Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Крупная партия героизма
Фото: Сергей Коньков / ТАСС

Крупная партия героизма

26 июня 2020 14:08 / Общество

Главврач Покровской больницы в Петербурге получила награду от президента. А больница — судебное дело за заражение коронавирусом десятков медиков.

Главный врач Покровской больницы Марина Бахолдина возглавляет список медиков, чьи заслуги в борьбе с пандемией отмечены высокими правительственными наградами, ей присвоено звание Герой Труда. Таких врачей пять на всю Россию, в Петербурге — она одна. Дальше герою труда предстоит объяснять суду, почему в ее больнице заражались врачи, а пациенты лежали в коридорах.

В год пандемии президент Путин решил по-особому отметить работу медиков и учредил новые государственные награды: орден Пирогова и медаль Луки Крымского, которые вручают за особые заслуги в здравоохранении.

Среди сотен российских врачей, награжденных орденом, и медсестер, удостоенных медали, 138 человек работают в Петербурге. Семнадцать медиков награждено посмертно. Тринадцать — главврачи больниц, перепрофилированных для лечения COVID-19. 

Всего в городе пациентов с коронавирусной пневмонией принимали 24 стационара, то есть не все руководители оказались достойны награды. Списки для награждения подавал в Минздрав петербургский Комитет по здравоохранению.


По каким критериям отбирали самых достойных? На этот вопрос «Новой» чиновники ответить не захотели.


Самым заслуженным доктором в Петербурге признана Марина Бахолдина, главврач Покровской больницы. Она награждена и орденом Пирогова, и получила звание Герой Труда Российской Федерации. Доктор Бахолдина стала даже самым заслуженным доктором в стране, потому что, например, главврач московской «Коммунарки» Денис Проценко, который лично участвовал в ведении тяжелых пациентов и даже заразился на работе, получил только звание Героя.

Марина Бахолдина. Скриншот: 78.ru Марина Бахолдина. Скриншот: 78.ru

Марина Бахолдина — невролог по специальности. Ее называют хорошим специалистом. С 2007 года она работает как администратор, возглавляя одну из старейших больниц Петербурга, — Покровскую.

Стационар примечателен тем, что несколько лет подряд заключал договоры на лечение сотрудников Управления ФСБ по Санкт-Петербургу, а в этом году подписал такой же контракт с Северо-Западным таможенным управлением.

Звание Герой Труда РФ присваивают, согласно указу президента от 2013 года, «за особые трудовые заслуги перед государством и народом, связанные с достижением выдающихся результатов в государственной, общественной и хозяйственной деятельности, направленной на обеспечение благополучия и процветания России». Подчиненные Бахолдиной с самого начала пандемии пытались рассказать, что заслуги у нее действительно особые.

Как уже писала «Новая», заражения коронавирусной инфекцией в Покровской больнице начались 31 марта: больной с сердечной патологией поступил из стационара, где уже был ковид, а потом у него выявили инфекцию. Отделение закрыли на карантин, но через неделю симптомы болезни проявились уже у шести человек. Пациенты с диагнозом «внебольничная пневмония» продолжали поступать. 

Больница не была официально перепрофилирована для лечения коронавирусной пневмонии, в ней не были организованы шлюзы и санпропускники, сотрудникам не хватало средств индивидуальной защиты.

Сотрудники скорой помощи и пациентка у приемного отделения Покровской больницы. Фото: Петр Ковалев / ТАСС Сотрудники скорой помощи и пациентка у приемного отделения Покровской больницы. Фото: Петр Ковалев / ТАСС

Они пытались убедить главврача, чтобы та отказалась принимать пневмонии, пока все это не появится. Неизвестно, что думала по этому поводу Бахолдина, потому что от общения с прессой она закрылась, комментариев не давала. Очевидно, она не рискнула нарушить указания Комитета по здравоохранению. А оттуда указывали, что пневмония — болезнь незаразная.

Медики в Покровской записали видеообращение и пожаловались в прокуратуру.


В ответ Комитет по здравоохранению объявил: в Покровской больнице, как, впрочем, и в остальных, все в порядке. 


Не в порядке на самом деле было везде. Может быть, Покровская даже была не худшей, из других стационаров поступали данные о десятках заразившихся врачей. Но именно вокруг главврача Покровской образовался самый громкий скандал. «Новой», в частности, сотрудники больницы рассказали: привезти СИЗы Бахолдиной предлагали благотворители, но она упорно твердила, что помощь не требуется.

Подчиненные оставались без нужной защиты.

Одной из организаций, помогавших петербургским больницам, был фонд профилактики рака «Не напрасно!». Его директор по развитию Зоя Попова не захотела обсуждать с «Новой» лично главврача Бахолдину, объяснив: фонд действительно столкнулся в Покровской больнице с проблемой, но проблема эта системная.

— Договор с Покровской больницей мы заключили точно так же, как и с другими, которым отгружали средства индивидуальной защиты, — говорит Попова. — Больница все получила и подписала все акты. А трудности в коммуникации с главврачом, который бы признал, что ему нужна помощь, были везде, и связаны они с системной проблемой.


«Трудности с коммуникацией», как назвала это Зоя Попова, заключались в том, что фонд узнавал о нехватке пресловутых СИЗ из неформального общения с рядовыми медиками.


Дальше главврач должен был официально обратиться в фонд за помощью, написав специальную бумагу. Вот как раз это давалось петербургским главврачам труднее всего. 

— Все боялись обозначить проблему, — объясняет Попова. — Потому что у них формально все должно быть в наличии, а признаешься, что чего-то не хватает, так это вроде как твоя недоработка. Поэтому руководитель вынужден думать не о качестве лечения, не о защите подчиненных, а о том, чтобы соответствовать каким-то указаниям сверху. Сразу не согласился официально обратиться к нам ни один главврач. Но в итоге все решалось. Просто в Покровской на коммуникации ушло больше времени. В итоге мы работали не с главврачом, а с другими сотрудниками больницы.

Иначе говоря, доктор Бахолдина просто действовала как руководитель, очень чуткий к указаниям более высокого руководства.

К середине апреля в больнице говорили о тридцати пациентах с подтвержденной коронавирусной инфекцией, в том числе о пяти врачах.

У вдвое большего числа были все симптомы болезни, но не было результатов тестов. Медики потребовали от главврача разделить наконец стационар на «чистую» и «грязную» зоны, даже начали ставить какие-то перегородки своими силами. Но главврач пресекла самодеятельность: формально стационар еще не был объявлен «ковидным». В итоге договор с компанией, которая начала оборудовать шлюзы и санпропускники, больница заключила только в середине мая, когда уже была наполнена больными с коронавирусом.

Скандалы вокруг Покровской больницы продолжались и потом. Ее название чаще других звучало в Петербурге, когда речь зашла о невыплатах медикам. Потом обнаружилось, что на территории больницы, вопреки запретам Роспотребнадзора, проходят религиозные службы, люди на них стоят бок о бок и даже без масок. В прессе стали появляться фото очередей из машин скорой помощи к переполненной Покровской и рассказы пациентов, которых из-за нехватки мест положили на топчан в коридоре или вовсе усадили на стул.

Покровская больница в Санкт-Петербурге в период пандемии коронавирусной инфекции. Фото: Петр Ковалев / ТАСС Покровская больница в Санкт-Петербурге в период пандемии коронавирусной инфекции. Фото: Петр Ковалев / ТАСС

Переполнены, заметим, в это время были все «ковидные» больницы в Петербурге. И невыплаты медикам случались не только в Покровской. Но из других стационаров просачивалась информация, как главврачи пытаются решить проблему. Марина Бахолдина четко выполняла указания вышестоящих чиновников и категорически отказывалась от любых комментариев.

Теперь стало известно, что все жалобы на Бахолдину шли не в пустоту: Роспотребнадзор на протяжении двух месяцев проводил проверку в Покровской больнице. Итоговые материалы поступили в Василеостровский районный суд Петербурга за три дня до появления указа о награждении главврача.


Стало понятно, что у доктора действительно были не только «особые заслуги», но и «выдающиеся достижения».


Ревизоры выяснили, что за первую неделю апреля, точнее, с 1-го по 9-е число, коронавирусной пневмонией и ОРВИ в Покровской заболело 68 пациентов и 87 медиков.

Проверка признала нарушением ровно то, на что жаловались подчиненные Бахолдиной: прием пациентов с пневмонией в то время, когда не было ни шлюзов, ни санпропускников, ни деления больницы на зоны. Госпитализации в переполненный стационар.

Непонятно, правда, что могла сделать в этой ситуации Бахолдина лично, но объяснения в суде придется давать именно ей. По статье 6.3 КоАП РФ ей грозит штраф до 150 тысяч рублей, а больнице — до полумиллиона.

Однако пока доктор Бахолдина принимает поздравления как кавалер ордена Пирогова и герой труда. Этот статус предполагает, что на родине ей должен быть установлен бронзовый бюстик. Может быть, даже во дворе Покровской больницы.