Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
На берегу залива нашли горных козлов
Фото: Желтая бухта — территория застройки под будущий порт / Из архива автора

На берегу залива нашли горных козлов

31 июля 2019 13:08 / Общество

В Приморске при рекордном количестве народа прошли слушания по проекту нового мегапорта.

На слушания пришли около пятисот человек, большая часть которых не поместилась в зале и остались стоять на улице. Притом что в СМИ лоббисты порта утверждали, что «в Приморске все спокойно», а кампанию против стройки имитируют лишь несколько сторонних активистов, нанятых портовыми конкурентами из Прибалтики и Финляндии.

Но даже если весь Приморск выйдет на улицы маршировать против порта, не факт, что это остановит федеральный проект. Особенности законодательства таковы, что застройщикам требуется от жителей лишь сам факт проведения слушаний. Они не обязаны корректировать проект, тем более что его уже одобрил сам Владимир Путин. Все, что остается оппонентам, — выигрывать время, указывая на явные нарушения и в проекте, и в проведении самих слушаний. А их было, судя по всему, немало.


Читайте также: «Плывите отсюда. На берегу Финского залива, не дожидаясь общественных слушаний по проекту нового грузового порта, уже рубят деревья»


«В зал запускали только с 15.00, — рассказывает активист Мария Масленникова. — Но когда нас наконец-то впустили, оказалось, что половина мест уже занята! Там сидели люди, организованно привезенные на трех автобусах. Как мы выяснили, они были из Усть-Луги и Кингисеппа (офис Приморского УПК расположен в Кингисеппе, а в порту Усть-Луга находится терминал «Юг-2», контролируемый бенефициарами этой компании Ильей Трабером, Рамисом Дебердеевым и др. — Прим. ред.). Оказалось, среди прибывших были члены организации ветеранов спецназа «Тайфун». Какое отношение спецназовцы имеют к Приморску, осталось тайной».

Один из участников слушаний сообщил, что наблюдал в кулуарах попытку кого-то из приезжих спровоцировать конфликт с противниками стройки. По его словам, наблюдавшая за этим полиция не вмешивалась. Впрочем,


другие очевидцы говорят о полиции с благодарностью: если бы не люди в погонах, оппонирующей стороне вообще бы не дали слова.


«Мы сразу поняли, что инвестор хочет заполнить зал своими людьми, и контролировали главный вход в здание ДК, — продолжает Мария. — Но черный вход мы прохлопали. Через него-то их и провели. В 15.00, когда стали пускать остальных, большая часть просто не поместилась. Полиция перекрыла вход, чтобы не было давки. К тому же, чтобы попасть внутрь, ты должен был сначала заполнить регистрационную карточку, расписаться в журнале, показать паспорт (данные переписывались), и только после этого по карточке пускали в зал. Увидев, что половина зала уже заполнена, люди начали требовать, чтоб и те показали свои карточки. А у них не было, понятное дело. Через полчаса появилась девица с пачкой карточек и стала им раздавать. У нее пачку отобрали и сфотографировали. Оказалось, что они аккуратно заполнены, централизованно».

Но и право выступить против порта пришлось выбивать с боем, внеся в слушания элемент митинга. «Организаторы вообще планировали никому не давать слова, кроме Приморского УПК», — говорит Мария. — Предложили подавать возражения в письменном виде. Но мы топали и кричали, и в конце концов полиция — видимо, у нее была установка, чтоб никаких конфликтов, — настояла, чтобы нам дали слово. И мы все сумели выступить».

ОВОС без ОВОСа

Анна Доронина, кандидат биологических наук, сказала, что разработчики проекта скрыли наличие на месте строительства краснокнижных видов растений: «Обследования в районе Приморска я провожу с 1999 года, еще до строительства порта, поэтому с уверенностью могу сказать, что на участке строительства растет как минимум три охраняемых вида растений. Видимо, чтобы избежать трудностей при прохождении различных экспертиз, или просто по незнанию разработчик проекта скрыл эти данные. С такой же ситуацией мы сталкивались и в проекте компании «Норд Стрим — 2», когда она пролоббировала на всех уровнях строительство газопровода через заказник Кургальский и признала наличие нескольких тысяч экземпляров охраняемых видов сразу после получения всех необходимых разрешений на строительство. Надеюсь, что у Приморского УПК этот номер не пройдет».

Вырубка леса под строительство. Фото: из архива автора Вырубка леса под строительство. Фото: из архива автора

Анна Лосева, зоолог, специалист по балтийской нерпе, заявила, что процедура оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) фактически не проведена: «В материалах не упомянуты не только редкие растения, но и мероприятия по сохранению исчезающего вида морского млекопитающего, обитающего в Финском заливе, — кольчатой нерпы. Ее популяция сократилась до критического уровня. Для этих животных ключевым местом являются Березовые острова, на которых нерпа щенится. Танкеры, идущие в порт Приморск, уже отрицательно сказались на ее поголовье. А трафик судов Приморского УПК, находящегося в четырех километрах от «родильного дома» нерпы, может поставить точку на существовании вида. Уничтожение местообитания краснокнижного вида — это уголовное преступление (статья 259 УК РФ).


При этом в материалах ОВОС говорится о наличии в приморских лесах муфлонов — горных козлов, обитающих на территории России только на Кавказе.


«Скорее всего, ОВОС списывали с какого-то образца, но крайне небрежно и непрофессионально», — полагает Лосева.

Адвокат Евгений Баклагин потребовал признать слушания несостоявшимися. «При проведении ОВОС не были рассмотрены альтернативные варианты достижения цели намечаемой хозяйственной деятельности, — сказал он. — Кроме того, Приморский УПК не предоставил полной и достоверной информации о строительстве» (требуется в соответствии с положением «Об оценке воздействия намечаемой хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду в РФ», приказ Главкомэкологии от 16.08.2000. — Прим. ред.).

Хочется жить подальше от стратегического проекта

Очень эмоциональными были выступления местных жителей. Это объяснимо: дома поселка Карасевка оказываются всего в километре от будущей промзоны. Между тем именно там выделяли участки льготникам — многодетным и семьям с детьми-инвалидами. «У нас в Карасевке несколько особых детей, чьи родители переехали сюда, — рассказала Анна Лупал. — И многодетных много, я в том числе. И мы не дачники, наши дети здесь живут, учатся, здесь лечатся, от Приморска получают квоты на лечение. Нам не нравится, что наши дети окажутся зажаты между угольным причалом, сортировочной станцией и мусоросжигательным заводом. Мы не для этого продавали свои квартиры, чтобы оказаться в промзоне. Причем продать наши дома и переехать куда-то дальше теперь невозможно, ведь теперь они обесценились».

Большие претензии к УПК и у жителей Ермилово и Балтийского, причем не к будущим, а к уже имеющимся последствиям его деятельности. Несмотря на то что проект еще не согласован, 266 га леса на берегу «для целей строительства линейных объектов» уже вырублены в апреле-мае (по уточнению пресс-службы УПК — лишь 200 га). При вывозе леса были захвачены (и испорчены) поселковые дороги. В редакции имеется коллективное обращение жителей (вместе с 44 отсканированными подписями). «Подрядчик вырубки — ООО «Конгломерат» — установил на поселковых дорогах знаки, запрещающие проезд, тем самым закрыв подъезд к нашим домам, — сказано в обращении. — В начале апреля 2019 года по Окольному проезду п. Балтийское и по Балтийскому проезду п. Ермилово стали осуществлять движение лесовозы с загрузкой от 40 до 60 куб. м (60–80 т)».

В результате полотно Окольного проезда, по которому ездит школьный автобус, было полностью разрушено. Жители обратились в администрацию Приморска, в природоохранную прокуратуру, Комитет по природным ресурсам ЛО, представительство президента в СЗФО и даже в полицию. Кроме того, удалось дозвониться на горячую линию к губернатору Александру Дрозденко. Но все полученные ответы свелись к одному: «нарушений не выявлено».


«Ни один институт власти не смог защитить наши права и хотя бы остановить уничтожение леса до выяснения всех обстоятельств дела, — пишут люди в обращении к последней надежде — президенту.


— Вызывает удивление тот факт, что ООО «Приморский УПК», которое анонсировало на федеральном уровне инвестиции в терминал в размере 70–90 млрд руб., не нашло средств и желания пробить просеку по своему участку (около 1 км) для вывоза леса. Или этот инвестор планирует строительство терминала с использованием только поселковых дорог?»

Двойной агент

Однако СМИ, которые лоббируют порт продолжают утверждать, что местных противников у стройки нет, а нанятые прибалтийскими конкурентами лжеэкологи запугали общественность фейковым вариантом проекта. В доказательство того, что протестная кампания срежиссирована из-за рубежа, приводятся фотографии с отдыха в Эстонии, выложенные в социальной сети активисткой Линой Епифанцевой, якобы «нерусское» построение предложений, диагностированное у другого активиста (в качестве примера приводится использованная им цитата из Егора Летова), и наконец — бомба! — финский IP-адрес третьего активиста.

Особняк Рамиса Дебердеева в Финляндии. Фото: Helsingin Sanomat Особняк Рамиса Дебердеева в Финляндии. Фото: Helsingin Sanomat

Так как именно Прибалтика и Финляндия меньше других заинтересованы в строительстве конкурирующих российских портов, то больше ничего доказывать и не надо. Правда, остается неясным, зачем предполагаемым иностранным агентам столь нелепо выдавать себя. Потому что, если следовать логике этого «расследования», самым перспективным кандидатом на роль финского врага Приморского УПК оказывается один из его совладельцев — Рамис Дебердеев! В финской прессе — Helsingin Sanomat и Taloussanomat — опубликованы материалы о принадлежащем ему дорогом особняке эпохи модерн близ Руоколахти. Рядом с особняком он в 2010–2013 гг. он выстроил коттеджный поселок, где продавал дома (исключительно русским покупателям) по 700 тысяч евро каждый. У въезда стоит стенд (на русском языке): «Проход запрещен. Частная территория». Там же находится и собственный дом Дебердеева, а вот замок (так называют его финские журналисты) он сейчас пытается продать. В общем — сложное чувство, когда сам оказываешься резидентом иностранного государства, которое, по заверению твоего собственного пиарщика, вставляет палки в колеса твоей «основной» родине…

Каков дальнейший сценарий развития ситуации, предсказать сложно. С одной стороны, инвесторы столкнулись с мощным сопротивлением жителей, которое вряд ли могли предполагать. С другой — проект получил статус федерального, под него обещаны два миллиарда бюджетных средств и уже вырублен лес. Впрочем, и Шиес в свое время был одобрен, и лес под него успели порубить.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close