состоянием 300 миллионов долларов, в конце прошлого года приговорен Басманным судом Москвы к 4 годам и 7 месяцам колонии за контрабанду элитного алкоголя под видом герметика. За полгода до этого, в июле, ему предъявили обвинение в создании преступного сообщества с целью хищения бюджетных средств при ремонте президентского «Дома приемов» и строительстве госдач на Воробьевых горах. Заказчиком этих работ была ФСО. Эти «успехи» Михальченко, по мнению экспертов, и стоили Мурову поста главы службы.

Согласно другой версии, неприятности Израйлита связаны с другим его партнером и покровителем. По счастливому стечению обстоятельств, это тоже человек, входивший в ближний круг президента Путина: экс-глава Федеральной таможенной службы Андрей Бельянинов. Он тоже сменил работу в 2016 году.

Однако есть третья версия, которой придерживаются люди из окружения самого Израйлита. Его неприятности начались еще в 2011-м. Помните дноуглубительные работы, которые бизнесмен начал в Усть-Луге, чтобы решить проблему мелководья? Они оказались для Израйлита погибельными. На том месте, где они были проведены, строился крупнейший в Европе нефтеналивной терминал. Строил его «друг Путина» Геннадий Тимченко. И вот в один очень скверный день 2011 года терминал начал проваливаться в воду. Сначала поплыли причальные стенки. Возникла угроза, что рухнет вся конструкция. Ремонтные работы обошлись в дополнительные 7 миллионов долларов. Но в 2012 году уже Ростехнадзор приостановил строительство, указав на критические ошибки, грозящие терминалу — обрушением, а всей Балтике — экологической катастрофой. Возобновление строительства обошлось заказчику еще в пару десятков миллионов долларов. Терминал в конце концов запустили в 2013-м, но для компании Тимченко он оказался «золотым» совсем не в том смысле, на какой рассчитывал «друг Путина».

Терминал в порту Усть-Луга / ust-luga.ru Терминал в порту Усть-Луга / ust-luga.ru

По факту аварии на злополучном терминале было возбуждено уголовное дело. По мнению следствия, директор аффилированной со структурами Израйлита Усть-Лужской проектно-инжиниринговой компании (ЛПИК) Александр Зарецкий сэкономил — назовем это так — деньги при строительстве причала. В частности, пренебрег некоторыми мерами безопасности во время дноуглубительных работ. Израйлита поначалу в аварии не обвиняли. Но Зарецкий быстро уехал в Израиль, в России с тех пор не появляется и даже по телефону с прессой общаться не желает. А кредиторы стали требовать с Израйлита погашения долгов. В связанные с ним компании зачастили проверки. В некоторых фирмах было введено внешнее наблюдение и инициированы процедуры банкротства. У Израйлита тоже есть израильский паспорт, и можно лишь гадать, почему он не последовал примеру своего директора. Возможно, он просто переоценил свои связи. Но именно они, когда-то поднявшие Израйлита на вершину бизнес-сообщества, стали и причиной его краха.

«Валерий Соломонович сильно запаниковал и стал совершать грубейшие ошибки, — говорит сотрудник ФСБ на условиях анонимности. — Он принялся выводить деньги за рубеж, делая это поспешно, грубо, совершенно не заметая следы. Попытался продать и активы порта. Но в России нормальной цены никто не дал. Всем заинтересованным лицам было ясно, что очень скоро эти активы обесценятся в результате процедур банкротства, и их можно будет скупить по остаточной стоимости. Покупатели нашлись на Западе. А что такое морской порт? Стратегический объект для обороноспособности страны. И продать хотя бы часть порта потенциальному противнику — то же самое, что кусок государственной границы толкнуть».

Банкрот

Как утверждает источник, если бы не желание Израйлита «толкнуть кусок госграницы», ему, может быть, дали бы сохранить часть имущества и сбежать за границу. Но ошибки при выводе денег за рубеж привели к тому, что и на Западе бизнесмены, узнав об уголовном деле, предпочли с Израйлитом не связываться. Российские спецслужбы аккуратно обратили внимание западных коллег на имущество Израйлита. С единственной целью — чтобы тот не смог воспользоваться деньгами для погашения личных долгов. В Австрии, Великобритании и Италии были арестованы его счета и недвижимость. Это привело к тому, что летом прошлого года недавний мультимиллионер был признан банкротом. Все его имущество, до которого удалось дотянуться правоохранительным органам, выставлено на торги.


Защита Израйлита утверждает, что никаких счетов за границей у бизнесмена сроду не было.


«Не далее как 17 января, во время очередной попытки провести хотя бы предварительные слушания, обвинение, настаивая на продлении ареста, опять утверждало, что у моего подзащитного имеются счета за рубежом и личный самолет, что позволяет ему в любой момент скрыться за границей, — говорит адвокат Николай Павловский. — Но они ни разу не представили доказательства этого. Не смогли назвать хотя бы один номер заграничного счета. Все утверждения о заграничных счетах Валерия Соломоновича базируются лишь на запросе, который следствие послало в Интерпол. Ответа на этот запрос нет. Абсурднее всего выглядят утверждения о личном самолете. Мы не раз говорили и предъявляли доказательства тому, что самолетом Валерий Соломонович владел на основании договора лизинга, срок его истек, самолет вернулся к прежним владельцам».

В Следственном управлении УФСБ Санкт-Петербурга и Ленобласти отказались прокомментировать «Новой» ситуацию с самолетом и заграничными счетами. Но один из сотрудников, принимавший участие в расследовании, заявил: «В окончательном варианте обвинения Израйлиту вменяется, помимо прочего, статья УК РФ о совершении незаконных валютных операций. А раз вменили, то и доказательства имеются. Давайте дождемся суда и все узнаем».

Но как раз суда обвиняемый дождаться пока не может. Первая попытка приступить к предварительным слушаниям была предпринята 29 декабря 2018 г. Однако их отложили на три недели, потому что не успел ознакомиться с материалами новый адвокат. В назначенный день, 17 января, слушания снова сорвались: адвокат упал в обморок. Заседание было прервано на два часа для оказания несчастному помощи. В оставшееся время суд лишь продлил Израйлиту срок содержания под стражей до июня. Следующая попытка приступить к слушаниям — в феврале.