Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Эстафета народов: Венгрия. «Мы принимали капитализм со всеми его пороками»
Фото: премьер-министры Австрии и Венгрии разрезают забор на границе между странами / REUTERS

Эстафета народов: Венгрия. «Мы принимали капитализм со всеми его пороками»

22 мая 2019 20:43 / Общество

Деспотические режимы агонизируют по-разному, но всегда залог политического краха — это утрата уважения граждан. 


От автора

В 2019 году исполняется 30 лет событиям, которые закрыли социальный эксперимент, начатый российскими революционерами в 1917-м. В каждой стране эти события развивались независимо и по-своему, но их совпадение во времени закономерно. О возрождении демократии на постсоветских территориях рассказывает цикл «Эстафета народов». 


Обиженный человек Европы

Образовавшуюся при распаде Австро-Венгерской империи в 1919 году Венгерскую Республику быстро уничтожил поддержанный Советской Россией коммунистический мятеж. После его подавления регентом вновь провозглашенного королевства объявили адмирала Миклоша Хорти. «Адмирал без флота» правил «королевством без короля» почти четверть века.

Согласно подписанному в Версале Трианонскому договору, «земли венгерской короны» потеряли 72% территории и 64% населения. Около трех миллионов этнических венгров оказались на территории Румынии, Югославии и Чехословакии. Годовщину договора до сих пор отмечают как день национальной трагедии.

Миклош Хорти с Адольфом Гитлером. Фото: REUTERS Миклош Хорти с Адольфом Гитлером. Фото: REUTERS

Хорти не был ни фашистом, ни нацистом, но стремление вернуть территории привело его к союзу с Гитлером. Поначалу это принесло плоды: в 1938-м и 1940-м к Венгрии по решениям двух Венских арбитражей отошли Закарпатье и Трансильвания. При этом первый арбитраж основывался на положениях Мюнхенского соглашения о разделе Чехословакии, а второй — на пакте Молотова — Риббентропа. Расплачиваться пришлось участием в войне. Но после потери 200-тысячной армии под Сталинградом и перелома в войне диктатор стал искать пути сепаратного мира. Чтобы не допустить этого, местные нацисты совершили переворот и отстранили Хорти от власти.

Поражение вернуло Венгрию в границы 1920 года. К власти в 1947 году пришли не просто коммунисты, а ультраортодоксы во главе с «лучшим учеником Сталина» Матиасом Ракоши:


за семь лет в стране репрессировали десятую часть населения.


Террор, коллективизация, копирование советского опыта во всем, включая военную форму, стали причинами восстания 1956 года, которое потопили в крови советские войска. В СССР около 200 диссидентов были репрессированы за солидарность с венгерским народом.

Страну возглавил недавний политзэк Янош Кадар. За 30 лет его правления в Венгрии возник строй, прозванный «гуляш-коммунизмом». Суть его состояла в ослаблении идеологического давления (ВНР была единственной страной восточного блока, где после революции 1956 года не было полноценного аналога советского КГБ) и поощрении элементов рыночных отношений. Гарантией успеха такой политики были дешевизна энергоносителей и неутолимый советский спрос на венгерскую продукцию. Частный сектор способствовал появлению внутренне свободных и материально независимых людей, без которых невозможны демократические перемены. Выезд из страны был практически свободным, за границей существовала многочисленная и политически активная венгерская диаспора.

Режим Кадара старался угодить своим подданным, но венгры его глубоко презирали, считая оккупационным. Лично Кадару не могли простить казни Имре Надя и других руководителей демократической революции.

Янош Кадар и Леонид Брежнев (1972). Фото: REUTERS Янош Кадар и Леонид Брежнев (1972). Фото: REUTERS

Европейский пикник

К 1980-м годам экономические трудности сузили советский рынок сбыта венгерских товаров. В мае 1988 года больной деменцией Кадар ушел в отставку. Венгрия застыла в ожидании перемен.

Неожиданно для всех «ручное» коммунистическое Национальное Собрание ВНР повело себя как настоящий законодательный орган. 11 января 1989 года оно приняло законы о свободе выражения взглядов и свободе общественных объединений. 29 января руководство компартии обнародовало декларацию, согласно которой в 1956 году имела место не «контрреволюция», а национальное восстание. 11 февраля последовал закон о многопартийной системе, после чего в стране сразу легализовалось около 50 политических объединений.

До общей победы были отложены все идеологические и политические разногласия. В результате удалось найти взаимопонимание с реформаторами из народно-демократической платформы в компартии.


Венгерские оппозиционеры бывали на Западе и хорошо знали, чего хотят.


«Мы принимали капитализм со всеми его пороками, причем далеко не скандинавскую модель, а американскую», — вспоминал политик и философ Гашпар Тамаш.

Демонтаж режима проходил мирно и организованно, по образцу и с учетом опыта ликвидации франкизма в Испании. Помешать ему могла только еще одна советская интервенция. Однако советское руководство, деморализованное проигранной Афганской войной и экономическим кризисом, с бунтующими Прибалтикой и Закавказьем в тылу, было неспособно на внешнеполитические авантюры.

Будущий премьер-министр Венгрии Виктор Орбан на многотысячном митинге призвал к отставке советского правительства (1988). Фото: REUTERS Будущий премьер-министр Венгрии Виктор Орбан на многотысячном митинге призвал к отставке советского правительства (1988). Фото: REUTERS

15 марта в Будапеште отметили годовщину демократической революции 1848–49 гг. Официальные торжества проходили возле Национального музея, а мероприятия оппозиции — возле памятника одному из вождей революции поэту Шандору Петефи. Имре Конья, будущий министр внутренних дел, вспоминал: «Оттуда мы направились к зданию телевидения, требуя свободы прессы, а затем возле парламента почтили память погибших в 1956 году. Наши манифестации собрали сотни тысяч людей». Делегаты польской «Солидарности» раздавали листовки, посвященные связям двух народов и текущей ситуации в обеих странах. В те дни Збигнев Бжезинский писал: «То, что происходит в коммунистическом блоке, — это отмирание коммунистической доктрины и крушение системы».

Вскоре открылся первый съезд народных депутатов СССР, коммунисты проиграли выборы в Польше и сфальсифицировали выборы в ГДР. Произошли кровавые столкновения на проспекте Руставели в Грузии и на площади Тянаньмэнь в Пекине. Мир стал другим. На этом фоне события в Венгрии воспринимались как затишье. Но это было не так.

13 июня начал работу Национальный круглый стол с участием коммунистов, оппозиции и представителей общественных организаций. 16 июня более 300 тысяч человек приняли участие в перезахоронении останков казненного Имре Надя и его соратников. На грандиозном митинге выступил будущий премьер-министр Виктор Орбан: «Если мы поверим в свои силы, то сможем положить предел коммунистической диктатуре. Если будем решительными — заставим организовать свободные выборы и создать правительство, которое начнет переговоры с русскими о скорейшем выводе войск.


Мы должны обеспечить такое положение, чтобы правящая партия, даже если бы захотела, не могла использовать против нас силу».


Еще через три недели Верховный суд Венгрии реабилитирует Имре Надя и объявит незаконным смертный приговор. По иронии судьбы в тот же день умрет Янош Кадар, лично виновный в расправе над участниками восстания.

27 июня Венгрии и Австрии начался демонтаж пограничных заграждений между Венгрией и Австрией. 19 августа прошел «независимый европейский пикник» — отвод пограничников на многокилометровом участке, организованный правительствами двух стран при участии символического наследника венгерского престола, депутата Европарламента эрцгерцога Отто Габсбурга. Это мероприятие позволило сотням граждан ГДР, отдыхавшим в Венгрии, перейти на австрийскую территорию. «Я чувствовал, как слезы подступают к моим глазам», — вспоминал канцлер ФРГ Гельмут Коль. Через месяц Венгрия полностью открыла границу, и транзит восточных немцев приобрел массовый характер. Сегодня на месте «пикника» стоит белокаменный многофигурный памятник.

18 сентября был опубликован итоговый документ Национального круглого стола, объявляющий проведение свободных парламентских выборов, а 7 октября руководители Венгерской социалистической рабочей партии объявили об ее самороспуске для преобразования в социал-демократическую. На свободных выборах в марте 1990 г. наследники коммунистов получат лишь 10,2% голосов.

Советские диссиденты Борис Пустынцев, Виктор Шейнис (один из авторов Конституции РФ), Виктор Лёвин и другие, которые когда-то не побоялись публично выразить солидарность с революцией 1956 года, были награждены венгерскими орденами и медалями. В здании парламента русские эмигранты Фридрих Незнанский и Роман Редлих торжественно передали венгерскому правительству флаг демократической революции, спасенный из горящего Дебрецена в 1956 году.

Советские войска ушли летом 1991-го, а осенью 1992-го Борис Ельцин во время государственного визита принес извинения венгерскому народу. В 1993–96 годах Венгрия заключила договоры с Румынией, Словакией и Украиной о нерушимости границ. В 1999 году она вступила в НАТО, в 2004-м — в ЕС, а в 2007-м — в Шенгенскую зону. Началась новая эпоха в истории страны.