Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
На тележке до «Точки кипения»
Фото: Елены Лукьяновой. Евгений Владимирович Полищук

На тележке до «Точки кипения»

15 августа 2019 19:11 / Общество

Пенсионер хочет создать язык, похожий на эсперанто, но удобнее, на котором «будут болтать даже дети»

«Попробуйте записывать алгоритмы… Язык Python… Объект, метод», — объясняет по скайпу своему ученику Евгений Владимирович Полищук. Учителю 76 лет. В июне он вышел в финал всероссийского конкурса для IT-специалистов «Цифровой прорыв». На конкурс было подано 66 474 заявки. Состязания шли 36 часов без перерыва.

В детстве Евгений мечтал стать архитектором, но после школы поступил на физфак, а получив двойку по алгебре в зимнюю сессию, институт бросил.

«Я решил, что нужно делом заняться: когда-нибудь раскроют секрет старения, потребуются биофизики, а значит, надо ехать учиться в ЛГУ на биофак», — поясняет он.

Полищук уехал из Фрунзе в Ленинград, как говорит — к свету и делу. Вступительные экзамены провалил. На заветный биофак попал лишь через год. Но изучения законов старения в научной практике биолога Евгения Полищука так и не случилось, зато появились компьютеры. Первая вычислительная машина, на которой он стал работать, — ЭВМ «Днепр-21». Огромный агрегат стоял в спортзале в Колтушах в Институте физиологии. Там четыре математика занимались программированием и обучали всех желающих сотрудников биологических институтов Академии наук. Они и стали первыми учителями Полищука. Программы надо было записывать заглавными буквами. С тех пор Евгений Владимирович пишет заглавные буквы как печатные — и по-русски, и латиницей. Тексты отдавали перфораторщице, она их загоняла на перфоленту, далее требовалось исправлять ошибки. Евгений Полищук с подобной работой столкнулся впервые.

В перестройку инженер Полищук расстался с институтом, где изучал нервные импульсы лягушек и работал на ЭВМ, и стал программистом, попутно освоив множество профессий. Родилась дочь, цены росли, денег не было. Чтобы прокормить семью, торговал розами — покупал в шесть утра оптом, продавал у Технологического института днем. Возил игрушки и нитки в Кишинев на продажу. Преподавал в РГПУ им. А. И. Герцена программирование. Познакомился с зоологом, который создавал базы данных и терпеливо заносил туда сведения про жуков. Учился у него — это пригодилось впоследствии. Устроившись охранником в компьютерный магазин, собрал свой первый компьютер и сделал магазину базу данных. А потом бросил все и уехал в Анапу, где по заказу врачей создал базы данных умерших и сумасшедших.

В Анапе занимался не только душевнобольными. Членов партии «Единая Россия» по всей стране записывали в EXEL, а это крайне неудобно, поэтому Евгений Владимирович и их систематизировал в базу. Вернулся он в Питер в 2007-м. Дочка упросила. Устроился курьером на завод, но через год устал от беготни. Сторожил ночами, потом стал соцработником у инвалида-изобретателя, заодно помогал ему с проектом и для этого освоил компьютерное черчение.

О конкурсе «Цифровой прорыв» Евгений Полищук узнал случайно — на почту пришло оповещение из пространства «Точка кипения». Заинтересовался, ответил на… 900 вопросов из теста — по минуте на каждый. Попал в команду 38-летнего Максима Царькова. Капитана возраст программиста не смутил: он подбирал группу так, чтобы каждый разбирался в чем-то своем.

Евгений Полищук. Фото Елены Лукьяновой Евгений Полищук. Фото Елены Лукьяновой

«Полищук более последователен в своих действиях, в понимании сути задачи и способах решения, — говорит Максим. — Я был удивлен, как Евгений Владимирович стабильно работал в стрессовой ситуации. Хотя режим многозадачности — не совсем его вариант».

А стрессовых ситуаций, и не только творческих, на конкурсе было предостаточно. Когда почти 400 человек одновременно подключились к сети, не выдержал вайфай, один из членов их команды не смог приехать и работал дистанционно. Каждый должен был иметь свое оборудование — Полищук проявил смекалку и приволок два монитора, чтобы было сподручнее работать. С вечера, говорит, навьючил тележку и утром погнал на перекладных аж с самого Юнтолово до Петроградской, а там пешком. Завернул мониторы в одеяла, подушку взял (ведь гонка 36 часов без перерыва), все это в коробку, коробку на тележку!

«Два монитора сильно выручали, — вспоминает Евгений Владимирович. — Я еще и дочкин ноут припер... Кстати, мой ноут брал вайфай, а у капитана нет. Все были так сосредоточены, что никого вокруг не видели. Сейчас не вспомню ни одного лица. И на меня не обращали внимания: крутится какой-то старичок — и ладно».

Евгений Полищук. Фото Елены Лукьяновой Евгений Полищук. Фото Елены Лукьяновой

На хакатоне дедушке удалось вздремнуть только с пяти до восьми утра, но, несмотря на цейтнот, духоту и недосып, мысли бросить конкурс не возникало. Полищук говорит, что привык поздно ложиться, хотя и не столь экстремально.

«После хакатона организаторы проводили опрос: что нужно улучшить? — вспоминает Максим. — Меня позабавил ответ нашего дедушки: «Нужен хакатон по проведению лучшего хакатона». А вообще он вел себя удивительно бодро — проявлял толковую инициативу, успокаивал, когда поджимало время. А уж от журналистов у него отбоя не было».

Дочери Евгений Владимирович рассказал о конкурсе, только когда уже ввязался в это дело. Полина от программирования далека, отец предлагал ее обучить, но она отказалась, говорит — иной склад ума. Смеется: «Я его всю жизнь вижу за компьютером, а для меня это темный лес!» Полина признает, что некоторые относятся к отцу как к человеку не от мира сего — не пьет, не курит, светских бесед сторонится, интересуется наукой. Но дочь гордится отцом.

Домашнее царство Евгения Владимировича. Фото Елены Лукьяновой Домашнее царство Евгения Владимировича. Фото Елены Лукьяновой

Полищук год назад зарегистрировался на сайте репетиторов, но до победы на конкурсе учеников у него не было. А тут заявки пошли одна за другой. Евгений Владимирович говорит, что у него есть опорный конспект, благодаря которому каждый сможет быстро понять сложное. Кроме того, он мечтает многому научить детей, используя простые методики. Суть в том, чтобы совсем малышей обучали чтению и счету старшие дошкольники. Сейчас Полищук разрабатывает такую методику.

Сам он в 2007-м по учебнику освоил язык программирования Ruby. А когда вдруг потребовались знания других языков, таких как Python, а затем C#, — тоже справился. Хочет создать язык, похожий на эсперанто, но удобнее, на котором «будут болтать даже дети».

Евгений Владимирович говорит, что случайно, во сне — как Менделеев — узнал ответ на мучавший его вопрос о сущности старения. Но пока не распространяется об открытии, отвечая уклончиво: «Вопрос слишком сложный. Потомки его обязательно раскрутят».

Кошка-сфинкс Дези под рассказы хозяина об ЭВМ и конкурсе дремлет на диване. Хозяин полагает, что мозг кошки во время сна тоже занимается вопросами старения.

Фото Елены ЛУКЬЯНОВОЙ



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close