Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
«Гематома на лбу, губы разбиты, на шее синяки»
Фото: Алексей Кустов. Из семейного архива

«Гематома на лбу, губы разбиты, на шее синяки»

4 марта 2021 15:58 / Общество

Но причиной смерти названа «сердечная недостаточность». История гибели 28-летнего Алексея Кустова в 75-м отделе полиции Петербурга.

Предварительная причина смерти, по заключению врачей, — сердечная недостаточность. Родные и близкие молодого человека сомневаются в этом диагнозе: при жизни Алексей не страдал никакими хроническими заболеваниями, занимался тяжелым физическим трудом и никогда не жаловался на сердце. Усомниться в официальной версии родственников заставляет и то, что из отдела полиции Алексея вынесли мертвым со следами насилия. Следственный комитет 1 марта начал проверку по обстоятельствам смерти.

Последние три года Алексей Кустов работал на стройках в Ленобласти и часто выезжал на место на автомобиле. Несколько месяцев назад его лишили прав, но машиной он пользоваться не перестал, решив, что иначе на многие объекты он просто не доберется. В ночь на 10 января инспекторы ДПС задержали Кустова за езду без прав. Расследование отдел ГИБДД Невского района вел больше месяца. 19 февраля Алексея вызвали в инспекцию для составления протокола по январским событиям, но он не смог приехать из-за занятости на работе, и встречу перенесли на вечер 23 февраля.

Этот день родные и близкие Алексея (он жил с родителями, старшей сестрой и племянником) восстановили по часам.

Утром молодой человек проснулся, позавтракал, получил сообщение от своей девушки Эли, созвонился с адвокатом и договорился о встрече. Поехал к друзьям, чтобы взять у них в долг 35 тысяч рублей на оплату юруслуг. Встретился с юристом, заключил договор. Приехал домой, пообедал и стал собираться в ГИБДД. Перед выездом позвонил девушке и признался, что нервничает.

«Я посоветовала Леше выпить валерьянки, но он отказался, объяснив, что не хочет чувствовать себя овощем, — говорит Эля. — За исключением переживаний по поводу наказания (Алексею грозил штраф или административный арест на 15 суток), его состояние ничем не отличалось от обычного. Леша был абсолютно трезв: он не мог пойти выпившим на такую важную встречу. Он вообще позволял себе только пиво по выходным, а работал шесть дней в неделю».

К 19 часам Алексей и его адвокат Людмила Кынтэрец приехали в отдел ГИБДД Невского района. Там на него составили протокол за «управление транспортным средством без прав» (ст. 12.7 КоАП РФ). Предупредили, что полиция Невского района возбудит в отношении Кустова еще и уголовное дело по статье 264.1 УК РФ за нарушение ПДД лицом, имеющим административное наказание, и что оба дела будет рассматривать суд.

«Около 20 часов я написала Леше: «Ты долго еще будешь в ГИБДД?» — продолжает Эля.


— Он ответил: «Выйду через 15 минут». А через 15 минут мне пришло от него сообщение: «У меня произошел конфликт, меня везут в 75-й отдел полиции на проспекте Большевиков».


Я стала выяснять, что стряслось. Леша написал: «на меня начали распускать руки», «я ударил мента, но он сам этого добивался». Вообще, Алексей был по характеру мягким и спокойным человеком, но если в его адрес проявляли агрессию, мог ответить. Я попросила Лешу держать себя в руках и не распускать язык».

«В 75-м отделе полиции с моего клиента взяли обязательство о явке по уголовному делу и оформили задержание по административному нарушению, — рассказала «Новой» адвокат. — Затем мне сообщили, что Кустов до утра пробудет в отделе, а оттуда его 24 февраля под контролем доставят в суд. Я требовала разъяснить смысл насильственного удержания человека, который проживает по месту регистрации, не скрывается, самостоятельно является по вызову. Спрашивала: в чем необходимость его задержания, какую общественную опасность Кустов представляет? Он не совершал убийство, не выходил на запрещенный митинг. Полицейские ограничились комментарием: принято такое решение».

Людмила Кынтэрец находилась в отделе до 23.45, добиваясь освобождения Алексея. Но безрезультатно. В 23.59 Кустов отправил последнее сообщение маме: «Мамулечка, все хорошо. Я в полиции. Утром суд. Надеюсь, меня отпустят». Затем телефон у него отобрали.

Алексей Кустов с семьей. Фото из личного архива Алексей Кустов с семьей. Фото из личного архива

«24 февраля утром я увидела, что брат в Сеть так и не выходил, — рассказывает его сестра Галина. — Нашла телефон отдела полиции, позвонила, представилась матерью. Побоялась, что как сестре мне ничего не скажут. Женщина в дежурной части отложила трубку и обратилась к кому-то: «Звонит мама Леши Кустова, что будем ей говорить?» Ответ я не расслышала, мне дежурная сказала: «У нас нет информации, позвоните позже». Мы с родителями решили, что Лешу уже повезли в суд. А около 14 часов на мой мобильный перезвонил следователь из Невского районного отдела Никита Лунев и сообщил: «Ваш сын умер. Причина смерти неизвестна. Приношу соболезнования».

Родственники тут же помчались в отдел полиции. Однако на входе их развернули: «Здесь вам делать нечего», — и отправили в следственный отдел Невского района.

«Следователь нам сказал, что, предположительно, Алексею ночью в отделе стало плохо, он упал со скамейки, ударился головой, у него случилось сотрясение мозга, открылась рвота, и рвотными массами он захлебнулся, — продолжает Галина. — У нас возник вопрос: почему не вызывали скорую? Сначала нам ничего не отвечали, потом стали путаться: то ли врачей вызывали в семь утра, то ли в десять. Но в любом случае только для того, чтобы зафиксировать смерть брата. Следователь с нами общался всего один раз, а сейчас никто из следственного отдела вообще на связь не выходит».

26 февраля в морге родственникам выдали тело и справку о смерти Алексея. В документе причиной летального исхода значилась «сердечная недостаточность».


«Когда мы увидели Лешу, нам сразу бросились в глаза огромная гематома на лбу, ссадины и царапины на лице, на скуле кровоподтек, губы разбиты, на шее синяки, как будто его душили, — описывает увиденное Галина. — Такие повреждения нельзя получить при падении со скамейки».


В пресс-службе ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти смертельный случай в 75-м отделе полиции пока не комментируют. В ГСУ СК РФ по Петербургу «Новой» уточнили, что доследственная проверка по факту смерти Кустова, начатая 1 марта, может продлиться от одного до двух месяцев.

Далеко не впервые в Петербурге задержанный неожиданно умирает в полиции, но насильственный характер таких смертей доказать удается крайне редко.

В январе 2012 года в опорном пункте того же 75-го отдела полиции тремя его сотрудниками был насмерть забит 15-летний Никита Леонтьев. Нетрезвые полицейские задержали его по подозрению в грабеже, который впоследствии не подтвердился. В сентябре 2013 года за убийство подростка суд приговорил заместителя начальника 75-го отдела Олега Прохоренкова к 9 годам тюрьмы, а участкового Дениса Иванова, заключившего сделку со следствием, — к 6,5 года. Третий обвиняемый — заместитель начальника 75-го отдела Алексей Малых — скончался от инфаркта до вынесения приговора. Травмы, от которых погиб Никита Леонтьев, было невозможно списать на суицид, несчастный случай или заболевание.

Родные 34-летнего Рустама Клычева, скончавшегося в 23-м отделе полиции Невского района в феврале 2018-го, до последнего доказывали, что муж и отец двоих дочерей, задержанный накануне мужского праздника в нетрезвом виде на улице, не собирался сводить счеты с жизнью. Незадолго до гибели Клычев выложил видео в соцсети «ВКонтакте», где показал нанесенные ему удары и пожаловался на насилие со стороны полицейских. Но вопреки всем доводам потерпевших следствие утвердило версию о самоубийстве Клычева.

Суицидом следователи признали и гибель задержанного в 27-м отделе полиции Фрунзенского района в мае 2018 года. А смерть мужчины в 55-м отделе Колпинского района годом ранее также списали на сердечный приступ.

Родные Алексея очень ждут результатов проверки Следственного комитета.