Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Оптимизация коронавируса
Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

Оптимизация коронавируса

18 марта 2021 15:58 / Общество

Санитарка из Петербурга пытается добиться признания ее заразившейся ковидом при исполнении служебных обязанностей и положенных по закону выплат.

«Нет оснований для признания пострадавшей от COVID-19 на работе», — констатировала прокуратура, не увидевшая нарушений в том, что санитарке Национального медицинского исследовательского центра (НМИЦ) травматологии и ортопедии им. Вредена Марии Александровой отказывают в выплате ковидных денег. Женщина оказывала помощь пациентам, болеющим коронавирусом, вместе с коллегами, тоже заразившимися им. Однако по бумагам руководство медцентра оформило Марию уборщицей, что и послужило причиной для отказа в компенсации. Результаты проведенной проверки представители надзорного ведомства посоветовали Александровой обжаловать в суде. 10 марта женщина подала иск с требованием формально восстановить ее статус медработника и подтвердить, что фактически она выполняет эту работу уже на протяжении трех с половиной лет.

Более полугода 42-летняя Мария Александрова, мать-одиночка, пытается добиться от медучреждения признания ее заразившейся COVID-19 при исполнении служебных обязанностей и положенных по закону выплат. Но тщетно.

Коронавирусом санитарка НМИЦ травматологии и ортопедии им. Вредена болела в то же время, что и еще около 500 пациентов и свыше 300 сотрудников центра: с 9 апреля по 12 мая 2020 года центр был закрыт на карантин. Однако руководство упорно отрицает, что Александрова заразилась ковидом на рабочем месте, а не где-либо еще, на том основании, что 36 дней карантина Мария не сидела взаперти вместе со всеми остальными сотрудниками.

— Я не могла остаться в медцентре на такое длительное время, — объясняет Александрова. — Когда институт решили закрыть на карантин, я была на сутках. А дома меня ждали двое маленьких детей, которых мне не на кого оставить. Поэтому после смены 8 апреля я ушла домой и уже там обнаружила, что заразилась ковидом.

Болела Мария строго по правилам: обратилась в поликлинику, сдала анализы на коронавирус, получила положительный результат и эпидномер от Роспотребнадзора. Высидев карантин, вышла на работу. Предоставила в медучреждение все документы, необходимые для получения компенсации.


— А в ответ услышала, что мне ничего не положено, поскольку в период болезни с меня было снято совместительство, — рассказывает женщина.


— С 2017 года я работала в медцентре санитаркой и уборщицей. Меня периодически перемещали с должности на должность, но только по документам, фактически я постоянно выполняла функции санитарки: перемещала пациентов в операционную, на рентген, УЗИ, обратно в палаты, оказывала помощь больным, меняла постельное белье, обрабатывала кровати и т. д.

В конце ноября Мария направила жалобу на нарушение работодателем трудового законодательства в Генеральную прокуратуру РФ. Та поручила разобраться в ситуации петербургской прокуратуре. Но ее выводы свелись к цитированию ответа, ранее полученного женщиной от НМИЦ: «Александрова на момент своей болезни не являлась медработником, а только уборщицей, кроме того, в период карантина она находилась на больничном, поэтому есть вероятность, что заразилась ковидом вне стен стационара».

В иске в Калининский районный суд Мария настаивает: «Несмотря на то, что формально увольнение с должности санитарки и обратный прием на эту должность происходили на основании моих письменных заявлений, их меня просило писать руководство, объясняя мой перевод на должность уборщицы и обратно необходимостью оптимизации штатной численности учреждения. Однако, вне зависимости от того, на какой должности я числилась в конкретный период времени, с 2017 года и по сегодняшний день мои фактические трудовые обязанности санитарки не изменялись».

Александрова просит суд признать ее «фактически допущенной к работе в должности санитарки с августа 2017 года по настоящее время и обязать ответчика (НМИЦ травматологии и ортопедии им. Вредена. — Н.П.) внести изменения в записи в трудовой книжке».

— Есть документы, видеозаписи, свидетельские показания, подтверждающие не только то, что Мария действительно работала санитаркой на протяжении всей своей трудовой деятельности в НМИЦ травматологии и ортопедии им. Вредена, но и то, что она непосредственно контактировала с пациентами, болеющими коронавирусом, — комментирует адвокат Александровой, координатор «Правозащиты Открытки» Алексей Прянишников. — Скорее всего, это взаимодействие с инфицированными нам впоследствии также придется доказывать в суде. Но факты неопровержимы, и мы рассчитываем на их признание судом.

Дата рассмотрения иска пока не назначена.