Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Вплоть до пожизненного
Фото: ИНТЕРПРЕСС/ТАСС. Вячеслав Дроков и Владимир Барсуков

Вплоть до пожизненного

21 марта 2019 21:16 / Судебная хроника

Куйбышевский суд Петербурга увеличил срок лишения свободы авторитетному предпринимателю Владимиру Барсукову (Кумарину). Его признали виновным в создании организованного преступного сообщества.

Такого количества журналистов Куйбышевский суд не видел со времен процесса над бывшим депутатом Законодательного собрания Петербурга Сергеем Шевченко в 2001 году. Тогда Шевченко-младший, которого многие считали одним из лидеров тамбовского преступного сообщества, приговорили к 7,5 года лишения свободы условно, признав виновным в вымогательстве. И вот спустя 18 лет в этом же суде оглашается приговор человеку, которого теперь уже и суд признал создателем этого самого преступного сообщества.

Заседание началось с часовым опозданием, за время которого журналисты буквально лезли друг другу на головы, чтоб хотя бы заглянуть в зал. До самого начала заседания не было известно, пустят ли представителей СМИ на оглашение приговора. Чудо случилось: впустили всех, даже видеокамеры.

Журналистов на суд набилось битком Журналистов на суд набилось битком

В довольно просторном зале моментально стало тесно. Оставалось свободным лишь небольшое пространство перед клеткой, где находился легендарный «ночной губернатор» Петербурга и его возможный подельник и земляк Вячеслав Дроков. Последний от камер не отворачивался, в отличие от Барсукова.

А сфотографировать Барсукова хотели все. Ведь после ареста это его первое появление перед публикой.

Владимир Барсуков был арестован 22 августа 2007 года. Для его задержания из Москвы приехала усиленная спецбригада Следственного комитета и рота спецназа из центрального аппарата ФСБ. Петербургских силовиков к этой операции не допустили. Посчитав, что они могут быть связаны с предполагаемым лидером тамбовского преступного сообщества.

Эти сомнения родились не на пустом месте. К примеру, Петербургская топливная компания, вице-президентом которой долгое время являлся Барсуков, в течение десятка лет неизменно выигрывала тендеры на обеспечение автомобилей ГУВД и УФСБ Петербурга и Ленобласти бензином.


А незадолго перед арестом Барсуков щедро профинансировал агитационную кампанию «Единой России» на выборах в Государственную думу 5-го созыва (выборы состоялись 2 декабря 2007 г.). По некоторым данным, структуры Барсукова передали политологам «ЕдРа» не менее 5 миллионов долларов.


Сразу после ареста Барсукова отправили в Москву, где проходили и первые судебные слушания. Первоначально его обвинили в рейдерских захватах нескольких предприятий. В том числе кондитерской фабрики им. Крупской и нескольких магазинов и ресторанов на Невском проспекте. Один из ресторанчиков, «Петербургский уголок», и стал, по некоторым данным, роковым для Владимира Барсукова.

Вообще-то, по версии следствия, в истории с «Петербургским уголком» главную роль сыграл не Барсуков, а его земляк Вячеслав Дроков. Именно он, как выяснило следствие, в 2005 году путем взяток изменил учредительные документы в скандально известной «пятнашке» (налоговая инспекция № 15). А затем шесть раз перепродал ресторан.

Не учел Дроков того, что владелица ресторана Наталья Шпакова была знакома с тогдашним губернатором Петербурга Валентиной Матвиенко. Городская прокуратура возбудила дело по статье 159 УК РФ (мошенничество). В декабре 2006 г. в аэропорту Шереметьево был задержан Дроков, а дело приняло федеральный статус.

Первоначально Барсукову вменили целый букет статей, от мошенничества и вымогательства до убийств. Была там и 210-я статья (создание преступного сообщества). Однако в ходе предварительного следствия дело разбили на несколько эпизодов. По мнению адвоката Сергея Афанасьева — для того, чтобы уложиться в сроки предварительного расследования.

В результате Барсукова уже десять лет судят за различные преступления. В ноябре 2009 г. Куйбышевский суд на выездной сессии в Москве (привозить в Петербург предполагаемого лидера преступного сообщества власти побоялись) приговорил «ночного губернатора» к 14 годам лишения свободы за рейдерские захваты. В марте 2012 года был вынесен приговор по факту вымогательства, и Барсукову добавили еще год.

В июне 2014 г. российскую правоохранительную систему сотряс неожиданный удар. Присяжные вынесли оправдательный вердикт Барсукову и двум его предполагаемым подельникам. Посчитав их невиновными в покушении на убийство владельца Петербургского нефтяного терминала Сергея Васильева. Напомним, что роллс-ройс предпринимателя и джип охраны были расстреляны весной 2006-го в центре Петербурга из нескольких автоматов. Васильева спас корпус золотого сотового телефона. Один охранник погиб, двое были ранены.

В конце ноября 2014 г. Верховный Суд РФ отменил вердикт присяжных и вернул дело на новое рассмотрение с иным составом суда. Поводом для отмены вердикта послужило то, что последнее слово Барсукова «Спецправосудие. Суд особой важности» было опубликовано в СМИ.

«Считаю, что опубликование последнего слова Барсукова В. С. в средствах массовой информации с призывами к присяжным заседателям не уподобляться «коррумпированному и продажному» профессиональному суду за несколько дней до вынесения вердикта является прямым и грубым воздействием на присяжных заседателей, повлекшим вынесение оправдательного приговора», — заявила в суде старший прокурор отдела государственных обвинителей уголовно-судебного управления прокуратуры Санкт-Петербурга Надежда Мариинская.

Новый состав присяжных вынес «правильный» вердикт, и 18 августа 2016 года Барсуков был признан виновным в покушении на Васильева. По совокупности сроков заключения «ночному губернатору» назначили наказание в виде 23 лет лишения свободы.

В 2017 году Барсукова привезли наконец в Петербург, чтобы судить по статье 210 УК РФ. Но по мнению адвоката Афанасьева, 210-я статья как бы сопутствующая.

«Чтобы ее вменить, необходимо доказать, что сообщество занималось именно преступной деятельностью, — заявил Афанасьев «Новой». — Когда ее вменяли, эта статья сопутствовала мошеннической деятельности, и здесь все логично. Но ведь по 159-й (мошенничество) Барсуков уже свое получил. А теперь выходит, что его опять судят за те преступления, по которым он уже наказан. Следствие само запуталось, разделив одно дело на несколько.

И действительно, больше двух часов судья Куйбышевского суда Артем Королев тихим голосом зачитывал материалы уголовных дел, по которым уже вынесены приговоры.

Во время зачитывания приговора Барсуков сосредоточенно разгадывал сканворд. А Дроков, опершись головой о решетку, сумел даже подремать. Но в конце концов очнулся и даже встал со скамьи, наверное, чтобы окончательно не сморило.

Журналисты, находясь в огороженном углу, почти ничего из того, что читал судья, не слышали. На исходе первого часа кое-кто стал присаживаться на стулья, но приставы неизменно поднимали их, грозясь удалить за неуважение к суду. Подсудимых, которые уселись минут через 15 после начала оглашения, никто не поднимал. Впрочем, на исходе второго часа перестали поднимать и журналистов, которые в массовом порядке уткнулись в смартфоны.

С видимым интересом судью слушал лишь один представительный пожилой мужчина со значком «Почетный чекист» на лацкане пиджака. Но и он как-то незаметно исчез под конец оглашения.

Сам приговор — 12 лет лишения свободы (нижний предел по 210-й статье) и миллион рублей штрафа — Барсуков с Дроковым даже не слушали, занятые своими делами. Первый, как уже говорилось, разгадывал сканворд, второй шепотом разговаривал с Вячеславом Дациком, который присутствовал на оглашении приговора. Позже адвокат пояснил корреспонденту «Новой», что скандально известный националист и бывший боец боев без правил познакомился с Барсуковым в одном из СИЗО. Раньше, несмотря на утверждения некоторых СМИ, «ночной губернатор» и Дацик не пересекались и в спортивной карьере бывшего бойца Барсуков не участвовал.

Окончательным итогом приговора стало увеличение срока Барсукову до 24 лет (путем частичного сложения 23 и 12 лет), Дрокову — до 21 года. Но самое главное, после того как приговор вступит в законную силу, власти на законном основании смогут называть Барсукова лидером тамбовского преступного сообщества. Ранее обвинение вынуждено было обходить этот термин при комментариях. Барсуков всегда очень злился, когда его так называли, и даже судился (и выиграл) с немецким журналом «Шпигель».


«Для меня этот приговор загадка, — заявил Сергей Афанасьев сразу после оглашения приговора. — Не находите, что сообщество у нас какое-то маленькое получилось? Всего из двух человек на скамье подсудимых и одного в розыске. Конечно, мы будем обжаловать приговор в вышестоящей инстанции».


В настоящее время Барсуков находится под стражей почти 12 лет. То есть половину назначенного срока. Согласно действующему законодательству, срок, проведенный в СИЗО, засчитывается как один к полутора, проведенным в колонии. То есть в настоящее время Барсуков, учитывая уже отбытое наказание и состояние здоровья (он инвалид первой группы), вполне мог бы рассчитывать на условно-досрочное освобождение. Если бы не одно но, которое выразилось в показаниях Михаила Глущенко, данных бывшим депутатом Госдумы весной 2015 г., когда бывший ближайший соратник Барсукова обвинил его в заказе убийства Галины Старовойтовой в 1998 году.

Как считают некоторые эксперты, давая признательные показания об участии в убийстве Старовойтовой и заключая досудебное соглашение со следствием, Глущенко рассчитывал, что срок давности по убийству уже истек. Однако неожиданно обвинение вменило ему не убийство, а террористический акт (убийство государственного деятеля). А по этой статье срок предусмотрен вплоть до пожизненного. Так что Глущенко, который весной 2012-го был приговорен к восьми годам лишения свободы за вымогательство, вместо освобождения от ответственности за убийство за истечением срока давности был приговорен к 17 годам лишения свободы. Кроме того, Глущенко до сих пор подозревается в тройном убийстве на Кипре в марте 2004 года. Напомним, тогда были убиты Юрий Зорин, Виктория Третьякова и коллега Глущенко по работе в Госдуме, а также его деловой партнер Вячеслав Шевченко.

Барсукову — если суд признает его виновным в заказе убийства Старовойтовой и с учетом уже вступивших в силу приговоров — грозит пожизненное лишение свободы.