Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Минобороны должно заплатить
Фото: на учениях «Запад-2017» / РИА Новости

Минобороны должно заплатить

8 июня 2020 17:42 / Судебная хроника

4 миллиона рублей присудил суд матери погибшего во время учений «Запад-2017» солдата-срочника.

Трагедия произошла 6 сентября 2017 года во время совместных учений войск Западного военного округа и войсковых частей Республики Беларусь. Перед маневрами на полигоне «Ванькин бугор» под Лугой проходили артиллерийские стрельбы. На вершине пологого склона стояли шесть танков, у подножия — имитационные команды. Солдаты-срочники Андрей Виттих, Дмитрий Пахмутов, Арсен Османов и Вадим Габидуллин должны были, изображая огонь противника, подорвать снаряды. В ответ танковая рота имитировала атаку, стреляя боевыми снарядами.

За имитацию огня противника отвечал начальник инженерных войск 6-й армии подполковник Денис Горелышев. Он допустил оплошность: в районе расположения имитационной команды не поставил отличительный знак — красный флаг. Наличие флажков должен был контролировать начальник 33-го общевойскового артиллерийского полигона (там находится «Ванькин бугор») подполковник Виктор Кривошеин. Но не проконтролировал. Танки встали на позицию и по команде открыли огонь. Их командиры не знали, что в окопах перед танками сидят не имитационные, а живые люди. Видны они не были, как не было и красных флажков, которые должны были предупредить танкистов. Осколочно-фугасный 125-миллиметровый снаряд разорвался в десяти метрах от солдат в окопе. Андрей Виттих погиб на месте: осколок пробил ему подвздошную артерию, и парень истек кровью. Остальные трое получили ранения различной степени тяжести.

Андрей Виттих. Фото из семейного архива Андрей Виттих. Фото из семейного архива

В феврале 2019 года Великоновгородский суд признал обоих офицеров виновными в халатности и приговорил к условным срокам. После того как приговор вступил в силу, трое оставшихся в живых солдат подали иск, требуя от Минобороны шесть миллионов рублей в качестве компенсации.

«Иск не к офицерам, а именно к министерству более логичен, — считает адвокат, представитель организации «Зона права» Дмитрий Герасимов. — Суд Великого Новгорода признал, что в результате преступной халатности Горелышева и Кривошеина истцам были причинены серьезные телесные повреждения и нравственные страдания. В момент причинения ущерба все фигуранты находились на службе, выполняли инструкции и положения Министерства обороны. Причем


оказались они там по призыву Минобороны. Так что кому, как не министерству, отвечать за оплошность офицеров?»


В сентябре 2019 года Лужский суд принял решение выплатить истцам 4 миллиона рублей. Потерпевшие были удовлетворены суммой и не собирались оспаривать это решение. Однако представители Минобороны не согласились и подали апелляцию в Ленинградский областной суд. В декабре 2019 года он отменил решение Лужского суда и постановил удовлетворить иск в полном объеме. Увеличив, таким образом, сумму выплаты с 4 до 6 миллионов рублей.

Первоначально мать Андрея Виттиха требований не предъявляла. Из всех истцов она живет дальше всех — в Пермском крае.

«Честно говоря, мне не верилось, что от Министерства обороны можно было что-то получить, — рассказала «Новой» мать погибшего солдата Андрея Виттиха Валентина Сухарева. — А если бы в суд пришлось ездить? Это же далеко и дорого. Да и не хотелось заново все это переживать».

По словам Валентины Владимировны, трагедия в ее семье потрясла весь поселок Ножовка, откуда родом Андрей. Подобного там не случалось, хотя для юношей призывного возраста служить в армии не просто обязанность, а норма.


Не отслуживший в армии не считается мужчиной и практически никогда не найдет приличной работы.


«Андрею отсрочку дали, чтобы он учебу в колледже закончил, — рассказывает Валентина. — Когда диплом защитил, пошел в военкомат. Мыслей, чтобы как-то избежать службы, даже не возникало. Не принято это у нас. Переживал лишь о том, чтобы в хорошие войска попасть».

Вернуться из армии Андрей должен был осенью 2017 года, практически сразу после учений «Запад-2017». Планировал устроиться на работу в нефтяную или геологоразведочную компанию: в колледже он получил специальность мастера буровых установок. Из армии его ждала девушка. Все планы оборвал осколок снаряда, попавший в живот и перерезавший кровеносный сосуд. Виттих в считаные минуты истек кровью и умер прямо на полигоне.

Несколько лет Валентина Владимировна не думала ни о каких компенсациях, но в конце прошлого года узнала о суде, который выиграли сослуживцы ее сына. Затем до нее дозвонился адвокат Дмитрий Герасимов, убедивший подать иск к Министерству обороны. Тем более что правовое обеспечение иска и все юридические вопросы организация «Зона права» брала на себя.

Село Ножовка в Пермском крае. Фото: maps.google.com Село Ножовка в Пермском крае. Фото: maps.google.com

Конечно, никакие деньги не способны заменить потерю сына, но у Валентины Владимировны есть еще двое детей, и она рассудила, что «наследство» старшего брата лишним не будет.

«Этой осенью Николай (второй сын) пойдет на медкомиссию, — рассказывает Валентина Владимировна. — Ему тоже дали отсрочку, чтобы закончить учебу. Никаких сомнений, идти или не идти в армию, у него нет. Конечно, боязно сына отпускать, но в конце концов птенцы всегда покидают гнездо».

Как и в случае с первым иском, Министерство обороны в лице юридического отдела Западного военного округа (ЗВО) не согласилось с решением Лужского суда. На суде его представитель утверждала, что министерство полностью выполнило свои обязанности в отношении погибшего солдата.

«Действительно, Минобороны выплатило истице страховку и единовременное пособие, — говорит Герасимов. — С правовой точки зрения это лишь материальные потери от смерти Андрея. А то, что Валентина Владимировна испытала моральные страдания, военными не учитывалось. Мать провожала сына в армию не для того, чтобы он погиб от элементарной халатности. Но суд признал право матери на компенсацию».

Выяснить, будут ли военные юристы обжаловать данное решение, пока не удалось. Пресс-служба ЗВО не готова дать ответ, а юридический отдел в условиях эпидемии работает удаленно.

Лужский суд иск Сухаревой удовлетворил частично: Валентина Владимировна просила компенсацию в пять миллионов рублей — ей присудили четыре.