Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Музею предложено доесть за Пригожиным

Музею предложено доесть за Пригожиным

20 июля 2020 13:33 / Общество

Руководство Русского музея ищет способ, как употребить павильон «кремлевского повара», брошенный на месте вырубленного сада.

Вековые деревья, мраморные вазы и статуи — все это было во дворе Строгановского дворца, дарившем редкую для Невского проспекта возможность побыть в тишине среди зелени и пения птиц. Пока Евгений Пригожин не оценил коммерческий потенциал этого места. Античные боги стали деталями интерьера его ресторана, деревья вырубили. Все последующие годы градозащитники настаивали на воссоздании сада, но пойти против влиятельного бизнесмена чиновники и не помышляли.

Теперь, казалось бы, появилась уникальная возможность вернуть памятнику исторический облик — договор аренды участка расторгнут. Но вместо того чтобы «убрать за собой», ресторатор предложил павильон Русскому музею. И его руководству, похоже, идея продолжения банкета понравилась.

Дворец Строгановых — один из десятка объектов, находящихся в оперативном управлении Государственного Русского музея (наряду с Мраморным и Михайловским дворцами, корпусом Бенуа, Михайловским (Инженерным) замком и двумя трехэтажными павильонами по Кленовой аллее, Домиком Петра I, Михайловским садом и Летним, с Летним дворцом Петра I).

Передали его ГРМ еще в 1988-м, но до сих пор на дворцовых площадях (5345,6 кв. м) развернуты лишь две постоянные экспозиции — «Минералогический кабинет» и «Русский Ампир» (декоративно-прикладное искусство). Ресторан под таким же названием, принадлежащий компании «Конкорд Менеджмент и Консалтинг» Евгения Пригожина, занимает пять залов (388,4 кв. м), плюс «потайные комнаты» с винотекой в сводчатых подвалах (183,4 кв. м) и учрежденный супругой бизнесмена Любовью Пригожиной «Музей шоколада» (77,8 кв. м). Это, собственно, никакой не музей — обманка, в комплекте с «выгодным предложением» от обряженного в ливрею зазывалы: «Посетите Музей шоколада, вход — бесплатный!» Гости культурной столицы, спустившись в низочек, обнаруживают лишь прилавок с кассой да витрины с китчевыми шоколадными фигурками и дорогими конфетами.


На растерянное: «А где же музей?» — продавщица устало повторяет: «Да нет тут никакого музея, и никогда не было, просто магазин так называется».


Только он пока и открылся из всего, что есть в Строгановском дворце. В музейную часть вход по-прежнему закрыт — из-за коронавирусных ограничений, как извещает объявление на дверях. В шоколадной лавке — ни разметки, ни санитайзеров, у продавщицы маска висит под носом.

Проход во внутренний двор преграждает шлагбаум, за которым виднеется стекляшка еще одной пригожинской едальни — Gloss cafe с установленной перед нею фигурой императрицы Екатерины II, услужливо держащей в руках указатель со стрелочкой к ресторану «Русский Ампир». Предлагающего, как сообщается на сайте «Конкорда», «императорскую роскошь, достойную единиц».

При графе Строганове во внутреннем дворе был сад, с фонтаном и скульптурами, где регулярно устраивались открытые благотворительные обеды — к бесплатному угощению допускался всякий прилично одетый человек.

В 2000 г. «Конкорд» получил дворовый участок в аренду и водрузил там шатровую конструкцию своего общепита. Мраморные вазы, статуи Нептуна и Флоры Фарнезской XVIII века оказались внутри «стекляшки» — одно время прижатый к барной стойке бог морей, казалось, стоит на разливе пива, затем ему под бок пристроили шкафчик со стопками меню и салфеток.

Октябрьской ночью 2003 года вырубили под корень десять вековых деревьев — дубы, липы, ясени, клены — без согласования с КГИОП. Господин Пригожин не скрывал, что вырубка проведена по его указанию, но настаивал на «неисторичности» деревьев (они-де тут появились в 1970-е), которые «своей корневой системой разрушали подземные коммуникации и фундамент самого дворца». А их состояние якобы ни к черту не годилось, падающие ветви и сучья создавали угрозу гражданам. В подтверждение этого тезиса прилагалось выполненное по заказу «Конкорда» заключение Ботанического института РАН о критическом состоянии стволов. Но оно, как поясняли в КГИОП, поступило в комитет спустя две недели после уничтожения деревьев. И как поясняла «Новой» Ольга Милица, руководившая в те годы сектором ландшафтной архитектуры КГИОП, Ботанический институт всего тремя годами ранее выдавал заключение с противоположным выводом. «Детальное обследование и анализ полученных данных свидетельствуют о том, что древесная растительность во внутреннем дворе Строгановского дворца находится в хорошем физиологическом и эстетическом состоянии», — значилось в документе за подписью замдиректора по науке Василия Ярмишко.

Строгановский дворец. Фото: Елена Лукьянова / «Новая» Строгановский дворец. Фото: Елена Лукьянова / «Новая»

Вера Дементьева, заступив на пост председателя КГИОП в ноябре 2003 г., заявила о намерении обратиться в прокуратуру. Чиновница утверждала, что обращение о возбуждении уголовного дела — где перечень допущенных нарушений занимает несколько страниц — проработано с юристами и лежит на ее рабочем столе. Но, похоже, отправилось оно под сукно — никаких юридических последствий эти заявления не имели.

Годом позже исчезло и историческое мощение двора — вместо него появились современная тротуарная плитка и террасная доска по периметру «стекляшки».

Строгановский дворец вновь оказался в эпицентре общественного внимания в 2016-м, когда стали известны детали проекта реконструкции главного здания ГРМ — Михайловского дворца. Проект стоимостью двадцать миллионов долларов, который готовились осуществить с привлечением кредита Всемирного банка, предполагал существенную перекройку памятника работы Росси. Два небольших внутренних двора членились новыми перекрытиями и накрывались колпаками, в исторических стенах перебивались оконные и дверные проемы. Планы эти, как и анонсированное авральное перемещение музейных собраний, вызвали острую критику. Но директор ГРМ Владимир Гусев настаивал на реализации проекта, сетуя на нехватку музейных помещений — по его словам, реконструкция дворов Михайловского дворца дала бы прибавку 1500 кв. метров.

«Новая газета», наш коллега Михаил Золотоносов из журнала «Город.812» и депутат городского ЗакСа Алексей Ковалев взялись ревизовать, насколько эффективно используются площади, находящихся в распоряжении ГРМ зданий. И отчего при декларируемой острой нужде в дополнительных пространствах имеющиеся помещения сдаются направо и налево.

Последовали запросы в Межрегиональное территориальное управление Росимущества, Минкульт, прокуратуру. В результате проверок выяснились и любопытные детали эксплуатации Строгановского дворца.

Так, из приложений к ответу Министерства культуры Михаилу Золотоносову следовало: аренда дворцовых залов обходится «Конкорду» по 14 230,80 руб. за квадратный метр в год.


Для сравнения: обычные торговые помещения на Невском, в доме почти напротив Строгановского, предлагаются со ставкой 89, 5 тыс. руб.


Просто сказочными оказались и условия, на которых в шести залах первого этажа дворца развернуло свою деятельность ООО «Восковые фигуры». Приметы этой деятельности нынче видны только в окнах, откуда пугают прохожих прилипшие к стеклам мертвецкие лики и отъятые кисти рук. Внутри, если верить рекламным щитам, должны быть и целые истуканы — выставка «Восковые фигуры. Царская династия в лицах». Она, обнадеживает охранник на входе, вновь откроется 26 июля. Хотя согласно последнему известному нам договору ГРМ с «Восковыми фигурами» срок его действия истек 31 декабря прошлого года.

Копия этого договора сопровождает письмо МТУ Росимущества, сообщающего об итогах осенней проверки. Из документа следует, что расхожее развлечение для невзыскательной публики — это, оказывается, совместный проект ГРМ и ООО «Восковые фигуры», затеянный «в целях популяризации отечественной истории и культуры» и «для привлечения посетителей в Строгановский дворец». Самостоятельную привлекательность выстроенного по проекту Растрелли дворца руководство ГРМ, надо понимать, оценивает не слишком высоко, как и интерес к собственным экспозициям в этих стенах.

Уровень популяризаторов культуры хорошо иллюстрирует состав коллекции восковых персон, приведенный в приложении к договору: в перечне из 48 объектов выставки «Царская династия в лицах» значатся также восковые фигуры «охранника», «электрика», «билетерши», «девочки-смотрительницы» и отдельного половозрелого «смотрителя».

Совершив контрольную закупку, проверяющие Росимущества обнаружили: «Билеты на выставку продаются без кассового аппарата, информация о расчетном счете или лице, которому предоставляется плата за услугу, на билете отсутствует». При этом именно из проданных билетов исчисляется, согласно договору, плата ООО «Восковые фигуры» за использование помещений Строгановского дворца. Из чего МТУ Росимущества пришло к выводу: «Договор имеет признаки притворной сделки, прикрывающей собой сделку по аренде».

Строгановский дворец. Фото: Елена Лукьянова / «Новая» Строгановский дворец. Фото: Елена Лукьянова / «Новая»

Согласно приложению к договору, квота реализуемых в пользу ГРМ билетов составляет всего 160 билетов в месяц в зимний период (октябрь — апрель) и 320 — в летний (май — сентябрь) при стоимости билета 300 руб. То есть выходило, что с предоставления шести залов дворца музей нажил за год чуть более 800 тысяч рублей. Тогда как, согласно данным ФНС, доход ООО «Восковые фигуры» в период его сотрудничества с ГРМ рос год за годом и в 2018-м составил 15,3 млн руб. Поразительно, что за это пиршество дурного вкуса в своих стенах музей еще и приплатил: на сайте госзакупок обнаруживаются два заключенных ГРМ контракта на организацию выставки восковых фигур (в январе и декабре 2013 года), совокупно на 250 тыс. руб.

Возможно, своеобразие условий этого сотрудничества объясняется принадлежностью ООО «Восковые фигуры»: его учредителем значится Косолапов Борис Анатольевич, он же ведущий научный сотрудник отдела живописи XVIII — первой половины XIX века ГРМ.

В справке по субарендаторам, представленной музеем проверяющим, не упомянут раскинувшийся в Строгановском магазин сувениров — навскидку он занимает еще под сотню квадратных метров. И если сложить все используемые не по прямому назначению площади Строгановского дворца, получим число, сопоставимое с теми самыми 1,5 тысячами «квадратов», что так жаждет выгадать руководство музея за счет реконструкции Михайловского дворца.

Из документов, полученных по обращению депутата Алексея Ковалева, стало известно, что господин Пригожин еще в октябре 2018 г. расторг договор аренды дворового участка. И по соглашению о расторжении арендатор был обязан до возвращения участка вывезти размещенное там имущество — то есть ту самую стекляшку-едальню.


Акт приема-передачи участка от «Конкорда» к МТУ Росимущества подписан 31 октября 2018 г. Однако стекляшка по сию пору торчит во дворе, хоть и давно не принимает посетителей.


Минувшей осенью Михаил Золотоносов получил очередное письмо Минкульта, из которого следовало, что ГРМ рассматривает поступившее от «Конкорда» предложение «о передаче павильона музею для использования под собственные нужды».

«Новая» поинтересовалась у ГРМ судьбой этого предложения, ответ был краток — да, «такое предложение поступило, в настоящее время рассматривается» (полтора года минуло, а все думают). Что же касается планов дальнейшего использования площадей, занятых восковыми истуканами, то и этот вопрос «в настоящее время не решен»; а с «Музеем шоколада» договор аренды заключен до 22 мая 2023 года.

Также мы спрашивали, не намерен ли ГРМ воспользоваться прекрасной возможностью расторжения договора аренды двора, чтобы вернуть ансамблю исторический вид, воссоздав внутренний сад. Ответ был уклончив: «Все работы на территории двора будут проводиться в рамках охранного обязательства по согласованию с КГИОП».

Между тем охранным обязательством 2011 года музею предписывалось: «На основании задания КГИОП разработать документацию по воссозданию сада и исторического мощения дворовой территории Памятника» — в срок 16 месяцев. Правда, с милым примечанием — «при наличии средств финансирования». Никогда прежде не доводилось такого видеть, чтобы исполнение законных требований увязывалось с финансовыми возможностями — даже когда пользователем здания-памятника выступает детское образовательное учреждение.

Судя по сайту госзакупок, средства у ГРМ имелись — но только не на это. Приоритеты у Владимира Гусева и его команды вообще своеобразные. Совсем недавно, например, заключили полумиллионный контракт на «обеспечение возможности посещения туалета на территории Летнего сада с 15 июля 2020 г. по 30 сентября 2020 г.». Из техзадания следует, что речь, фигурально выражаясь, о сидящей на входе условной бабушке, обилечивающей страждущих справить нужду. Вкладываться в обеспечение поставленной задачи — «наладить систему контроля для организации доступа» — подрядчику не нужно. Оборудование («тумбовый турникет-трипод» и «сборный стальной модуль») предоставляется Заказчиком. Второе необременительное требование — разместить информацию о праве бесплатного посещения категориями граждан, указанных в приложении (участники и инвалиды Великой Отечественной войны; награжденные медалью «За оборону Ленинграда», жители блокадного Ленинграда и дошкольники. Прочим вход 40 рублей).

Третье и последнее требование — «своевременно перечислять Заказчику денежные средства, полученные от посещения туалета». Кассовый аппарат, кстати, не упомянут вовсе — так что, видимо, и чеки выдавать не придется. Знакомая по выставке «Восковых фигур» схема. Всё на доверии. Ну так бывает среди старых знакомых — подряд на околосортирную услугу не первый год достается в рамках закупки у единственного поставщика Колганову Илье Александровичу. Непыльная, в общем, работа за 200 тысяч в месяц. Тем более что самому господину Колганову сидеть на тумбочке вряд ли придется — контракт допускает привлечение третьих лиц. Цену услуги ГРМ обосновал просто: 25% от стоимости посещений при планируемой выручке в два миллиона рублей за короткий нынешний сезон.

В то же время у ГРМ нет средств для адекватной оплаты труда своих сотрудников — срезали даже мизерные былые надбавки, ссылаясь на отсутствие денег из-за потери посетителей. В итоге, например, ведущий научный сотрудник с кандидатской степенью получал в «коронавирусные» месяцы по 18 тысяч. Хотя работы у переведенных на удаленку научных работников меньше не стало.

В 2017 году КГИОП утвердил предмет охраны Строгановского дворца — в него по-прежнему входит сад, где должны быть неизменны:

  • сочетание открытого пространства центральной площадки с фонтаном и газонами с периметральной посадкой деревьев и кустарников, скульптурой и малыми формами;
  • историческая трассировка и габариты набивных садовых дорожек из высевок розового гранита, исторические отметки и материал (булыжник) мощения двора по периметру сада;
  • историческое местоположение, габариты, профиль кордона чаши фонтана.

В апреле того же года КГИОП и ГРМ подписали соглашение о внесении изменений в охранное обязательство 2011 года. В составе предписанных реставрационных работ по-прежнему оставались сад с мраморными скульптурами и вазами, только срок изменился: в течение 60 месяцев, то есть к апрелю 2022-го они должны быть исполнены. Причем уже без оговорок про наличие финансирования. На предшествующий реставрационным работам этап — получение задания, разработку проектной документации, историко-культурную экспертизу и согласования — уходит обычно не один год. Странно, что ГРМ при этом не объявляет тендер на проект воссоздания сада, а господин Гусев все еще размышляет, как использовать пригожинскую стекляшку. Тем временем на условиях анонимности источник из Строгановского дворца сообщил редакции: недавно якобы директор ГРМ в компании с близким его семье ресторатором осматривал брошенный во дворе павильон и помещения экспонирования восковых фигур, оценивая перспективы их коммерческого использования под новой маркой.

Эти неприятные слухи легко могут быть развеяны — если руководство ГРМ интересам бизнеса предпочтет наконец интересы сохранения вверенного ей памятника и воспользуется открывшейся возможностью воссоздания сада как неотъемлемой составляющей исторического облика Строгановского дворца.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close