Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Сам себе конкурент
Фото: agro24.ru. Выделенная Роскачеством полка в магазине

Сам себе конкурент

20 августа 2019 19:34 / Экономика

Как Роскачество подрывает доверие к российским производителям, а его руководители зарабатывают на этом.

С тех пор как из российских супермаркетов исчезли европейские продукты, вопрос качества отечественных товаров встал особенно остро. Найти достойный аналог многих молочных и мясных продуктов до сих пор сложно. Государство пытается помочь гражданам разобраться, что из «домашнего» можно есть, а что не стоит, но не всегда в этом преуспевает.

За безопасность и качество товаров в России отвечают несколько организаций. Государственные структуры Роспотреб- и Россельхознадзор занимаются всем: от профилактики ВИЧ до соответствия ГОСТу мясных консервов. Четыре года назад у этих госструктур появился конкурент – Роскачество, которое регулярно публикует свои рейтинги, настаивая на том, что они абсолютно независимые. «Новая» обнаружила, что близкие к руководству Роскачества компании получают преимущество на рынке.

Двигатель торговли

Постановление о создании некоммерческой организации «Российская система качества» (Роскачество) премьер-министр Дмитрий Медведев подписал в 2015 году – в разгар санкционных войн. В состав ее учредителей, помимо Минпромторга, вошли более десятка ассоциаций производителей и потребителей. В правительстве хотели создать механизм контроля российской продукции и продвижения проверенных товаров. Роскачество получило право тестировать практически все, от сметаны до школьной формы, по собственным критериям и выносить вердикты. «В рамках программы посетители магазинов получают информацию о высококачественной российской продукции, а товары, отмеченные «Знаком качества», выделяются на полках и с помощью специальных стендов», – говорится на сайте организации. Если эксперты признают товар небезопасным, информацию передадут в Роспотреб- и Россельхознадзор, которые смогут начать официальную проверку.

Продвижение товаров оплачивает само Роскачество, а его бюджет наполняют субсидии Минпромторга. Так, в 2015 году на четыре года структуре дали 893 миллиона рублей для «организации рабочих мест, приобретения и создания программных продуктов, а также в целях реализации основных направлений деятельности некоммерческой организации». На 2019 год Роскачеству выделили 400 миллионов рублей.

В отличие от Роспотребнадзора и Россельхознадзора, чьи сертификации обязательны для всех производителей, а заключения имеют юридические последствия, рейтинги Роскачества носят рекомендательный характер. Впрочем, как сообщили «Новой» производители, его оценки, особенно негативные, ощутимо сказываются на продажах.

К слову, существует еще Росконтроль – некоммерческое и негосударственное партнерство, которое тоже тестирует товары по собственным критериям, претендуя на объективность. Хотя в отсутствии последней ее нередко упрекают. Так, в начале июля Росконтроль порекомендовал к употреблению только один вид ветчины, а шесть остальных поместил в черный список. Похожая ситуация была год назад, когда Роскачество и Росконтроль показали диаметрально противоположные результаты проверки сметаны. Те марки, которые оказались в топе у Роскачества, Росконтроль поместил в черный список. При этом Росконтроль не получает государственных субсидий.

Дружественная конкуренция за бюджетные деньги

Руководителем Роскачества с 2015 года является бизнесмен Максим Протасов. Он с 1990-х возглавляет P-Holding Group, в который входят агропромышленные и соляные компании, а с 2009-го руководит ассоциацией производителей и поставщиков продовольственных товаров «Руспродсоюз».

Максим Протасов. Фото с сайта Роскачества Максим Протасов. Фото с сайта Роскачества

В ассоциации существовало подразделение «Высокое качество», задачи которого были схожи с Роскачеством. Его возглавляла Елена Саратцева, которая вместе с шефом перешла на работу в Роскачество и стала его заместителем.

Елена Саратцева. Фото со страницы ВКонтакте Елена Саратцева. Фото со страницы ВКонтакте

С января 2018 года Елена Саратцева получила еще одну высокую должность. Ее назначили исполняющей обязанности генерального директора ОАО «Инновационный научно-производственный центр текстильной и легкой промышленности» (ИНПЦ ТЛП), на базе которого Роскачество проводит свои исследования и называет его «главным отраслевым центром экспертизы в отечественном легпроме». Сейчас она значится генеральным директором компании.

Несмотря на тесное сотрудничество ИНПЦ и Роскачества, эти организации не раз становились конкурентами на госзакупках. Так, в 2017 году обе предложили максимальную цену в 3 млн рублей в конкурсе Росстандарта на организацию правительственной премии. Контракт получило Роскачество – кроме него и ИНПЦ, других претендентов на контракт не было. Иным был исход конкурса на подготовку экспертизы для Минпромторга в том же 2017 году. ИНПЦ выиграл контракт, снизив цену на сто тысяч рублей – с 3 млн до 2,9 млн (3,3%). И снова других конкурентов не было.

Конкуренция между дружественными организациями в 2017-м закона не нарушала. А вот закупки 2018 года, когда ИНПЦ уже возглавляла Елена Саратцева, могли бы заинтересовать Федеральную антимонопольную службу. Роскачество и ИНПЦ два раза участвовали в совместных конкурсах на три контракта. То есть за три контракта боролись структуры, в руководстве которых значится один и тот же человек.

Подобную псевдоконкуренцию обычно устраивают, чтобы дисквалифицировать постороннего участника конкурса или, если на торги подался только один участник, чтобы избежать закупки у единственного поставщика: это сложная процедура, на которую ФАС может наложить вето.

Весной 2018 года Росстандарт, как и в 2017-м, искал подрядчика на проведение правительственной премии в области качества. В первом конкурсе за контракт в 5,3 млн рублей боролись Роскачество и АО «Всероссийский научно-исследовательский институт сертификации» (ВНИИС). Конкурент предложил свои услуги всего за 4,13 млн рублей, но победителем стало Роскачество, которое не снизило начальную цену контракта ни на рубль. В итоге результаты конкурса отменили из-за ошибок в документации заказчика – Росстандарта – и объявили новую закупку с аналогичным лотом.

В следующем конкурсе ВНИИС уже не участвовал, а цена контракта выросла до 5,5 млн. В борьбу вступили Роскачество и ИНПЦ, в руководство которых входит Елена Саратцева. Возглавляемый ею центр сделал предложение по максимуму – на 5,5 млн рублей, а Роскачество, в котором она заместитель руководителя, – на 5 млн. В итоге контракт ушел Роскачеству.

Еще один конкурс, в котором схлестнулись две организации с одинаковым начальством, прошел летом 2018 года. Минпромторг объявил закупку с двумя лотами на подготовку экспертного заключения по таможенно-тарифным мерам и экспертное сопровождение оценки развития легкой промышленности. Роскачество не допустили к участию в этом конкурсе, после чего организатор – Минпромторг – отклонил все заявки и признал конкурс несостоявшимся. Кроме заявок Роскачества и ИНПЦ, была отклонена заявка ООО «Орион» из-за якобы разных подписей руководителя «Ориона» (Минпромторг провел почерковедческую экспертизу). Тут же был проведен повторный конкурс. За второй лот в нем боролись только Роскачество и ИНПЦ (за первый лот ИНПЦ конкурировал с посторонней компанией). Центр Елены Саратцевой в итоге выиграл оба лота на общую сумму 10,4 млн рублей.

«Новая» составила запрос для Федеральной антимонопольной службы о возможном картельном сговоре. В ведомстве посчитали, что запроса СМИ недостаточно для начала проверки.

На сайте «Единого реестра проверок» «Новая» выяснила, что уже после описанных выше торгов, в ноябре 2018 – феврале 2019-го, ФАС проводила внеплановую проверку Роскачества и обнаружила, что организация трижды нарушила федеральный закон «О конкуренции». На сайте не уточняется, в чем заключались нарушения, ФАС также не раскрыла «Новой» эту информацию. «На основании проведенной проверки ФАС дала автономной некоммерческой организации «Российская система качества» ряд рекомендаций по дальнейшему совершенствованию процедур деятельности как национального института качества», – объяснил «Новой» замминистра промышленности и торговли Виктор Евтухов. По его словам, меры воздействия или санкции по результатам этой проверки применены не были.

Между тем, как анонимно рассказали «Новой» российские производители одежды, Роскачество навязывает им ИНПЦ в качестве организации, где следует проверять собственную продукцию на соответствие высоким стандартам – и, соответственно, не попадать в черный список Роскачества.


Схема напоминает шантаж, но бизнесмены боятся открыто возражать структуре, подведомственной Минпромторгу. 


«В понятной бизнес-логике развитие [взаимоотношений с Роскачеством] видится в том, чтобы заставить [производителей одежды] платить за внесение в рейтинг», – говорит представитель рынка.

Преференции для своих

В 2017 году кипрский офшор Russalt Limited опубликовал данные о своих бенефициарах, в которых Протасов значился совладельцем компании. Этому офшору принадлежит один из крупнейших производителей соли в России – ООО «Руссоль». Жена Протасова Лилия на 100% владеет компанией «Руссоль – СЗ» – дистрибьютора Руссоли на Северо-Западе. Кроме солевого бизнеса, Протасов владеет и консервным холдингом «Помидорпром». Наконец, напомним, что бизнесмен возглавляет ассоциацию «Руспродсоюз».

Активы Максима Протасова понадобилось вспомнить, чтобы обратиться к списку продуктов, отмеченных фирменными знаками Роскачества, благодаря которым производители получают дополнительные места продаж, преференции на магазинных полках и даже рекламу – все это за счет Роскачества, а точнее, субсидий, которые ему выделяет Минпромторг. К концу 2018 года знаками качества были отмечены 239 товаров.

«Новая» изучила список этих товаров – многие из них произведены компаниями, так или иначе аффилированными как с самим Протасовым, так и с подконтрольными ему Руспродсоюзом и самим Роскачеством (кстати, совпадают и фактические адреса этих двух организаций: Москва, Овчинниковский пер., 12). 28 продуктов выпустили либо компании Максима Протасова, либо компании-учредители и члены Руспродсоюза и Роскачества. Это 11,7% от числа всех получивших «знак качества».

Соль Астраханского края, соль поваренная пищевая йодированная «Илецкая», соль поваренная пищевая молотая «Илецкая», соль поваренная пищевая молотая Sea Salt – всё это товары компании «Руссоль». Консервированный горошек «Огородников» изготовлен ООО «Кубанский консервный комбинат» для консервного холдинга «Помидорпром». Еще с десяток продуктов из списка произведены компаниями – членами ассоциации «Руспродсоюз», возглавляемой Максимом Протасовым.

Немножко дегтя напоследок

У Роскачества, естественно, есть возможность не только продвигать одних производителей, но и усложнять жизнь другим. Так, в августе 2018 года, после исследования школьной формы и ранцев, организация сообщила Роспотребнадзору Москвы и в СМИ о неудовлетворительных результатах. Роспотребнадзор провел по жалобе собственную проверку и выяснил, что «информация Роскачества вводит потребителей в заблуждение».

Скриншот с сайта Роскачества Скриншот с сайта Роскачества

Представители надзорного органа посетили все двенадцать точек продаж, где Роскачество якобы закупало одежду на проверку, и обнаружили, что по шести адресам указанных магазинов просто не было. Кроме того, Роспотребнадзор раскритиковал и порядок проведения проверки Роскачеством.

Неоднозначная процедура проверки товаров стала причиной, по которой Роскачеству в прошлом году пришлось удалить с сайта материал о том, что в цыплятах компании «Ставропольский бройлер» найден сальмонеллез. «Бройлер» через суд признал эту информацию не соответствующей действительности: Роскачество не смогло доказать, что на исследование к его экспертам поступили пробы именно той продукции, которая была закуплена Роскачеством в магазине.

В начале июня 2019 года Роскачество шокировало россиян результатами исследования чая. На сайте организации указывается, что в десяти видах чая эксперты обнаружили кишечную палочку и плесень. Руководитель Ассоциации производителей чая и кофе «РосЧайКофе» Рамаз Чантурия объяснил «Новой», что ни в международной, ни в российской практике не принято проверять чай на наличие кишечной палочки: как и плесень, она не опасна и убивается горячей водой. «Это все бессмысленные жареные факты, – говорит Чантурия. – Роскачество эксплуатирует потребительские страхи, и потребитель перестает верить, что чай можно покупать без опасений». Об этом же «Новой» рассказала и глава Ассоциации предприятий индустрии детских товаров Антонина Цицулина, которая считает, что Роскачество в своих публикациях выставляет нарушениями то, что нарушением не является.

«Сегодня Роскачество действует вразрез с духом своего учредительного документа – «Стратегическими направлениями деятельности Роскачества», – говорит «Новой» один из участников рынка. – «Направления» предполагают, что сертификация (и проверка) проводится добровольно, если производитель хочет выделиться из общей массы. На самом деле оно проверяет все, что попадется под руку: от чая и пиджаков до бензина и смартфонов, не учитывая желания производителей.

Скриншот рейтинга с сайта Роскачества Скриншот рейтинга с сайта Роскачества


Свои стандарты Роскачество разработало самостоятельно, и для производителей они необязательны. Но о не прошедших столь субъективную проверку товарах все равно сообщается, что они «не соответствуют стандартам».


«Мы не видим мер, направленных на поддержку и продвижение качественных отечественных товаров, – говорит представитель производителя. – Их цель – как можно сильнее напугать потребителей, чтобы доказать свою нужность государству и получать больше дотаций: чем больше параметров и продуктов они «изучают», тем большее финансирование могут требовать», – говорит собеседник «Новой».

Пострадавшие от публикаций Роскачества производители сообщили «Новой», что переломить ситуацию не получается во многом потому, что представители бизнеса боятся делать совместные заявления или предпринимать совместные действия. Выпад якобы может обернуться проблемой с распространением товаров в розничных сетях, на которые имеет влияние Минпромторг, учредивший Роскачество.

Два года назад на тот момент уже бывший главный санитарный врач России Геннадий Онищенко заявил, что некорректные результаты экспертиз Роскачества связаны с тем, что у структуры нет собственных лабораторий. Заместитель министра промышленности и торговли Виктор Евтухов в ответе «Новой» отверг эти претензии. «Роскачество не имеет собственных испытательных лабораторий для проведения испытаний продукции, – признал чиновник. – Однако, опираясь на международную практику, реализует механизм отбора лучших аккредитованных испытательных лабораторий, компетентных для проведения разного вида испытаний». Он также заявил, что «ни одно из исследований Роскачества не признавалось недостоверным».

Впрочем, есть и другое мнение. «К нам попадает от них [Роскачества] информация, – заявил на круглом столе в ТАСС замглавы Роспотребнадзора Михаил Орлов. – Мы обязаны все равно реагировать, это рассматривается нами как обращение. К сожалению, должны констатировать, что зачастую исследования сделаны криво». В таких ситуациях надзорный орган проводит собственную проверку, результаты которой часто опровергают неутешительные экспертизы Роскачества.

Но, как говорится, ложечки нашлись, а осадок остался.

На запросы «Новой газеты» по соответствующим претензиям к Роскачеству ответили Федеральная антимонопольная служба (попросила отправить жалобу через форму на сайте ФАС) и Министерство промышленности и торговли, которое курирует и финансирует деятельность Роскачества. Роспотребнадзор на запрос «Новой» не ответил.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close