Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
«Эмоционального отношения к этим выборам нет»
Фото: facebook.com

«Эмоционального отношения к этим выборам нет»

5 августа 2019 11:52 / Политика

Содружество социологов «Открытое мнение» провело исследование в Петербурге: какого человека город хотел бы видеть в кресле губернатора — и за какого готов проголосовать. Выяснилось, что это не обязательно один и тот же человек. Объясняет старший научный сотрудник Социологического института РАН Мария Мацкевич.

– ВЦИОМ утверждает, что кандидат Беглов совершенно точно победит в первом туре. Опросы «Открытого мнения» это подтверждают?

– Когда мы публиковали рейтинги, мы подчеркивали: это не электоральный прогноз. Сейчас его делать не имеет смысла. Он живет неделю, потом все может выглядеть по-другому. Идет кампания, люди могут менять решение, пойдут они на выборы или не пойдут.

– Тогда что это, если не электоральный прогноз?

– Мягкий рейтинг. Конечно, мы задаем вопрос, пойдет ли респондент на выборы, но то, что мы опубликовали, — это ответы всех, включая тех, кто не пойдет. И люди могли выбрать сколько угодно кандидатов. И прежде всего мы видим, что значительная часть избирателей, почти 30%, еще не определились, за кого голосовать.

– Почему в вашем опросе фигурируют фамилии, которых точно не будет в бюллетене? И Ксения Собчак, и Борис Вишневский, и Оксана Дмитриева, и другие. Зачем нужны их рейтинги?

– Их рейтинги нужны не сами по себе, а в сопоставлении. Мы хотим понять контекст, в котором существуют разные кандидаты. Отчасти мы отвечаем на вопрос, что могло бы быть, если бы они были включены в бюллетени. Но они не случайные люди: либо сами в какой-то момент говорили, что хотят участвовать, либо журналисты писали об этом в режиме слухов. Как, например, Алексей Миллер или Вячеслав Макаров, которого мы тоже включили в список. Кроме того, одна из основных задач нашего исследования — построить образ «идеального губернатора». Каждый из включенных в список — не просто политик, а определенный тип политика. И мы сопоставляем их с качествами, желательными для губернатора, которые респонденты нам называют. Причем называют в открытой форме.

– Максимальный антирейтинг, по вашим данным, у Ксении Собчак.

– Совершенно верно: почти 60% не хотели бы видеть ее губернатором. Означает ли это, что она не могла бы быть выбрана? Нет. Это означает только то, что Ксения Собчак, во-первых, всем известна, во-вторых, в отношении нее у людей сформировалось довольно сильное мнение.

– Из тех, кто участвует в выборах, самый высокий антирейтинг у Александра Беглова.

– Да, он по этому параметру второй после Собчак, но 14% — не очень высокий антирейтинг. И у остальных кандидатов, участвующих в выборах, показатель тоже не очень высокий. 3–4%: людей от них не тошнит, но и голосовать за них не будут. Такое сочетание нам много говорит об интриге выборов. Эмоционального отношения к ним нет.

– Это позволяет прогнозировать явку?

– Да. По предыдущим выборам мы знаем, что далеко не все, кто заявляет о намерении пойти голосовать, в итоге придут на участки.


Мы видим, что явка будет примерно на уровне 35%. В отсутствие интриги она может и понизиться. А повысить ее довольно сложно.


– Какие качества люди хотели бы видеть в будущем губернаторе?

– На всех первых местах — справедливость…

– Прямо на первом месте?

– На одном из первых. Запрос на справедливость очень высокий. Люди ждут, что губернатор будет порядочным, честным, профессиональным. В целом это стандартный набор требований к руководителю.

– Какие называли самые нежелательные качества?

– Скорее, это описание недостатков, которые люди уже видели, и претензий, в принципе предъявляемых к чиновникам, а не только к губернатору. Закрытость, невнимание к нуждам горожан, неумение слушать людей, отсутствие заботы о городе…

– А что люди вкладывают в понятие «профессиональность губернатора»?

– Основные проблемы города, названные людьми, — благоустройство, дороги, транспорт, бедность, качество и тарифы ЖКХ, здравоохранение, образование. И судя по ответам, профессиональность видят в способности губернатора решить эти проблемы. Но гораздо интереснее не те качества, которые люди называют, а то, чего не называют сейчас, хотя говорили об этом раньше.


Раньше, например, говорили: важно, чтобы у губернатора были хорошие связи в Москве. Или — чтобы его поддерживал президент. Теперь не говорят.


– Может быть, просто знают, что у будущего нашего губернатора связи уже есть и президент его поддерживает?

– Мы же не спрашивали, каким должен быть губернатор Беглов, мы говорим об образе идеального губернатора. И вопрос мы задавали до упоминания фамилий.

– А люди уже держат в голове человека, которого им вручили в подарочной упаковке.

– Давайте не будем преувеличивать. Мы спрашивали: готовы ли вы при определенных условиях проголосовать за такого-то кандидата. И в таких условиях мягкий рейтинг Беглова — 40%. А 27% ответили, что не знают. И это, вообще говоря, цифры сопоставимые. То есть нельзя сказать, что все держат в голове фамилию человека, его внешний вид и качества.

– Какие еще качества «идеального губернатора» не называли?

– Религиозность, например, не называли.

– Неужели?

– Да, большинство избирателей не вспоминают о том, что им это важно. Не называли партийность.

– Вы уже можете сказать, насколько соответствует ожиданиям избирателей реальная четверка кандидатов?

– Это видно по оценкам готовности людей голосовать за того или иного кандидата. Владимир Бортко на этом фоне выделяется, у него рейтинг 8%. Но в целом у всех очень плохо с известностью. Люди не выражают никакого отношения — ни хорошего, ни плохого.

– Просто не знают, кто эти кандидаты?

– Или не очень интересуются. У нас был еще вопрос: как вы считаете, кого выберут? Люди однозначно прогнозируют, кто победит. Это тоже лишает выборы интриги и помогает строить модель явки.

Фото: facebook.com Фото: facebook.com

– У всех кандидатов, кроме Беглова, одинаковые рейтинг и антирейтинг. У Бортко они максимальные. Это означает «ни рыба ни мясо»?

– Это значит, что кандидат не вызывает особых эмоций. Бортко вызывает их больше, чем остальные, но тут теоретически может работать лейбл КПРФ. И если сопоставлять его образ с качествами, которых люди ждут от губернатора, то вряд ли он известен публике чем-то, кроме того, что он кинорежиссер.

– Если у Беглова рейтинг 40%, значит, народ считает, что он обладает необходимыми для губернатора качествами?

– Мотив, которым руководствуются люди, когда голосуют на выборах, — это далеко не всегда представление о том, что кандидат самый оптимальный. Люди голосуют по разным причинам. В случае, например, когда кандидат выдвинут партией, мотивом может быть ощущение себя сторонником этой партии.

– Это не наш случай, у нас самый «рейтинговый» кандидат сам по себе.

– Да, но еще люди очень часто голосуют за статус-кво. И вот это уже наш случай. В разных регионах примерно треть избирателей голосует именно за статус-кво, если нет какого-то сильного эмоционального его неприятия.

– В Петербурге есть такое неприятие?

– Судя по всему, нет. Мы спрашивали людей о проблемах Петербурга, об их удовлетворенности жизнью города, об удовлетворенности собственным материальным положением. Если бы ответы были негативными, они бы создавали соответствующий эмоциональный фон, когда люди идут на выборы, чтобы показать: мы недовольны. Они могут быть недовольны ситуацией не только в городе, а вообще в стране. И тогда они показывают это голосованием против статус-кво. Они говорят: мы хотим изменений.

– В ваших исследованиях 62% опрошенных всем довольны.


– Петербург — город относительно благополучный. У нас немало людей, сказавших, что их материальное положение ухудшается, но в целом это ухудшение по сравнению с другой, нежели в других регионах, базой.


И значительное число людей у нас не видят улучшений, но в целом чувствуют себя относительно благополучно. Совсем не удовлетворены положением дел в Петербурге 28% опрошенных.

– Это почти треть.

– Много. Но и 40% мягкого рейтинга у кандидата — это тоже не то чтобы фантастические цифры.

– Получается, люди хотят голосовать по принципу «не стало б хуже».

– И еще по принципу «других нет», «других не знаю».

– Беглову простили зимний снег?

– Если бы выборы проходили зимой, то ситуация была бы другой, эмоциональный настрой был бы другим. Но снег растаял весной. И это видно по ответам большинства петербуржцев, какого губернатора из прежних они считают лучшим. Как вы думаете, кто это?

– Матвиенко?

– Матвиенко. И это к вопросу о «сосулях», об уборке, о том, что прощается и забывается. Вы помните, на какой волне она уходила, как всех бесили эти «сосули», сколько было криков про протечки…

– Какова разница в уровне удовлетворенности жизнью между респондентами разного возраста, разного образования?

– Удовлетворенность собственной жизнью выше среди тех, у кого выше уровень образования, кто моложе. Для жителей Петербурга характерна еще одна особенность: они не хотят куда-то переезжать, а если уж ехать, то не в другой регион, а сразу в другую страну. Тех, кто хотел бы уехать в другую страну, 16%. При этом почти половина опрошенных — это те, кто не родились в Петербурге. Далеко не в каждом регионе есть такая степень укорененности, такое нежелание менять место жительства.

– Странно: электорат действующей власти — люди постарше и с низким образованием. Жизнью и статусом-кво довольны молодые и образованные. Откуда такой рейтинг у Беглова?

– Те, кто ощущает себя не очень хорошо, одновременно опасаются перемен. Воспринимают их как ухудшение положения. И надо сказать, не то чтоб эти люди ошибались.

– Это правда. А как на удовлетворенность жизнью и на выбор людей могут повлиять протесты в Москве и вся история с муниципальными выборами в Петербурге?


– История с нашими муниципальными выборами была известна далеко не всем. Скандалы не достигли такой же степени известности, как в Москве с Мосгордумой. Кроме того, ситуация все-таки разрешилась относительно благополучно, в отличие от Москвы.


– Но осадок остался.

– Он остался у тех, кто об этом знал. Но они не мобилизовывали сограждан, информационно кампания выглядела совсем не так, как в Москве.

– А московские протесты могут повлиять на петербургские выборы?

– Значительное число людей и так настроены не ходить на выборы, а то, что произошло в Москве, может скорее усилить их решимость, а не подвигнуть на явку.

– Хотя бы недовольство жизнью в стране ведь может вырасти?

– Данные об отношении граждан к происходящему в Москве опубликованы. Можем оставить за скобками ВЦИОМ, но их публикуют и «Левада-центр», и «Петербургская политика», которая, правда, не раскрывает, каким образом людей опрашивали. Я бы здесь сказала с осторожностью: даже в Москве обо всем этом не все знают, а уж за ее пределами тем более. А те, кто знает, не очень понимают, вокруг чего это все вертится.

– Хорошо, но разгоны акций протеста, все эти видео, где росгвардейцы колотят людей дубинками…

– Я могу только сослаться на коллег, проводивших исследования методом фокус-групп: очень часто за пределами Москвы это воспринимается как блажь москвичей, которые слишком хорошо живут. Люди не понимают, за что идет борьба в столице, поэтому им трудно сочувствовать москвичам. А те не приложили достаточно усилий, чтобы обратиться к стране. Они обращались к москвичам.