Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Откуда не ждали
Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

Откуда не ждали

15 мая 2020 13:32 / Общество

В Петербурге от внебольничных пневмоний умирает в десять раз больше пациентов, чем от коронавируса.

С 1 марта в Петербурге от внебольничной пневмонии умерли 694 человека. Об этом заявил губернатор Петербурга Александр Беглов, выступая 13 мая перед депутатами Законодательного собрания.

По его словам с 1 марта в городе внебольничную пневмонию диагностировали у 11 223 человек. Из них 694 умерли, 5924 выздоровели, 4650 продолжают лечиться. Эти больные и умершие не входят в официальную статистику по коронавирусу, который на таком фоне выглядит гораздо безобидней: с начала эпидемии по состоянию на 11 мая в Петербурге выявлено 8485 заразившихся COVID-19, умерло 63 человека.

Ранее за месяц в городе фиксировалось в среднем 10–20 смертей от внебольничной пневмонии. Сейчас от нее скончалось в 10 раз больше людей, чем от коронавируса, из-за которого (не из-за пневмонии) введены ограничительные меры, закрыты рестораны, кино, парки, люди теряют доходы и работу.

В апреле городской комитет по здравоохранению опубликовал статистику по внебольничным пневмониям. В январе 2019 года они были выявлены у 1576 человек, в феврале — у 1830, в марте — у 1778. За эти же месяцы от них умерло 34, 23 и 9 пациентов соответственно. В начале 2020-го картина была примерно такой же: 1731 больной в январе (8 умерших), 1777 — в феврале (12 умерших). А потом произошел резкий скачок.


В марте этого года пневмонии диагностировали уже у 2716 человек (то есть почти на тысячу больше, чем обычно).


С учетом озвученных губернатором данных выходит, что в апреле и первой половине мая это воспаление легких выявили уже у 8500 горожан. То есть ежедневно в среднем почти по 200 человек в день. Александр Беглов отметил, что только на текущей неделе регистрируется в 5,5 раз больше заболевших, чем обычно.

На днях западные СМИ сообщили, что реальное число умерших от COVID-19 в России может быть на 70% больше, чем по официальным данным. В частности, об этом пишет Financial Times. В чистоте подсчетов количества заболевших и скончавшихся от коронавируса в нашей стране сомневаются и некоторые отечественные специалисты. В Москве, например, обращает на себя внимание резкий скачок смертности в последние месяцы. Прирост смертей там явно больше, чем официальное число погибших от нового вируса: разница в 2,8 раза.

На Невском проспекте. Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета» На Невском проспекте. Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета»

В Петербурге, согласно статистике городского комитета по делам ЗАГС, в апреле за последние 10 лет в среднем умирало 5147 человек. В прошлом году было 5207 смертей. В нынешнем году в апреле скончалось 5303 человека. Больше среднего показателя на 156. 33 человека за месяц, по официальной статистике, умерли от коронавируса. Остается еще 123 случая, превышающих норму.

«В целом превышение средних показателей почти на 160 человек — это существенное увеличение, и для него должна быть причина, — говорит кандидат социологических наук, доцент кафедры сравнительных политических исследований СЗИУ РАНХиГС Юлия Зеликова. — Делать скоропалительные выводы, что вся дополнительная смертность в Петербурге в апреле была от коронавируса, нельзя, но думать об этом надо. Повышенная смертность может быть обусловлена и тем, что врачи были заняты лечением COVID-19 и не оказали помощь пациентам с другими заболеваниями, стресс, например, от финансовых проблем также мог спровоцировать дополнительные смерти. В то же время у нас действовал режим самоизоляции — люди реже бывали на улице, следовательно, снизилась смертность от ДТП и несчастных случаев. И если общая смертность при этом увеличилась, это тревожный сигнал».

«Чтобы подтвердить диагноз коронавирус, мы должны получить положительный тест.


Это доказательная медицина, остальное можно только подозревать. Нет положительного теста — нет ковида.


Однако мы видим, что очень много тестов, которые делают пациентам с симптомами респираторных заболеваний, отрицательные. Комментировать это сложно: то ли тесты не такие, то ли не на всех больных реагируют», — говорит генеральный директор частной скорой помощи CORIS Лев Авербах, обозначая как одну из возможных причин вспышки «внебольничных пневмоний» ошибку диагностики. Росздравнадзор считает, что точность тестов, применяемых в России, составляет 95 процентов. Реальность показывает, что порой диагноз подтверждается уже после смерти пациента, либо на второй-третий тест, сделанный после появления первых симптомов болезни.

«И обратите внимание, — отмечает Лев Авербах, — две-три больницы в Петербурге работают именно с COVID-19, а еще полтора десятка в разгар эпидемии закрыты для приема больных с пневмонией. Но статистика дело такое — все зависит от теста, подтвердит он коронавирус или нет. Я могу предположить, что из всех больных с диагнозом внебольничная пневмония, о ком говорил Беглов, больше чем у половины болезнь вызвана коронавирусом. Есть ощущение, что внебольничной пневмонией теперь называют все, что находят у больных с подходящими симптомами».

Кроме того, Лев Авербах отмечает, что, попадая в стационар для людей с признаками ОРВИ и пневмонии, практически любой, чем бы он ни болел до этого, рискует подхватить ту же пневмонию или коронавирус. Идет перекрестное инфицирование — пациенты заражаются разными типами инфекций.

Основатель и директор Петербургского медицинского форума, кандидат медицинских наук, доцент Университета имени Мечникова Сергей Ануфриев предлагает посмотреть на озвученные губернатором цифры с другой стороны.

«Не пневмоний стало больше, а выявлять их стали чаще, — объясняет он. — Раньше большинству пациентов с симптомами заболеваний органов дыхания делали обычный рентген. На нем плохо видны изменения в легких. И людям выставляли диагноз бронхит, а не пневмония. Сейчас из-за эпидемии проводят компьютерную томографию, которая точнее показывает изменения легочной ткани. Но тогда встает вопрос: почему потребовалась эпидемия, чтобы понять, что у нас столько людей болеет пневмониями и умирает от них? Если раньше их не выявляли, то получается, что и не лечили от них? А делали бы качественные обследования в предыдущие годы, то и статистика по пневмониям была бы другой? Стране нужна нормальная система медицинского учета, и междисциплинарная комиссия разберется, откуда взялись эти заболевшие и почему их не было прежде».


Кстати

В России в статистику заносятся только подтвержденные, в том числе посмертно, случаи коронавируса. Однако в число скончавшихся могут не попасть пациенты с COVID-19, если они скончались, по мнению врачей, не от самой инфекции, а от осложнений других заболеваний. Например, еще в марте в Москве умерла больная коронавирусом 79-летняя женщина, однако вскоре оперативный штаб по коронавирусу столицы сообщил, что причиной смерти стал оторвавшийся тромб.

Так, 18 апреля в Петербурге скончалась медсестра петербургского НИИ скорой помощи Джанелидзе Валентина Шужина. Ей было 56 лет. В марте она узнала, что у нее рак поджелудочной железы. Врачи давали надежду — в ее случае могла помочь химиотерапия. Но в апреле у нее диагностировали коронавирус. Официальной причиной смерти в документах назван не COVID-19, а обширные метастазы.