Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
«Начальство хотело, чтобы все нечаянно упало, только без жертв»
Фото: Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»

«Начальство хотело, чтобы все нечаянно упало, только без жертв»

3 февраля 2020 11:36 / Общество

Погибший при обрушении кровли спорткомплекса сварщик снимал опасные работы на камеру, прикрепленную к строительной каске.

Председатель Следственного комитета России поручил возбудить и передать в центральный аппарат ведомства уголовное дело по факту обрушения крыши петербургского СКК, в ходе которого погиб 29-летний Матвей Кучеров. Фрагменты его тела были обнаружены на месте происшествия 31 января около 17 часов.

Петербуржцы 2 февраля выйдут на заранее согласованный администрацией города митинг на проспекте Юрия Гагарина. Сегодня горожане отстаивают уже не легендарный спорткомплекс, которого фактически больше нет, а хотя бы сквер возле него.

— Мы какие-то бесправные! Насколько наше мнение, мнение людей, не учитывается, — в отчаянии говорит мне по телефону собирающаяся на митинг переводчица Анастасия Бокарева. — СКК, творение талантливых людей и гордость города, не выстояло против алчности. Стыдно за наше время!

По сведениям «Новой», к предстоящему воскресному митингу правоохранительные органы теперь готовятся еще более серьезно, чем прежде. Хотя даже сами сотрудники полиции плохо понимают, где и как им еще нужно «усиляться». Петербуржцы, сейчас все более активно включающиеся в группу «Сквер у СКК» в соцсети «ВКонтакте» (на утро 1 февраля — около 3500 участников), на место трагедии предполагают прийти с цветами и свечами памяти.

Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета в Петербурге» Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета в Петербурге»

«Все мы с трудом переживаем боль утраты, но борьба не окончена, — заявляют организаторы воскресного митинга (обрушение крыши крупной спортивной арены они считают предсказуемым и ожидаемым).  Однако мы должны отстоять сквер вокруг СКК! Не дать его застроить парковками, футбольными полями и прочей коммерческой ерундой. Не опускаем руки».

И все же, по моим ощущениям после ранней утренней прогулки по проспекту Юрия Гагарина 1 февраля, руки у многих, даже молодых, людей опускаются. Говорить о случившемся им трудно, горько и страшно. Смерть 29-летнего рабочего из Петрозаводска жители Петербурга оценивают неоднозначно, хотя практически все встреченные мной утром прохожие говорили, что прекрасно понимают: «бедолагу обвинят и сделают крайним».

— В чем конкретно обвинят? Ну, там уж как решат, — усмехается пенсионер Владимир Иванович, гуляющий с эрдельтерьером по кличке Случай. — Как я понял, сейчас они именно это и придумывают: что бы им свалить на парня, свалившегося с крыши? Настоящих виноватых в России не называют никогда. Хотя мы все знаем их имена.

Телекамеры, между тем, прибыли на место ЧП 31 января одними из первых. С 15.30 и до полуночи у СКК дежурили три десятка журналистов различных СМИ.

Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета в Петербурге» Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета в Петербурге»

Единственный охранник в будке у двухметрового забора перед СКК (отказался называть свое имя) в пятницу слегка очумел от внимания прессы. По его наблюдениям, после сигнала тревоги гораздо меньше приехало спецслужб: пожарных (2 автомобиля), спасателей (2 автомобиля) и врачей (одна бригада «Скорой» примчалась после 18 часов). Фотокорреспонденты «Новой» в 16 часов 31 января на проспекте Юрия Гагарина тоже видели мало спецтехники. Больше всего тут курсировало полицейских машин.

Безымянный страж охотно рассказал корреспондентам «Новой», как прошла роковая пятница:

— На крыше работала бригада из четырех человек, никого лишних не было. Один погиб, трое других живы, невредимы, здоровы. Сюда вообще, как я видел, мало народу пригоняли. Нам все время казалось, начальство хотело, чтобы всё нечаянно упало, но только без жертв. Но вот не получилось…

По данным из правоохранительных органов, на крыше с утра 31 января находились 29-летний Матвей Кучеров и 26-летний Александр Бардынин. Позднее выяснилось, что они друзья детства из карельского села Деревянное. Кучеров — профессиональный сварщик, а Бардынин не имеет навыков работы ни со сваркой, ни вообще на высоте. Зато, как рассказали «Новой» в соцсетях их друзья из Карелии, Бардынин весьма общительный, он часто находит выгодные (особенно по карельским меркам) подработки, любит риск.

Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета в Петербурге» Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета в Петербурге»

Сразу после ЧП никого из представителей СМИ и просто любопытствующих граждан к «горячей точке» не подпускал тот самый хороший забор (впрочем, так было еще с октября — с начала запрещенных работ на объекте).


Однако корреспонденты петербургского информационного агентства «Фонтанка» с утра 31 января с разрешения подрядной компании и по согласию самого Матвея Кучерова нацепили ему на голову камеру, фиксирующую демонтаж кровли.


А в 23 часа пятницы «Фонтанка» опубликовала и видео происходившего 31 января в СКК, и расшифровку переговоров рабочих на крыше за несколько минут до трагедии. По данным коллег, Кучеров чаще молчал, а Бардынин «пытался заглушить стресс болтовней» (цитируем): «Как тут высоко! Я пол-Питера вижу!.. Это стоит восьми (тысяч. — Прим. ред.) рублей в день? По-моему, мало».

По сообщениям «Фонтанки», Кучеров и Бардынин пытались работать на весу: их люлька (в которую не успел в итоге запрыгнуть Матвей) держалась на стреле над пустым пространством. Кураторы снизу пытались их остановить. Цитата из расшифровки переговоров: «Над вантом находиться нельзя. Если он «взыграет», будут последствия. Он ударит по люльке, и полетите вы очень весело…»

Страшное видео на данный момент посмотрели все желающие, за исключением следователей, по их собственному признанию. На мой звонок (на мобильный номер) в ночь с 31 января на 1 февраля эмоционально ответил старший помощник руководителя управления по взаимодействию со СМИ ГСУ СК РФ по Петербургу Сергей Капитонов:

— Мы видео не видели! Это вы город будоражите! Откуда вы знаете, что есть свидетели происшествия? Сейчас проводится доследственная проверка, выясняются все обстоятельства, это займет от 3 до 10 дней, а то и два месяца! А уголовное дело в итоге может быть и не возбуждено. В нем может быть и отказано: мы же не знаем, как он упал.

Член союза журналистов Петербурга, бывший редактор телевизионных новостей некогда имевшего хорошую репутацию петербургского телеканала (сейчас работает в другой сфере) Татьяна Александрова так прокомментировала эту «официальную позицию»:

— Опубликованы убийственные документы. После этого списать вину на «стрелочника» не удастся. По сути, это доказательство преступления. Вещдок. Камера, закрепленная на каске погибшего сварщика, и его переговоры с «землей» дают полное представление о масштабах катастрофы. Вдумайтесь только: без проекта, без согласований, без разрешений, абсолютно не понимая, как поведет себя конструкция, стая неучей отправляет людей на крышу гигантского демонтируемого здания! И явно гордится собой, раз дает журналистам шанс следить за операцией под лупой, — чувствуют, Геростраты недобитые, что войдут в историю. Пожалуй, впервые так хочется крови. Снизу доверху. Каждого, кто причастен к преступлению, и главное — тех, кто заказывал его и кто покрывал.

Их имена всем известны, твердят петербуржцы. Но в справедливость не верит никто.

Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета в Петербурге» Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета в Петербурге»


Владимир Улицкий, завкафедрой «Основания и фундаменты» Петербургского Госуниверситета путей сообщения, д.т.н., профессор:

(Эксперт — один из учредителей ООО «ПИ Геореконструкция» (организация, проводившая экспертизу об аварийном состоянии мембраны СКК «Петербургский»)

— Я очень недоволен, что такие работы делаются спонтанно! Бегом, бегом, бегом... Смотрю видео с ужасом: какие-то акробатические трюки, но не в цирке! Во всем мире разбирают и собирают дома, огромные многоэтажные небоскребы. Но это делается цивилизованно, с утвержденным проектом, со всей необходимой документацией и рекомендациями, как это провести безопасно.

В случае с демонтажем крыши СКК необходимо было сделать полное обследование, просчитать наиболее опасные места, где металлические пластины наиболее истончены, где нельзя их трогать. После чего решить: в каком порядке кровлю демонтировать, где и что ослабить, а, может быть, даже обойтись и одним локальным взрывом. 

Современные технологии позволяют всё сделать без жертв и без тяжелых последствий, только за них, разумеется, надо платить. Но на чем экономят в России? На науке!

Ни за одну лишнюю букву не хотят выкладывать рубль, из-за этого столько бед и убытков. Геотехника, то, чем я занимаюсь 56 лет — наука по управлению рисками, и как специалист я предостерегаю от таких рисков. Предупреждаю обо всем, но слышу в ответ: «У нас молодые лихие специалисты! Они со всем справятся»! А после ЧП мне говорят: «Мы все сделали дешево и правильно. А это ты — вещая Кассандра! Это ты беду накаркал!» Да-да, это я наколдовал!



Евгений Романов, инженер-конструктор петербургской строительной компании:

— Совершенно очевидно, что было превышено предельно допустимое значение нагрузки на железобетонное несущее кольцо, к которому крепилось 112 стальных вант. Когда первый сектор из 12 вант отрезали, их нагрузка распределилась на соседние крепления. Усилие на крайних вантах было превышено минимум в пять раз, вследствие чего железобетонное кольцо сложилось как эспандер в кулаке спортсмена. А разлом кольца уже повлек за собой потерю устойчивости всего сооружения. При этом сами стальные ванты, про которые говорилось, что их техническое состояние близко к аварийному, выдержали, — это видно на видеозаписи.

Демонтировать здание необходимо было в последовательности, обратной той, в которой оно собиралось. То есть сначала разобрать покрытие крыши, оставив «голое» несущее кольцо. Либо разработать проект поддержки конструкций покрытия снизу, чтобы уменьшить усилия от вант, и спокойно их срезать. Но все это предполагает большие финансовые и временные затраты. Проще всего быстро сломать и потом бульдозером убрать с земли. Отсюда и получаются человеческие жертвы.



Дмитрий Астафьев, директор компании «Ленспецстрой»:

— У меня предположение, что они специально хотели, чтобы все рухнуло. Смотрите, как красиво получилось: губернатор в отъезде, подрядчиков не найти, виноват рабочий.

Но представьте, что вы стоите на бетонном кольце, по которому спокойно может проехать танк, и срезаете там какие-то тонкие крепления. Рабочий не мог осознавать все возможные риски. Виноват расчетчик, проектировщик, инженер…

Это просто подлость. Потому что не могла вся эта конструкция якобы так проржаветь за 40 лет, еще 100 лет бы простояла. Это мое личное мнение.