Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Увидев, что там труха, подрядчик слинял
Фото: Крыша здания ИТМО после обрушения. Фото: Денис Лебедев

Увидев, что там труха, подрядчик слинял

4 декабря 2019 14:00 / Общество

Cмольный добился привлечения университета ИТМО к ответственности за обрушение исторического корпуса вуза.

Суды двух инстанций оштрафовали университет ИТМО на полмиллиона рублей и обязали отреставрировать архитектурный памятник до октября 2021 года. Между тем утвержденный Комитетом по охране памятников акт историко-культурной экспертизы, по данным «Новой газеты», содержит фальсифицированные сведения о состоянии рухнувших конструкций здания.

Заочное правосудие

28 ноября городской суд Петербурга отклонил апелляционную жалобу университета на вынесенное в августе решение Петроградского райсуда, удовлетворившего иск КГИОП с требованием в течение полугода провести противоаварийные работы и законсервировать, а до 11 октября 2021 года — полностью восстановить здание бывшего Коммерческого училища на улице Ломоносова, 9, лит. А.

Напомним, 16 февраля 2019 года в памятнике регионального значения (XIX век) провалились кровля, а также чердачные и межэтажные перекрытия в двух пролетах со второго по пятый этаж. В здании в тот день шли занятия и ремонт: находившимся в нем людям, в том числе студентам и школьникам, занимавшимся подготовкой к ЕГЭ, удалось эвакуироваться.

По факту обрушения Следственный комитет расследует уголовное дело, в рамках которого университет признан потерпевшим. По данным «Новой», назначенная следствием строительная экспертиза не завершена, поскольку специалисты запросили время для дополнительных исследований. Подрядчики, работавшие в здании в момент обрушения и ранее, проходят в деле как свидетели, подозреваемых пока нет. Приказом ректора Владимира Васильева памятник и пристроенные к нему в советское время корпуса были выведены из эксплуатации, но после обследования комплекса занятия в уцелевших корпусах были возобновлены.


Для ликвидации последствий ученый совет вуза с годовым доходом 6,56 млрд руб. решил запросить инвестиции и субсидии из бюджета России


 (данных о выделении этих средств пока нет).

В ходе тяжбы с КГИОП университету ИТМО не удалось убедить суды двух инстанций отложить рассмотрение иска на время уголовного расследования. КГИОП также просил суд назначить неустойку 200 тыс. руб. за каждый случай срыва сроков восстановления здания, а в случае дальнейшего неисполнения — по 300 тыс. руб. ежемесячно. Суд смягчил эти санкции до 50 и 30 тысяч рублей соответственно. Представитель университета заявил в апелляции, что охранные обязательства владельца памятника не позволяют взыскивать в таких делах неустойку в пользу КГИОП. Но коллегия судей горсуда под председательством Нины Осининой решила не слушать выступления сторон: госпожа Осинина заявила, что их письменные доводы «уже изучены» судом. В результате заочного «рассмотрения» тройка судей удалилась в совещательную комнату и через секунду вернулась с вынесенным в пользу КГИОП решением.

Работа МЧС на месте обрушения. Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге» Работа МЧС на месте обрушения. Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»

Полмиллиона за ремонт на полмиллиарда

С аналогичным результатом закончилось 21 ноября в горсуде и обжалование более жесткого решения Куйбышевского райсуда по другому иску КГИОП — о привлечении университета ИТМО к административной ответственности за неисполнение обязанностей по обеспечению сохранности памятника. Этим решением вуз оштрафован на полмиллиона рублей. Отметим, что вопреки требованию обеспечения открытости и гласности правосудия, по которому публиковать решения суды обязаны в течение месяца, ни одно из двух решений по спорам КГИОП с университетом ИТМО, с которыми удалось ознакомиться «Новой», до сих пор на сайте судов не опубликовано.

Между тем в решении Куйбышевского суда на 34 страницах впервые официально изложены обстоятельства проведения в рухнувшем здании фрагментарных ремонтов, которые могли быть причиной обрушения. Согласно отчетам самого университета, с 2014 года вуз вкладывал средства в «развитие инфраструктуры зданий по улице Ломоносова, 9, для широкомасштабного международного сотрудничества». В Единой информационной системе (ЕИС) размещено около 160 закупок примерно на 500 млн руб. для ремонтных работ по этому адресу — это почти половина всех средств (1,17 млрд руб.), вложенных за пять лет вузом в ремонт его недвижимости, в том числе и пяти архитектурных памятников. При этом 50 подрядов почти на 300 млн руб. реализованы в охраняемом КГИОП здании, где впоследствии рухнули конструкции.

Открытие химико-биологического кластера ИТМО за три года до обрушения. Фото: Маргарита Ерукова / ИТМО Открытие химико-биологического кластера ИТМО за три года до обрушения. Фото: Маргарита Ерукова / ИТМО

Под обрушение попали химико-биологический кластер с 12 лабораториями, блоки нанотехнологий, материаловедения, физико-технический факультет. Потеря оборудования предварительно оценивается в 70 млн руб. Конкурсная документация по этим объектам подтверждает, что в зданиях комплекса шла серьезная реконструкция без единого согласованного с КГИОП проекта и полного технического обследования. Так, капитальный ремонт помещений и коммуникаций университет ИТМО за пять лет заказывал 55 раз на сумму 207 млн руб. (13 закупок на сумму 72 млн руб. для работ в здании, где провалилась кровля). Два подряда именовались «сохранением культурного наследия» (60 млн руб.), еще два — «реализацией комплекса работ по совершенствованию инфраструктуры физико-технического факультета» (26,65 млн руб.). Самым дорогим был проект стоимостью 52 млн руб. для «организации технических мероприятий по созданию центра разработки новых видов электроники». При этом завуалированные наименования заказов позволяли отсечь подрядчиков.

Не менее впечатляюще выглядит постоянство вуза в выборе подрядчиков на эти работы: например, ООО «Империал», получившее в разные годы 27 контрактов на его объектах, ООО «ЛСР Северо-Запад», которому досталось 15 контрактов, и ликвидированное сразу после обрушения ООО «Атлант» оказались, по данным ЕГРЮЛ, одним и тем же юридическим лицом, которое его владельцы трижды переименовывали. Для ряда партнеров вуз был ключевым или единственным госзаказчиком.

Трещина в кирпичном столбе, с которой началось обрушение несуших конструкций здания. Фото: «Петербург Реставрация»  Трещина в кирпичном столбе, с которой началось обрушение несуших конструкций здания. Фото: «Петербург Реставрация»

Решение Куйбышевского райсуда подтверждает сделанные ранее заявления самого вуза, что здание эксплуатировалось до аварии в «ограниченно работоспособном» состоянии. Суд напомнил, что вуз уже был оштрафован за несанкционированные КГИОП работы на разных этажах здания. В новом решении говорится, что минувшим летом в здании без разрешения КГИОП ремонтировало кровлю ООО «Атлантик» (вуз объяснял это необходимостью устранить протечки), а рядом с помещениями второго этажа, где подломилась кирпичная межарочная опора, демонтировали обшивку стен и занимались ремонтом ООО «ВиАйДи» и ИП Мулламехаметова.

В решении суда цитируются выводы отчета об определении причин обрушения, проведенного городским центром экспертно-технического сопровождения. Эксперты считают, что обрушение произошло из-за надстройки здания двумя этажами и локальными заменами перекрытий без усиления опор арочных сводов, что привело к процессу крена стен.


Суд признал, что вуз проводил демонтаж без необходимых разрешений и не обеспечил комплексное обследование всего здания.


Возражения, что КГИОП от руководства вуза этого не требовал, суд проигнорировал и указал, что «признание университета ИТМО потерпевшим по уголовному делу не освобождает его от ответственности за неисполнение обязанностей по сохранению памятника». «Выявленные судом обстоятельства свидетельствуют, что у ИТМО имелась возможность для соблюдения правил и норм, установленных законодательством», но вуз не принял «все зависящие от него меры» по соблюдению охранного обязательства, при этом «юридическое лицо сознавало противоправный характер своего деяния, предвидело вредные последствия и сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично», говорится в решении.

Порочная практика

В ООО «Петербург Реставрация», которое последним работало в зоне обрушения в феврале 2019 года, утверждают, что в помещениях второго этажа, где подломился кирпичный простенок, до их компании работали неизвестные подрядчики. «Какие-то люди до нас уже начали делать этот ремонт, отодрали все подпорки от проблемного столба и, увидев, что там труха, слиняли. Это зафиксировано на снимках, которые мы сделали 21 января, когда осматривали площадку перед началом работ», — говорит гендиректор компании Никита Барабанщиков (фото есть у «Новой»).

Проектные решения по контракту с «Петербург Реставрацией» не предусматривали «первоочередных противоаварийных мероприятий». За день до обрушения подрядчики вели консультации с КГИОП о необходимости дополнительного укрепления несущих конструкций, обнаружив не выявленные проектировщиками дефекты. 16 февраля на объекте раздался громкий треск кирпичной кладки, и прораб, увидевший стремительное расширение трещин в колонне, переходящих в конструкцию свода, успел эвакуировать рабочих и предупредить людей на других этажах. Процесс обрушения, по словам подрядчиков, длился 15 минут.

В КГИОП в марте говорили, что не знают, кто проводил демонтаж. В ИТМО, без санкции которого никакие работы проводиться не могли, назвать дату и исполнителя демонтажа тогда отказались.

Трещина арочного столба, зафиксированная в мае 2018 года, на фото 16 февраля 2019 перед обрушением. Фото: «Петербург Реставрация» Трещина арочного столба, зафиксированная в мае 2018 года, на фото 16 февраля 2019 перед обрушением. Фото: «Петербург Реставрация»

Интригу обостряет недостоверная информация в утвержденном КГИОП 12 сентября 2018 г. акте историко-культурной экспертизы проекта реконструкции, разработанного «СПб Проектреставрация». Экспертиза была выполнена с 12 июля по 3 августа 2018 г. аттестованными Минкультуры специалистами ООО «Научно-проектный реставрационный центр» — историком Михаилом Прокофьевым, искусствоведом Наталией Глинской и инженером-строителем Валерием Калининым.

На сайте КГИОП были размещены две версии этого акта: от 8 августа и 12 сентября 2018 года (объемом 102 и 120 страниц соответственно). В первой версии отсутствовали фотографии (в будущей зоне обрушения), подтверждающие факт выхода экспертов на объект для визуального обследования. В утвержденном спустя месяц доработанном документе они добавлены в раздел «Фотофиксация». Фотографии, согласно экспертизе, демонстрируют, что состояние сфотографированных столбов и перекрытий на момент экспертизы не было аварийным.

Однако, как убедилась «Новая», опубликованные экспертами в акте черно-белые фотографии являются не результатами указанной в нем «съемки 12 июля», а копиями цветных фотографий из проекта, датированного маем 2018-го, который и был представлен на экспертизу. Примечательно, что оригиналы и копии фотографий привязаны к одним и тем же точкам на плане рухнувшего этажа, которые в проекте и в акте экспертизы даны под разными номерами — по-видимому, для того, чтобы совпадение не бросалось в глаза.


В результате этих манипуляций одну из чужих фотографий эксперты случайно привязали не к тому помещению, где она была снята.


Такие факты как минимум свидетельствуют о качестве экспертизы: если съемка экспертами не проводилась, это может означать, что они не выезжали на объект для обследования и сделали выводы о его состоянии по фотографиям проектировщика. Возможно, поэтому в акте экспертизы отсутствует фото злополучного столба межарочной опоры, с которого началось обрушение этажей: на снимке в мае он не выглядел опасным, поскольку тогда был зажат между перегородками и видна была только одна неглубокая трещина.

Еще больше вопросов вызывает тот факт, что помещения, где находился этот столб, ставшие эпицентром обрушения, изображены на фотографиях в акте как действующие учебные аудитории с оштукатуренными стенами. Кто и когда демонтировал перегородки, ослабив тем самым разрушающийся столб, а затем прекратил работы и, не предприняв мер для предотвращения разрушения, исчез, оставив в коридоре мешки со строительным мусором, до сих пор не известно. Не исключено, что авторы историко-культурной экспертизы не делали или не публиковали новые фото просто потому, что к моменту ее проведения демонтаж без разрешительной документации уже изменил вид помещений и экспертов попросили включить в акт старые фото или обойтись вовсе без них.

Глава группы компаний «Геореконструкция» Алексей Шашкин говорит, что оставлять без подкрепления арки и столбы было недопустимо, но никто из обследователей и проектировщиков, согласно опубликованной документации, не обратил должного внимания на процесс потери прочности кирпичной опоры между арками, не учел повышенную нагрузку на нее из-за надстройки двух этажей, не определял прочность кирпича и несущую способность столба. Никто не указал на необходимость устройства силовых рам арочного заполнения (это было возможно сделать) и временных креплений в период ведения работ, перечисляет эксперт. Проект усиления конструкций, по его словам, вообще нельзя утверждать на основании историко-культурной экспертизы.

Господин Шашкин отмечает порочность сложившейся практики: «Историко-культурная экспертиза создавалась для оценки допустимости работ в архитектурно-художественном аспекте (есть положение о ней), но со временем почему-то стала касаться и технических аспектов». Ознакомившись по просьбе «Новой» с опубликованной в Единой информационной системе госзакупок проектной документацией реконструкции второго этажа ИТМО, Алексей Шашкин пришел к выводу, что трещина в столбе не была идентифицирована как аварийная, а о его перегрузке в дефектной ведомости нет ни слова. При этом в чертежах ремонта предусмотрена хлипкая, по его мнению, конструкция усиления из категории «заделаем трещины и оштукатурим по сетке» и дано опасное указание провести инъекцию трещин. «Нельзя закачивать раствор под давлением в кладку, которая и без того разъезжается в стороны, — объясняет эксперт. — Этого одного бы хватило, чтобы обрушить столб».

Анна Пушкарская