Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Дети поручика Достоевского
Фото: эскиз проекта реконструкции музея Достоевского / dostoyevsky.fm

Дети поручика Достоевского

8 июля 2019 15:32 / Общество

Обещания врио Беглова сохранить сквер в Кузнечном переулке расходятся с действиями Смольного: фонд Якунина не оставляет попыток освоить территорию.

Фонд «Петербург Достоевского», созданный под эгидой бизнесмена Андрея Якунина (сына экс-главы ОАО «РЖД» Владимира Якунина), возобновил борьбу за застройку участка в Кузнечном переулке. В преддверии традиционного Дня Достоевского фонд создал петицию с призывом поддержать проект расширения музея писателя. Она навязчиво рекламируется в социальных сетях, однако вызывает по большей части ровно противоположный задуманному эффект.

Например, под рекламой петиции на Facebook из нескольких сотен комментариев одобрительных лишь два, причем с весьма неловкой аргументацией. Один пользователь исходит из того, что писатель такого уровня заслужил кафе (обещано в рамках нового проекта), другой — что в Музей Достоевского «не мешало бы и школьников водить». Логика последнего наводит на мысли о тролле иногороднем — в музей школьники, собственно, и так ходят, и для них многие годы проводятся разнообразные прекрасные программы.

Сам текст петиции вызвал шквал возмущения. В сообществе «Центральный район за комфортную среду обитания» ее оценили как «набор лживых формулировок» и «обман голосующих». Так, в петиции утверждается, будто предусматривается застройка «пустыря», который «не является и никогда не являлся ни сквером, ни общественным пространством». Тогда как этот участок с деревьями и кустарниками ранее входил в перечень защищенных от застройки территорий зеленых насаждений общего пользования (ЗНОП), но был исключен из него в конце 2017 года по обращению якунинского фонда — депутаты Сергей Никешин и Мария Щербакова подали нужную поправку, а единоросовское большинство обеспечило ее утверждение ЗакСом.

Акция «Живой щит» в Центральном районе Петербурга. Фото: vk.com/mytndvor Акция «Живой щит» в Центральном районе Петербурга. Фото: vk.com/mytndvor

При этом, как признавалось и Смольным, Центральный район остается одним из самых неблагополучных по обеспеченности зелеными зонами. В фонде же заверяли, что в случае реализации проекта (пятиэтажный многофункциональный комплекс) озеленят и благоустроят территорию возле музея. Нынешней весной выяснилось, что посадки будут, но за несколько километров отсюда: как сообщил вице-губернатор Николай Линченко, «фонд подтвердил готовность выполнения мероприятий по компенсационному озеленению в границах предложенного администрацией Центрального района участка по адресу Кирочная улица, 12–14».

В ответ активисты сообщества «Центральный район за комфортную среду обитания» провели акцию «Живой щит» — более 250 человек взялись за руки, встав цепью перед единственным зеленым участком в Кузнечном переулке. А на брандмауэрной стене появилось граффити Леши Бурстона «Древо желаний» с купюрами вместо листьев.

На публичных слушаниях, проведенных в Центральном районе, местные жители проголосовали за возвращение участка между домами 5 и 9 по Кузнечному переулку в перечень ЗНОП.

Закрепляющие их волеизъявление варианты законопроектов в конце июня внесены депутатами Законодательного собрания на голосование в первом чтении. Один — оппозиционным депутатом Борисом Вишневским, другой — фракцией «Единая Россия». Последняя метнулась в нужную сторону после того, как свое отношение к проблеме выразил Александр Беглов.

В мае, отвечая на обращение депутата Вишневского, врио губернатора официальным письмом сообщил: «…реализацию проекта по созданию нового музея считаю преждевременной, строительство на земельном участке по адресу Санкт-Петербург, Кузнечный пер., участок 11, недопустимым. Также необходимо провести работу по внесению указанного земельного участка в Перечень территорий зеленых насаждений общего пользования».


Привластные СМИ поспешили подать эту новость под заголовком «Беглов спас от застройки сквер в Кузнечном переулке».


За скобками осталась другая, не афишируемая работа — по предоставлению участка фонду «Петербург Достоевского».

Месяцем ранее, своим распоряжением от 3 апреля, Комитет имущественных отношений Санкт-Петербурга утвердил границы участка 11 по Кузнечному пер. (между домами 5 и 9), и в тот же день Комитет по инвестициям издал распоряжение о предварительном согласовании предоставления этого участка фонду «Петербург Достоевского».

Депутат Алексей Ковалев поставил под сомнение законность этих действий и в начале мая обратился к прокурору города. В частности, парламентарий просил проверить, почему участок сформирован без соответствия проекту межевания, как требуется по закону, и на каком основании он предоставлен именно фонду и без конкурсных процедур.

«Древо желаний». Фото: vk.com/burstonelink «Древо желаний». Фото: vk.com/burstonelink

Поразмышляв пару недель над депутатским обращением, прокуратура перенаправила его в Смольный. Там потянули резину еще месяц, а к исходу июня аппарат вице-губернатора Эдуарда Батанова прислал Ковалеву ответ. Из него выходило, что все сделано по закону. Мол, заявка от фонда поступила еще 1 февраля 2018 г., получить участок без торгов можно — если речь идет о размещении объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения или о реализации масштабных инвестиционных проектов. По закону, чтобы счесть объект «социально-культурным», достаточно, чтобы он относился «к объектам, размещаемым на основании такого вида разрешенного использования земельного участка, как "культурное развитие"». А за рассматриваемым участком именно оно и закреплено.

Ковалев, правда, в своем обращении в прокуратуру просил разъяснить, на каком основании в Государственный кадастр недвижимости в данном случае была внесена информация только о виде разрешенного использования «культурное развитие» (что, по его мнению, является нарушением Правил землепользования и застройки Санкт-Петербурга). Но Смольный обошел данный вопрос молчанием. Разумеется, в ответе нельзя было проигнорировать уже высказанную Александром Бегловым позицию. Но можно было процитировать лишь ту часть, где говорится о «преждевременности» реализации проекта строительства нового музея, не приводя слова врио губернатора о недопустимости застройки участка и необходимости его возвращения в перечень ЗНОП.


Может статься, что «преждевременно» — это всего лишь до окончания выборов. А после мы узнаем цену розданных кандидатом № 1 обещаний.


«Если бы Александр Беглов действительно хотел решить проблему сохранения сквера, он бы поручил отменить распоряжение Комитета по инвестициям о предварительном согласовании предоставления участка фонду. На том основании, что комитет не имеет права на целевое предоставление участков», — настаивает Ковалев.

Согласно пп. 3 п. 2 статьи 39.6 Земельного кодекса РФ, находящийся в госсобственности земельный участок может предоставляться в аренду без проведения торгов (при соответствии упомянутым критериям) по распоряжению высшего должностного лица субъекта РФ. То есть в нашем случае такое решение должен подписать губернатор. Примечательно, что данную норму закона упоминает в своем ответе и аппарат вице-губернатора Батанова, но не расшифровывает ее. Да, пока речь идет лишь о предварительном согласовании предоставления участка. Но почему врио губернатора не отзывает его, если ответственно декларирует недопустимость застройки участка?

Прежним главой города Георгием Полтавченко перед фондом было поставлено условие: участок может быть предоставлен только после того, как заявитель предъявит наличие не менее 60% средств, необходимых для реализации проекта (оценивалась заявителем в 650 млн руб.). То есть требовалось собрать около 400 миллионов. Пока же, согласно представленным на сайте фонда сведениям, удалось наскрести около 23 млн. Раздел «Нас поддерживают» представлен скромно — пятью персонажами. И лишь один обозначен как меценат, четверо являются руководителями компаний, готовых «помочь своими профессиональными компетенциями». Например — «поделиться экспертным опытом в сфере налогообложения и права».

В разделе «СМИ» размещены несколько публикаций, которым приличествовала бы маркировка «На правах рекламы». В одной из них Андрей Якунин комментирует заявление Александра Беглова о «преждевременности» реализации проекта: оно «удивило», но в фонде исходят из того, что «никаких официальных уведомлений на этот счет не получали», и продолжают работу.

Андрей и Владимир Якунины. Фото: РИА Новости Андрей и Владимир Якунины. Фото: РИА Новости

Господин Якунин признает, что к 200-летию писателя (2021 г.) приурочить открытие нового музея Достоевского не получится. Но надежды, что оно все равно состоится, как будто не теряет — «конкретные даты символичны, это не главное».

Общественное мнение о проекте фонда бизнесмен делит на «профессиональную позицию» тех, кто его поддерживает, «основанную на соответствующем опыте, знаниях и репутации», и отторжение тех, кто «никогда ничего в этом городе не сделали».

В качестве наделанного для города им самим Андрей Якунин приводит в пример «приспособление двух разрушающихся зданий к использованию в XXI веке» — Дом Лобанова-Ростовского и Никольские ряды. Результаты оценивались хранителями наследия как случаи варварского обращения с памятниками. Первый объект, напомним, был изъят из казны Петербурга под предлогом обеспечения нужд переезжающего в северную столицу Конституционного суда. Но нужда почти сразу отпала, и от Управления делами Президента РФ особняк перешел структуре Андрея Якунина для приспособления под фешенебельный отель. В ходе которого памятник федерального значения «усовершенствовали» так, что тогдашнему губернатору Валентине Матвиенко пришлось дать отмашку на разборку и перестройку нахлобученной стекляшки мансардного этажа. Но подлинный спроектированный Монферраном дворовый флигель, как и значительная доля исторической начинки главного корпуса, были потеряны безвозвратно.

Теперь компания Якунина-младшего готовит Дом Лобанова-Ростовского к продаже — надеются сбыть, выручив хорошую маржу. Говоря о Никольских рядах (где была снесена существенная часть исторических стен), бизнесмен сожалеет лишь о том, что «не вышло мобилизовать внутридворовое пространство» (первоначальный проект, отбитый экспертами, предполагал двор застроить и снабдить выпирающим над внешними стенами стеклянным колпаком). «Но это задача, которую еще предстоит решить», — не намерен останавливаться Якунин.

Дом Лобанова-Ростовского. Фото: wikipedia.org Дом Лобанова-Ростовского. Фото: wikipedia.org

Петиция фонда повторяет его тезисы о том, что проект расширения Музея Достоевского якобы «получил одобрение известных деятелей культуры и архитектурного сообщества».

Хотя при его обсуждении высказывалось немало острой критики и теми и другими. Из 31 члена Градостроительного совета концепцию, представленную архитектором и соучредителем фонда Евгением Герасимовым, поддержали 14 — оговорив необходимость переработать решение по фасадам. При обсуждении экс-председатель КГИОП Никита Явейн посмеялся над помпезно оформленной входной зоной — такая, по его мнению, скорее подходит дорогому бутику, но не музейному центру Достоевского — «певца бедных людей». Коллеги по цеху — архитекторы Сергей Бобылев, Сергей Шмаков и другие — призывали Герасимова «обуздать собственные амбиции» ради сохранения исторической среды, которая и является главным памятником писателю. «Люди со всего света приезжают сюда ради Петербурга Достоевского, а не ради Петербурга Герасимова», — настаивал Бобылев.

Немало критики вызвала концепция фонда и при ее рассмотрении Общественной палатой Санкт-Петербурга. Архитектору Максиму Атаянцу тогда пришлось напомнить, что главной неоспоримой ценностью остается исторический центр Петербурга. И всякое нововведение должно оценивать лишь по одному критерию: приумножает оно эту ценность или снижает. А предложенное Герасимовым решение, по мнению Атаянца, «воздействует на исторический контекст разрушительно».

Евгений Герасимов весьма эмоционально комментировал журналистам и заявление Беглова о недопустимости застройки примыкающего к мемориальному дому участка: «Такие истории отрицательно сказываются на репутации города. Что должны думать люди, которые жертвовали деньги на расширение Музея Достоевского, когда в угоду нескольким десяткам бузотеров в предвыборный год администрация города решает лишить горожан и туристов, поклонников творчества писателя, возможности посетить его музей в цивилизованных условиях?»

Но горожане, судя по их реакции на петицию фонда, не готовы счесть себя лишенцами в случае провала его планов. Скорее наоборот.

«Администрация Санкт-Петербурга говорит о недопустимости и преждевременности строительства нового здания для музея Федора Достоевского, обрекая тем самым музей писателя мирового уровня на дальнейшее существование в тесноте. Нам и нашим детям нужен современный музей, который будет говорить о вечных ценностях на языке современных технологий!» — утверждается в петиции.

«А чем вы заполните «современное музейное пространство»?


Вы действительно настолько расширили фонды, что экспонаты требуют нового здания?» — парируют в комментариях к петиции горожане.


«Кажется, Достоевский снимал квартиру, а не целый дом. Зачем музею-квартире новое здание?» — недоумевают другие.

«Это будет бетонный гроб в центре прекрасного города! Строительство ударит по историческим зданиям, которые стоят вплотную, уничтожит единственный сквер! Музей господина Герасимова великолепно впишется в любой спальный район, там и туристическим автобусам будет где парковаться. Но там недвижимость толстосумам невыгодна, да, Достоевский в спальном районе сразу падает в цене. Совести у вас нет — вот это больно», — ставят диагноз третьи.

«А вас не смущает, что под вашим брендом застройщик просто хочет внедрить новодел в историческую застройку, и «нового» пространства там будет немного, основная часть уйдет под кафе и прочий торговый сектор, с которого можно будет снимать прибыль? — взывают уже к руководству музея. — Стоит ли ради этого уничтожать историческую среду, которая и есть памятник романам Достоевского?»

«Музей прекрасный. Был дважды на временных экспозициях (посвященных сравнению творческого и жизненного пути Толстого и Достоевского и путешествиям Достоевского по Европе), обе — великолепные! Не нужно ничего менять! Хотите построить новый дом, в котором жил Достоевский?»

Сквер в Кузнечном переулке. Фото: Юлия Рыбина Сквер в Кузнечном переулке. Фото: Юлия Рыбина

Если музею тесно (хотя до сих пор он не обнародовал внятного обоснования — какого объема площадей и подо что именно не хватает), можно было бы решить эту проблему путем выкупа нескольких соседних квартир, полагают критики нового строительства. Одну фонд «Петербург Достоевского» уже расселил и оформил в свою собственность. Андрей Якунин утверждает, что квартира эта уже передана в пользование музею. Однако директор музея Наталья Ашимбаева в интервью «Моему району» говорит иное: «Расселенная квартира принадлежит фонду создания музея Достоевского и не может пока быть передана из жилого в нежилой фонд в связи с тем, что по этой лестнице существуют еще две жилые квартиры».

Нерешенной остается и другая правовая коллизия, на которую ранее обращал внимание глава Комитета по культуре Константин Сухенко: вопрос разграничения прав собственности. Условие фонда — новое здание должно быть в его собственности, музей станет лишь пользователем части площадей (какой именно, на каких условиях — нигде не прописано). Новая пятиэтажка, согласно проекту, соединяется с мемориальным зданием крытыми переходами, для чего в исторических стенах, являющихся предметом охраны, пробивается несколько проемов. Де-факто на выходе получается единый новый объект недвижимости (поскольку будут общие конструктивные элементы). При этом в старой части остаются неотчуждаемые предметы музейного фонда РФ.

Помимо прочего, исследовав ранее устав фонда, «Новая» обнаружила в нем положение, закрепляющее право передачи его имущества (помещений, земельных участков) третьим лицам.

Изначально, напомним, у фонда было три учредителя — Андрей Якунин, Евгений Герасимов и Наталья Ашимбаева. После того как вице-губернатор Владимир Кириллов признал, что в нахождении директора государственного музея в составе учредителей коммерческой организации усматривается конфликт интересов, госпожа Ашимбаева вышла из состава учредителей фонда.

Затем вице-губернатор Николай Линченко заявил, что Смольный рассматривает возможность изменения устава фонда с целью включения в состав учредителей официального представителя Санкт-Петербурга.

И это заявление, и тот факт, что распоряжение о предварительном согласовании предоставления участка фонду до сих пор не отменено, множат сомнения петербуржцев в действенности заявлений врио губернатора о недопустимости застройки сквера. К вопросу возвращения этой территории в перечень ЗНОП депутаты вернутся только после летних каникул. И, по всей видимости, по завершении выборов главы города, когда Александру Беглову уже не будет нужды раздавать популистские обещания. Чтобы снять недоверие хотя бы в этом вопросе, достаточно сделать простой шаг — отменить упомянутое распоряжение.