Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Встать, чтобы сказать «нет»
Фото: РИА Новости

Встать, чтобы сказать «нет»

13 марта 2020 12:00 / Политика

Почему надо придти на «общероссийское голосование» — и голосовать против.

Через месяц с небольшим, 22 апреля, нас ожидает «общероссийское голосование» по путинским поправкам к Конституции.

И даже среди тех, кто критически настроен к власти и негативно оценивает эти поправки, разгорелись бурные споры: ходить или не ходить на это «голосование» (намеренно беру это слово в кавычки)?

Понятно, что против участия — традиционные «бойкотисты», раз за разом под разными предлогами (выборы нечестные, нельзя их легитимизировать, помогая власти, они все равно все подделают, поэтому ходить бессмысленно) призывающие не ходить на избирательные участки. И они снова, как мантру, повторяют, что для власти якобы самое главное — явка на голосование, поэтому надо сорвать эти планы и нанести власти максимальный ущерб, оставшись дома.

Но на сей раз к ним добавилась и часть тех, кто обычно на выборы ходит — но отказывается признавать законной процедуру «общероссийского голосования».

  • Это голосование, не имеющее никакого юридического значения — как только поправки после принятия 10-11 марта Госдумой и Советом Федерации одобрят две трети региональных парламентов, они вступят в силу в соответствии с прямой нормой 136-й статьи Конституции, и никакое «общероссийское голосование» этот факт отменить не может.
  • Голосование будет проводиться практически без наблюдения: наблюдатели будут только от сервильной Общественной палаты, а значит — смотрящие на любые нарушения широко закрытыми глазами.
  • Голосование будет проводиться в том числе на дому и досрочно, а значит — с возможностью в отсутствие общественного контроля подделать результаты.

И понятно, что есть немало тех, кто либо не считает для себя возможным по этическим причинам участвовать в незаконном действии, либо полагает бессмысленным в отсутствие наблюдения приходить на избирательные участки, не видя возможности повлиять на его результат.

Серьезны ли эти аргументы? Да. 


И тем не менее, необходимо участвовать даже в этом «голосовании». Юридически — ничтожном, практически — уязвимом для фальсификаций, этически — сомнительном.


Сперва — о якобы крайней важности для власти явки на «общероссийское голосование».

 Этот тезис мы слышим не в первый раз — в том же самом нас яростно уверяли адепты «забастовки избирателей», агитируя не приходить на президентские выборы 2018 года. В результате дома осталась часть тех, кто мог бы поддержать оппозицию, и процент голосов за Путина повысился, как и уверенность власти в том, что можно делать все что угодно.


Последствия известны: повышение пенсионного возраста, рост налогов, продолжение войны в Сирии, усиление политических репрессий.  


Сейчас этот тезис старательно вбрасывается через разные каналы (например, через тех, кто имеет влияние на демократического избирателя). Называют даже цифры: мол, велено обеспечить не менее 60% явки.

Но кто сейчас помнит процент явки на президентских выборах-2018? И, что еще более важно, кто помнит, чтобы сама власть об этом проценте вспоминала? И, кстати, кто сказал, что явку сложнее подделать, чем результаты голосования? Низкая явка для власти даже удобнее: проще фальсифицировать результаты...

Явка имеет для власти второстепенное значение, какие бы плановые задания о проценте явки избирателей ни доводились бы до региональных и местных властей. А первостепенное значение имеет результат голосования.

Что касается вбросов о крайней важности явки 22 апреля, то они  точно рассчитаны на тех, кто действует «от противного»: власть хочет высокой явки? Значит, мы назло кондуктору пойдем пешком.

Если эта информационная провокация удастся — процент сказавших «нет!» путинским поправкам 22 апреля будет серьезно снижен (что власти и нужно) за счет тех, кто хочет, сидя дома на диване, ощущать себя не дезертирами с поля электорального боя, а героическими борцами с кровавым режимом. Одновременно считая тех, кто пойдет голосовать, «соучастниками преступления». Очень удобная позиция, позволяющая с ощущением своего заведомого морального превосходства оправдать свое бездействие и осудить чужое действие.

Между тем, — особенно после событий 9 марта и обвала рубля с очевидными последствиями для уровня жизни подавляющего числа граждан, — может существенно возрасти число тех, кто критически настроен по отношению к власти. И провал путинских поправок, обеспечивающих ему расширение полномочий при очевидном желании править неопределенно долго (напомним, что сменяемость власти Путин обещал лишь тогда, когда будет «накоплен жирок» — что надолго откладывается), становится вполне реальным.


Итог голосования зависит от простого фактора: сколько людей придет и скажет «нет!». И поправкам, и задуманному пожизненному правлению Путина.


Что касается того, что при голосовании якобы «все подделают» — нет, подделают не все. Потому что масштаб фальсификаций обратно пропорционален масштабу общественного сопротивления.

Наблюдения практически нет? Но есть члены участковых избирательных комиссий от оппозиционных партий (в Петербурге, например, от «Яблока» их немало) — которые помогут зафиксировать реальный результат голосования. И можно провести экзит-поллы — эти затраты вполне по силам оппозиционным партиям и движениям. 

И последнее, очень существенное. У поправок Путина есть альтернатива. То, что предложило «Яблоко» вместе с Общественным конституционным советом (ограничение власти президента, расширение возможностей парламента, независимость судов, выборность Совета Федерации и губернаторов, объявление пыток тяжким преступлением, отмена воинской повинности, гарантии лечения за счет бюджета детей  с тяжелыми и редкими заболеваниями, рост пенсий и пособий не ниже уровня инфляции, запрет использовать армию за границей без санкции парламента, и другие).

Почти невозможно пробить эту альтернативу через региональные парламенты — там, где есть депутаты от «Яблока», эти предложения или блокируются, или тормозятся.

Но можно узнать, сколько людей в стране поддерживает эту альтернативу, сказав им: если вы поддерживаете поправки «Яблока» — придите 22 апреля и проголосуйте «против» поправок Путина!

Если те, кто «против», останутся дома, мы никогда не узнаем, сколько их. Потому что невозможно будет отделить сознательных от ленивых. Тех, кто не пришел, потому что он «против», от тех, кто не пришел, потому что вообще не ходит голосовать.


И еще. Да, юридически голосование 22 апреля не имеет значения. Но оно имеет политическое значение: Путин рассматривает его как референдум о доверии себе.


Значит, надо постараться максимально увеличить процент сказавших 22 апреля «нет!» — и  тухлому  «винегрету», который нам хотят насильно впихнуть вместе с остальными «блюдами», и его шеф-повару, приготовившему такой «обед». Превратить (особенно после думских событий 10 марта и предложения об «обнулении» сроков) это голосование в  референдум о недоверии Путину.  

С одним вопросом: вы хотите, чтобы Путин правил пятый, шестой и так далее срок? Не хотите? Тогда голосуйте «против!» Тот, кто во время голосования остается дома, никогда не влияет ни на что. Тот, кто приходит, может повлиять. И все зависит от того, сколько их будет.

Да, у них может не получиться.

Но если сидеть дома — точно ничего не получится.