Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Класть они хотели
Фото: Денис Коротков

Класть они хотели

7 октября 2019 16:49 / Общество

«Газпром инвест» заплатил полтора миллиарда рублей за газопровод, которого нет. «Новая газета» нашла это место.

Про «украденный» в Ленинградской области газопровод президент Владимир Путин услышал в ходе своей пресс-конференции в декабре 2018 года: по документам газопровод от Петербурга до Приозерска протяженностью 129 километров был построен и оплачен, но на его месте лишь полузаросшая просека. Украденное пока так и не нашли. А после того, как президент на пресс-конференции выразил удивление, на строительство очередной раз выделили деньги, и оно продолжилось.

Можно сказать, что Ленинградской области с этим газопроводом повезло. А вот Костромской, увы, не очень. Про нее не рассказали на пресс-конференции.

Как выяснила «Новая газета», с газопроводом между городами Галичем и Шарьей в Костромской области произошла похожая история: согласно газпромовским документам, газопровод практически построен и оплачен, но газ по нему не идет. Хотя труба диаметром побольше, а трасса длиннее, в ближайшее время газа в Шарье не ждут.

Виртуальный газопровод

Здесь должен был быть газопровод, но его нет. Яндекс.Карты Здесь должен был быть газопровод, но его нет. Яндекс.Карты

Газопровод-отвод протяженностью 182 километра должен был пройти от Галича через Парфеньево, Нею и Мантурово до Шарьи и обеспечить газом 80 тысяч жителей. Началась история 13 лет назад, когда «Газпром» запросил разрешение на производство проектно-изыскательских работ. В 2011 году компания «Газпром инвест Запад» (сейчас — «Газпром инвест») заключила договор генподряда на 2,7 миллиарда рублей с петербургским ООО «Омега». Та же самая «Омега» пару лет спустя получила полтора миллиарда рублей за несуществующий газопровод под Приозерском, о котором рассказали президенту.


По планам в Парфеньево газ должен был появиться в 2012 году, в Нее — в 2013-м, в Мантурово и Шарье — в 2014-м. Но его нигде не дождались.


Договор между «Газпром Инвест Запад» (впоследствии «Газпром Инвест») и ООО «Омега». Стоимость работ — более полутора миллиардов рублей Договор между «Газпром Инвест Запад» (впоследствии «Газпром Инвест») и ООО «Омега». Стоимость работ — более полутора миллиардов рублей

Весь проект был разделен на четыре участка, на каждом из которых должна располагаться газораспределительная станция (ГРС). По документам на самом удаленном участке — от Мантурово до Шарьи — работы не начинались и не оплачивались. И это единственный раздел финансовой отчетности, которому можно верить: там действительно ничего не построено.

Судя по актам приемки работ и деньгам, поступившим на счета «Омеги», на первых трех участках работы выполнены и оплачены в среднем на 83%. Предполагается, что вдоль газопровода идет подъездная дорога, стоят готовые к работе три газораспределительные станции с домиками для персонала. А недалеко от Неи построена ремонтно-эксплуатационная база (РЭБ). За все это со счетов «Газпром инвеста» на счета «Омеги» перечислено 1,6 миллиарда рублей. Судя по составленным актам, люди из «Газпрома» всё это видели, остались довольны и подписали документы без замечаний. Что странно, так как кроме замусоренной просеки ничего в костромских лесах нет.


Мы прошли по местам, где должен быть газопровод, и предлагаем своего рода виртуальную экскурсию.


Справка о стоимости «выполненных» работ Справка о стоимости «выполненных» работ

Парфеньево

Первый участок Галич-Парфеньево, согласно подписанным документам, должен быть готов почти на 90%. На месте видно, что труба действительно уложена. 

Первый участок Галич-Парфеньево. Фото: Денис Коротков / «Новая газета» Первый участок Галич-Парфеньево. Фото: Денис Коротков / «Новая газета»

Но вместо расчищенной просеки и подъездной дороги — глухие заросли. На месте контрольно-измерительных пунктов (КИП) — ямы с водой, сами эти КИПы либо не были установлены, либо разграблены без надзора. По договору труба должна иметь электрохимическую защиту (ЭХЗ) — это система, при которой на специальное покрытие трубы подается слабый электрический ток, что препятствует процессам окисления. Никакой ЭХЗ там не наблюдается. Никаких признаков электроснабжения нет.

Фото: Денис Коротков / «Новая газета» Фото: Денис Коротков / «Новая газета»

Местами труба уложена прямо в болото. Само по себе это нормально: проектом было предусмотрено, что на сильно заболоченных участках трассы труба укладывается прямо в воду в специальном защитном бетонном коробе. Но, по словам представителей субподрядчиков «Омеги», никаких дополнительных коробов при строительстве не применялось. Газораспределительной станции в Парфеньево нет. Сегодня на ее месте зарастающая площадка. Рядом есть что-то похожее на недостроенный дом для оператора (без предусмотренного гаража), но местные жители говорят, что его поставили уже после того, как «Омега» покинула проект, кто и зачем его построил — непонятно.

Что-то похожее на недостроенный дом для оператора. Фото: Денис Коротков / «Новая газета» Что-то похожее на недостроенный дом для оператора. Фото: Денис Коротков / «Новая газета»

Нея


На пути между Парфеньево и Неей труба теряется. Для того чтобы установить, где именно, нужен вездеход или вертолет. Проехать по заросшей просеке невозможно даже на внедорожнике.


В Нее кроме газораспределительной станции должна была появиться ремонтно-эксплуатационная база: это довольно серьезное сооружение с производственными мастерскими, гаражом, КПП со шлагбаумом и собственной дизель-генераторной станцией. Несмотря на то, что «Газпром инвест» оплатил такие строительные работы, обнаружить их невозможно. На их месте пустота.

Фото: Денис Коротков / «Новая газета» Фото: Денис Коротков / «Новая газета»

Мантурово

В Мантурово положенной по плану и оплаченной газораспределительной станции также найти не удалось, как и самой трубы. Там только заброшенная полусгнившая лежневая дорога, бурелом и брошенный после вырубки лес.

Фото: Денис Коротков / «Новая газета» Фото: Денис Коротков / «Новая газета»

Сколько заплатили

Сколько именно денег потрачено на строительстве газопровода в Костромской области, а сколько ушло в неизвестном направлении — сказать сложно. По приблизительному подсчету, стоимость действительно выполненных «Омегой» работ может не превышать половины от уплаченных 1,6 миллиарда рублей.

По мнению экспертов, не находившаяся в эксплуатации труба без электрохимической защиты, уложенная пять лет назад в грунт (а кое-где и в болото), не может быть использована для транспортировки газа. Просека, конечно, осталась, но уже через годы ее, судя по всему, придется расчищать заново. И не только от новой поросли, но и от последствий варварских методов работы. По действующим нормам деловую древесину после вырубки просеки для промышленных нужд следует передавать в Росимущество, которое реализует ее на аукционе. Порубочные остатки следует утилизировать. По документам все так и сделано и даже оплачено. Но на трассе будущего газопровода лежат гнилые бревна, а местами — непроходимый бурелом.

Фото: Денис Коротков / «Новая газета» Фото: Денис Коротков / «Новая газета»

Оптимизм местной власти

Заказчик строительства газопровода — «Газпром инвест». Но, по идее, наиболее заинтересованной стороной должна быть Костромская область, жители и предприятия которой ждут, когда к ним придет газ. Проект готовился в соответствии с соглашением о сотрудничестве и договором о газификации между «Газпромом» и администрацией Костромской области.

В департаменте строительства, жилищно-коммунального хозяйства и топливно-энергетического комплекса нам посоветовали обратиться с вопросами о несуществующем газопроводе к заместителю губернатора — директору департамента Андрею Дмитриеву. Но тот передал, что слишком занят, и времени для комментария не нашел.


Судя по местной прессе, руководство области смотрит на газопровод с оптимизмом. В 2011 году там заверяли, что газ будет в Шарье спустя три года. В 2015 году срок отодвинулся до 2017 года. А затем отъехал к 2020-му.


Новость 2019 года состоит в том, что реализация проекта в Костромской области только начинается, а завершатся работы «к 2023 году». Причиной многолетней задержки указывается «корректировка проекта».

Куда инвестировал «Газпром»

В «Газпром инвесте» после газопроводного скандала произошли некоторые изменения: в октябре 2018 года ушел гендиректор Михаил Левченков. Сегодня он президент «Холдинга Рут Девелопмент» с уставным капиталом 10 тысяч рублей и нулевым балансом. Сайта у компании нет. В холдинге сообщили, что Левченков сейчас в отпуске, но просьбу о комментарии обещали ему передать. На момент публикации Левченков на вопросы не ответил.

Под договором «Газпром инвеста» с компанией «Омега», как и под большинством актов выполненных работ и актов сверки, стоит подпись заместителя гендиректора «Газпром инвеста» Игоря Лозовского. Но он покинул свой пост вслед за шефом, и о его дальнейшей карьере ничего не сообщалось.

Действующий гендиректор «Газпром инвеста» Владислав Тюрин ситуацию не прокомментировал.