Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
За пять тысяч лет до Газпрома
Фото: пресс-служба ГПН

За пять тысяч лет до Газпрома

26 января 2021 17:17 / Общество

Путину объяснили археологическую ценность Охтинского мыса.

На декабрьском заседании Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и прав человека Владимир Путин поддержал предложение о создании археологического парка-музея на Охтинском мысу (вместо газпромовского бизнес-центра).

«Одним зданием административным больше, одним меньше, а археологический заповедник — это интересная идея», — согласился президент. «Это уникальное место, эта стрелка, — признал глава государства. — И она подтверждает, что очень важно для меня, как для главы Российского государства, исторические связи всей этой территории с Россией, с русским народом. И это очень интересно. Ну и, кстати говоря, показывает, что в этих местах мирно сосуществовали самые разные этносы на протяжении длительного периода времени истории человечества». Еще раз повторив, что идея ему очень нравится, Владимир Путин пообещал обсудить ее с руководством Петербурга и собственниками земельного участка — а с ходу, мол, не готов оценить, «достаточно ли там артефактов».

Сокровища Охтинского мыса

Через десять дней Центральный совет Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) отправил президенту справку о ценностях Охтинского мыса, подготовленную исследовавшими его археологами. Если кратко, здесь выявлен уникальный многослойный памятник разных эпох — от неолита (V тыс. лет до н. э.) до XIX в. Нигде — не только в России, но и во всей Северной Европе — не удавалось прежде выявить такого масштабного комплексного памятника, столь богатого на материальные свидетельства разных эпох, начиная с каменного века.

Заседание Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и прав человека. Фото: president-sovet.ru Заседание Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и прав человека. Фото: president-sovet.ru


Кстати

Сохранились элементы древнерусского мысового городища XIII в. и двух крепостей, Ландскроны (1300–1301 гг.) и Ниеншанца (1611–1703 гг.) — крепостные и оборонительные рвы, фрагменты моста, конструкции потайных ходов, сруб деревянной башни-донжона с колодцем и др. Исследовано свыше 40 древних сооружений стоянки каменного века (V–II тыс. до н. э.), где обнаружены также янтарные украшения, глиняная посуда, каменные наконечники стрел, топоры и прочая, а также на удивление хорошо сохранившиеся остатки деревянных рыболовных сооружений высотой до 4 м. От древнерусского мысового городища XIII в. до наших дней сохранились ров и основание вала. В юго-восточной части мыса обнаружен могильник XV–XVII вв. — этот участок исследован пока лишь частично, но там уже найдено около 50 захоронений. Там же, как предполагают специалисты, хоронили русских солдат, погибших при штурме Ниеншанца в 1703 г. Обнаружены и элементы каменной постройки времен Охтинского садового питомника XVIII в., а о том, какой была Охтинская верфь (XIX в.), можно судить по гаванцу с деревянной набережной, причалами и вымощенным булыжником дном.


«Считаем, что археологические памятники Охтинского мыса, знаменующие собой важные этапы в истории Российского государства и Европы, должны быть полностью сохранены и музеефицированы. Необходимо предохранить эту уникальную историческую территорию от застройки и сохранить реальные свидетельства российской и международной истории для будущих поколений», — говорится в сопроводительном письме ВООПИиК. Авторы обращения просят президента поручить проработать вопрос создания археологического музея-заповедника Правительству РФ, а до того приостановить застройку участка.

После того как Владимир Путин заявил, что ему очень нравится идея создания археологического заповедника на Охтинском мысу, полку вдохновившихся этой идеей заметно прибыло. Депутатский запрос Бориса Вишневского и Надежды Тихоновой к губернатору Александру Беглову о возвращении участка в казну Петербурга и создании археологического парка-музея Законодательное собрание приняло практически единогласно (45 голосов «за» при списочном составе 50). И в эфире передачи на городском телеканале


представители всех парламентских фракций, включая единороссов, взялись наперебой агитировать за сохранение «Петербургской Трои».


Находки. Ниеншанц. Раскопки 2006–2009 гг. Фото: bashne.net Находки. Ниеншанц. Раскопки 2006–2009 гг. Фото: bashne.net

Для ответа депутатам Александр Беглов, видимо, все еще нуждается в «звонке другу». По прошествии двадцати дней с момента направления запроса он сообщил лишь, что поставленные парламентариями вопросы требуют дополнительной проработки, а потому «окончательный ответ по существу будет направлен дополнительно». Когда именно, не уточняется.

Тем временем в СМИ стала активно вбрасываться тема о том, что выкуп земли у структуры Газпрома (участком владеет «дочка» «Газпром нефти» — ЗАО Общественно-деловой центр «Охта») требует больших денег, а у Петербурга и так бюджет дефицитный.

Борис Вишневский считает такую постановку вопроса некорректной. «Если Министерство культуры признает комплекс выявленных на Охтинском мысу объектов культурного наследия, взяв под охрану всю его территорию, тогда застройка там окажется попросту невозможна. И ее готовы будут продать даже за совсем небольшие деньги», — убежден депутат. К тому же, как напоминает Вишневский, эта покупка и обошлась Газпрому очень недорого.

История одной коммуналки

Условия той сделки до сих пор не раскрываются. Однако «Новой» удалось исследовать сопутствовавшие ей обстоятельства и ознакомиться с договором купли-продажи. Попутно выявив и причастных к той сделке чиновников, чьи действия по удовлетворению желаний газового монополиста трудно оценить иначе как нанесение ущерба Петербургу.

Затевая строительство 400-метрового небоскреба на Охтинском мысу, Газпром был осведомлен о всех установленных законом обременениях для этой территории: от ограничений по высоте (40 м) до зоны охраны археологического объекта.

Выявленный объект культурного наследия «Ниеншанц — Охта 1 — Шведская крепость 1611–1703 гг.: участки культурного слоя, грунтовый могильник, памятник XIV–XVIII, XVI–XVII вв.» был взят под охрану государства с 2001 г. Утвержденные приказом КГИОП границы этого ОКН охватывали территорию площадью 33,9 тыс. кв. м. То есть большую часть всего нынешнего участка (47, 2 тыс. кв. м) предполагаемой газпромовской застройки. Он, в свою очередь, образовался в результате приобретения отдельных наделов у разных частных собственников и территории, находившейся в казне Петербурга.

Идя навстречу пожеланиям ОДЦ «Охта», чиновники провели ряд манипуляций с этой городской землей. Так, в июле — начале августа 2009 г. несколько участков на мысу общей площадью около 11 тыс. кв. м распоряжением КУГИ передали на праве бессрочного пользования подведомственному Смольному ГУ «Агентство стратегических инвестиций». А оно, в свою очередь, буквально через несколько дней отказалось от этого права пользования, подав соответствующие заявления в КУГИ, который их и подмахнул.


Такая, на первый взгляд, лишенная логики операция позволяла убрать с поля будущей стройки занимавших эти участки частных арендаторов.


Затем все эти участки будут слиты в один — тот самый, площадью 47,2 тыс. кв. м, оформленный в общую долевую собственность Петербурга и ОДЦ «Охта».

Казалось бы, в интересах города Смольному следовало если и продавать эту землю Газпрому, то как самостоятельный объект — тогда его цена была бы в разы выше. Ведь разница тут сродни разнице в цене отдельной квартиры и комнаты в коммуналке. Но почему-то предпочли пойти путем «коммуналки» — по сути, намеренно понизив цену принадлежащей городу земли (ведь при долевом владении она оказалась обременена правами другого собственника — Газпрома, в том числе его правом на выкуп государственной доли по кадастровой цене). Кадастровая стоимость объединенного участка — 395 млн рублей, а доли в нем города — около 100 млн. Удивительное дело, но рыночная ее цена, по которой Смольный продал этот кусок земли ОДЦ «Охта», оказалась немногим больше — всего 120 млн. То есть примерно 10,5 тыс. руб. за квадратный метр.

Депутат Алексей Ковалев, по обращению которого была тогда инициирована проверка ГСУ СКР по Красногвардейскому району, утверждал в данном им следствию объяснении (есть в распоряжении редакции): специалисты в сфере недвижимости оценивают реальную рыночную стоимость этой земли в десятки раз выше.

План крепости Ниеншанц (1681-1696) из Государственного архива Швеции План крепости Ниеншанц (1681-1696) из Государственного архива Швеции

Следователь обратился к организации, которую привлекал Смольный для определения рыночной цены городской доли (ЗАО «Петербургская оценочная компания»), с вопросом: сколько эта земля могла стоить как самостоятельный участок, до слияния с газпромовским? И получил в ответ бумагу, озаглавленную «Коммерческое предложение», с указанием стоимости услуг компании по такой оценке — 300 млн рублей. На чем любопытство следствия к реальной рыночной цене того куска петербургской земли, похоже, и иссякло. В возбуждении уголовного дела по признакам нарушений закона в действиях чиновников было отказано.

Между тем другие участки на мысу, находившиеся в частной собственности, Газпром скупал по куда более впечатляющим ценам. Так, за территорию бывшего «Петрозавода» (два участка в собственности — 5,3 тыс. кв. м и один в аренде до 2053 г. — 3,6 тыс. кв. м) с идущими под снос зданиями двух бизнес-центров было выплачено свыше 861 млн. Таким образом, обретение этой земли Газпрому вышло примерно по 96,5 тыс. за квадрат. Всего же, по оценке опрошенных газетой «Коммерсант» аналитиков рынка, скупка принадлежавших частным компаниям участков на Охтинском мысу стоила Газпрому около $100 млн. Это, напомним, примерно три четверти всей зоны предполагаемого строительства (35,9 тыс. кв. м), а принадлежавшая городу четверть (11,2 тыс. кв. м) ушла за 120 млн рублей.

Действующие лица и исполнители

Кто же провел эту удивительную операцию?

Соглашение от 5 августа 2009 г. об объединении участков, превратившее самостоятельный объект недвижимости Петербурга в долю общего с ОДЦ «Охта» имущества, подписала Вероника Бобровская (на тот момент — зампредседателя КУГИ). Действовала госпожа Бобровская по доверенности, выданной ей председателем комитета Игорем Метельским. В объяснении, данном следователю СК (есть в распоряжении редакции), чиновница показала — заключение данного соглашения «никак не могло быть исключительно моей инициативой». И пояснила, что заключение соглашения было направлено на обеспечение инвестиционного проекта с участием ОДЦ «Охта», реализация которого проходила под контролем губернатора Валентины Матвиенко и вице-губернатора Романа Филимонова. В тот же день, 5 августа, Комитет по земельным ресурсам и землеустройству (КЗР) решением за подписью председателя Валерия Калугина утвердил границы объединенного участка. Эти действия двух комитетов обеспечили ОДЦ «Охта» возможность расширить свою территорию в обход торгов.

Распоряжение КУГИ о продаже доли Петербурга в праве общей долевой собственности на земельный участок (от 9 декабря 2019 г.) подписал Игорь Метельский, закрепивший этим документом и цену продажи (120 млн.). Сам договор купли-продажи был заключен 24 декабря 2019 г., со стороны КУГИ его подписал зампред комитета Олег Ляпустин.

Но как будет установлено проверкой УФАС по Петербургу (также инициированной депутатом Алексеем Ковалевым), КУГИ не имел полномочий ни на объединение участков, ни на заключение договора купли-продажи доли, находящейся в госсобственности. Как указывало антимонопольное ведомство, и объединение участков, и решение о предоставлении объекта (в том числе земельного) для строительства принимается правительством Санкт-Петербурга, но такой распорядительный акт в данном случае не принимался.

Игорь Метельский. Фото: MR7.ru Игорь Метельский. Фото: MR7.ru

А объединение земельных участков, находящихся в государственной и частной собственности для реализации целевых программ, вообще не определено никаким законом или иными нормативными актами Санкт-Петербурга.

Кроме того, участок должен был предоставляться через торги, и заключать по нему сделку надлежало ОАО «Фонд имущества Санкт-Петербурга», а не КУГИ. Все эти доводы отражены в мотивировочной части решения УФАС, прекратившего дело по жалобе Ковалева за истечением срока давности, но направившего материалы своей проверки в ГСУ СК России по Петербургу.

«В результате таких действий право государственной собственности прекратилось на недвижимое имущество стоимостью свыше 3 млрд. рублей, что повлекло тяжкие последствия для Санкт-Петербурга в виде утраты права на недвижимое имущество», — говорится в решении УФАС, вынесенном в мае 2013 г.

По мнению ряда депутатов ЗакСа, этим нанесенный Петербургу ущерб не исчерпывался. Целевая программа, посвященная строительству газпромовского комплекса на Охте, была утверждена городским законом в 2006 г. Согласно программе, право собственности на все возведенные/реконструированные в результате ее реализации объекты оставалось за ОДЦ «Охта», а 22,69% в его уставном капитале к 2009 году получал Санкт-Петербург. К исходу 2010 года проект отменили, ничего на мысу так и не было построено.


При этом город успел вложить в проект 4,4 млрд рублей, а продал свои акции «Газпром нефти» всего за 2,9 млрд — то есть потерял полтора миллиарда.


Само ЗАО ОДЦ «Охта» заявило о необходимости компенсировать ему свыше 7 млрд, которые якобы успело потратить на реализацию остановленного проекта. В эту сумму компания заложила не только проектно-изыскательские работы и подготовку территории (по 2,5 млрд), но и свои расходы на пиар-сопровождение и юридические услуги (свыше 1,3 млрд). А на оплату труда своим топ-менеджерам компания не пожалела около 27 миллионов.

Однако на тот момент у ОДЦ «Охта» так и не было ни рабочего проекта, ни разрешения на проектно-изыскательские работы, не было и разрешения на строительство — а только после получения последнего документа у города наступали обязательства, пояснял тогда депутат Сергей Малков.

И если взяться считать, кто кому больше должен, стоит учитывать и полученные «Газпром нефтью» льготы по налогу на прибыль — как «крупный инвестор» он платил в бюджет города на 4% меньше положенного. И в результате, как подсчитал Борис Вишневский, компания экономила (а городская казна теряла) около шести миллиардов ежегодно.

Вернуть в городскую собственность Охтинский мыс петербуржцы пытаются уже больше шести лет. Так, в 2014 г. градозащитник Ольга Андронова подавала соответствующее заявление в городскую прокуратуру. В нем утверждалось, что по соглашению 2006 года из бюджета Петербурга на покупку участков на Охтинском мысу для строительства «Охта-центра» было выделено 2,5 млрд рублей. Но эти деньги были предоставлены не ЗАО «ОДЦ «Охта» (доля в уставном капитале которого принадлежала Петербургу), а ООО «Газпром нефть инвест». Что, по мнению Андроновой, может быть расценено как растрата — ведь «именно принадлежность доли ОДЦ Санкт-Петербургу делала возможным осуществление бюджетных инвестиций в строительство «Охта-центра». Фактически бюджет Петербурга оплатил покупку объектов, доля города в которых после выхода Смольного из проекта «перешла к ОДЦ безвозмездно, то есть была похищена».

Если теперь высказанная Владимиром Путиным поддержка идеи создания археологического парка-музея будет принята как руководство к действию, встанет и вопрос о выкупе земельного участка у Газпрома — который, надо думать, сумму запросит немалую. Но думается, ответственные за продажу городской части этой земли вполне в состоянии скинуться. Все они неплохо устроены.

Вероника Бобровская после подписания документа о слиянии казенного участка с газпромовским ушла на повышение — заместителем руководителя Росимущества, затем перешла на пост директора Департамента госполитики в области обустройства пунктов пропуска через государственную границу (структура Минтранса, куда ее привел тогдашний министр Максим Соколов, ныне — вице-губернатор Петербурга). В конце 2018 года госпожа Бобровская вернулась в Смольный — заместителем главы юридического комитета; а теперь трудится замдиректора департамента легкой промышленности и лесопромышленного комплекса Министерства промышленности и торговли РФ.

Вероника Бобровская. Фото из соцсетей Вероника Бобровская. Фото из соцсетей

Валерий Калугин с 2015 г. ушел в бизнес — заняв пост гендиректора ООО «Консалтинговая группа ВВК», но чрез четыре года вернулся в Смольный — возглавил Комитет имущественных отношений, а весной прошлого года переместился на должность замруководителя администрации губернатора Санкт-Петербурга.

Олег Ляпустин устроился начальником управления по имущественным отношениям ООО «Газпром межрегионгаз».

Игорь Метельский, оставив госслужбу в 2011 г., стал совладельцем ООО «Доркомплексстрой», ООО «Группа ЮСТ», ОАО «Российский Аукционный Дом» (РАД) и ЗАО «Русский ювелир».

Роман Филимонов переместился с поста вице-губернатора Петербурга в кресло заместителя вице-губернатора Московской области, потрудился руководителем департамента госзаказа капитального строительства Минобороны, начальником Центральной дирекции по ремонту пути — филиала ОАО «РЖД», первым зампредседателя правления ПАО «ФСК ЕЭС», с октября 2019 г. — старший вице-президент по капитальным инвестициям Группы «Илим» (одной из крупнейших в России компаний целлюлозно-бумажной промышленности, c Захаром Смушкиным во главе совета директоров, куда также входят Борис и Михаил Зингаревичи).

Валентина Матвиенко — во главе Совета Федерации.

Вполне солидная набирается компания, способная обеспечить городу возвращение участка Охтинского мыса.