Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Поскользнулся на фашистах
Фото: Александр Беглов уходит с заседания Законодательного собрания Петербурга / topdialog.ru

Поскользнулся на фашистах

29 января 2019 17:04 / Политика

Врио губернатора Петербурга обвинил депутата ЗакСа в кощунственных словах. Тот собирается подать в суд. Каковы перспективы?

В среду, 23 января, временно исполняющий обязанности главы города Александр Беглов спешно покинул местный парламент во время критики в его адрес депутата Максима Резника. После этого он направился на открытие Музея блокадной медицины, где на встрече с ветеранами отомстил Резнику, приписав тому слова,  которые тот, судя по всему, никогда не говорил. О высказывании Беглова стало известно только спустя неделю благодаря опубликованной аудиозаписи. «Вот сегодня опять там один из депутатов, Резник, выступал и говорит, что надо было сдать город фашистам, — распекал Беглов оппонента. — Но я ему ответил, и на правительстве (имеется в виду встреча Беглова с депутатами на заседании в Смольном 25 декабря. — С. С.) ответил… И говорит, у фашистов или в Европе в то время была демократия. <…> С ума просто сошел!» При этом на видеозаписи заседания городского парламента видно, что Беглов ушел из зала на второй минуте выступления Резника, после его слов: «Уважаемый Александр Дмитриевич, я не поддерживаю вашу кандидатуру на пост губернатора и считаю, что вы не подходите нашему городу».

В просмольнинских каналах в Telegram в оправдание градоначальника пишут, что врио губернатора на самом деле имел в виду слова Резника на декабрьском заседании правительства, когда между политиками произошла легкая перепалка.


Однако и в той короткой реплике депутата «Новой» не удалось обнаружить ничего, оправдывающего сдачу города фашистам.


«Люди, которые высказывали сомнения насчет празднования [Дня полного освобождения Ленинграда от блокады], вовсе не противники празднования и понимают, что это важнейшее военное событие в том числе, — сказал тогда Максим Резник. — Просто мы бы хотели, чтобы главный акцент в этот день был на том, чтобы такое никогда не повторилось». Парламентарий также отметил, что называть фашистскую армию европейской неуместно, поскольку Третий рейх воевал в том числе и против западных демократий.

На всякий случай «Новая» проверила высказывания депутата о «блокадной комедии» «Праздник», которая вызвала ожесточенные споры не только на городском, но и на федеральном уровне. В комментарии телеканалу «360» он заявил, «что блокада — святая тема, и сам бы он этот фильм не посмотрел». Ничего крамольного не нашлось и в позиции Резника по злосчастному опросу телеканала «Дождь» пять лет назад («Нужно ли было сдать Ленинград, чтобы сберечь сотни тысяч жизней?»). На тот момент глава депутатской группы «Гражданская платформа» Максим Резник признал справедливым возмущение опросом, а саму идею провести его назвал неуместной и невежественной.

Максим Резник сообщил «Новой», что собирается подать иск против Александра Беглова и сейчас выбирает себе адвоката.


Галина Арапова, директор и ведущий юрист Центра защиты прав СМИ

— Что вы думаете о перспективах такого дела, учитывая, что Беглов — врио губернатора?

– Если Резник захочет подать в суд, то дело будет достаточно любопытным. Когда была истерика вокруг опроса на «Дожде», государство активно высказало свою позицию. Если бы не это, [ответчику] можно было бы говорить, что в отношении исторических фактов, даже очень болезненных, мы можем занимать разные точки зрения, и это не значит, что мы проявляем неуважение к погибшим. Но загвоздка в том, что государство не просто высказалось, а устроило истерику. Оно тогда признало, что подобные вопросы неуместны, что их даже задавать не надо.

В этой ситуации Резнику можно строить свою защиту как минимум на том, что он этого не говорил. В иске о защите чести и достоинства факт распространения должен доказывать ответчик — то есть Беглов должен доказать, что Резник произнес приписанные ему слова. Это первое.

Если Беглов с этим справится, то следом он должен доказать, что такая фраза не порочит Резника, что она не сообщает ни о нарушении закона, ни о нарушении норм морали. А вот с этим будут проблемы, потому что государственная позиция по поводу «голосовалки» состояла в том, что это вопиющее нарушение нравственных принципов. То есть эти сведения фактически являются порочащими. Они не указывают на нарушение закона, но когда речь идет о нарушении норм морали и нравственности, это относится к порочащим сведениям с точки зрения юридической терминологии.

Если человека обвиняют в том, что он нарушил нормы морали и нравственности, как их понимает наше современное общество, а он этого не делал, то это и есть умаление его чести, достоинства и деловой репутации. То есть присутствует состав.

– В данном случае следует говорить именно об унижении чести и достоинства, а не о клевете?

– Ущемление чести и достоинства и клевета — это одно и то же. Просто ущемление чести и достоинства — гражданско-правовая процедура, при которой подается иск о защите чести и достоинства. А клевета — уголовная процедура, уголовный процесс, уголовное дело.  С юридической точки зрения разница очень маленькая. Ущемление чести и достоинства — это распространение недостоверных сведений, порочащих честь и достоинство человека. Клевета — то же самое, но совершенное с умыслом. Умысел зачастую трудно доказать.  Умысел должен выглядеть примерно так: я настолько не люблю этого человека, у нас с ним личные споры, личные вендетты, и я решил ему таким образом отомстить. Это очень тяжело доказать.

– А ведь Беглов как раз в тот же день ушел из ЗакСа во время критического выступления Резника…

– Понятно, то есть Беглов мог обидеться. Я вам хочу сказать, что в этой ситуации закон позволяет пользоваться двумя процедурами одновременно: и иск о защите чести и достоинства подать, и уголовное дело о клевете возбудить. Такие ситуации уже были. Рамзан Кадыров подавал иск о защите чести и достоинства против главы правозащитного центра «Мемориал» Олега Орлова за слова по поводу его вины в убийстве Натальи Эстемировой. Он там и иск подал, и уголовное дело по клевете возбуждал (суд полностью оправдал Орлова. — С. С.). В Туле было аналогичное дело. Губернатор и иск подавал, и обвинял в клевете журналиста.

На самом деле это чрезмерно. Можно направить свои усилия в какое-то одно русло. На мой взгляд, иск о защите чести и достоинства — более эффективная процедура, чем клевета. В возбуждении уголовного дела откажут — и все, а с иском о защите чести и достоинства у защиты больше возможностей. В будущем, если даже суд «ляжет» под губернатора и не захочет, таким образом, защищать Резника, то депутат сможет в том числе подать жалобу в Европейский суд о нарушении его права на доброе имя. Это более понятная и цивилизованная процедура, чем уголовное дело о клевете, которое рассматривает мировой судья. Учитывая фразу, которую приписывают Резнику, у него есть перспектива результативного иска.

– А если бы уже приняли  закон об оскорблении представителей власти, можно было бы и его сюда приплести? Ведь представитель власти оскорбляет другого представителя власти.

– Можно было бы, потому что  Резник — представитель власти. Но пока этот адский закон приняли только в первом чтении.