Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Примерзшие к бюджету
Фото: Евгений Егоров / ТАСС

Примерзшие к бюджету

20 июля 2021 15:46 / Экономика

Смысл работы комитета по делам Арктики при правительстве Петербурга: ничего (почти) не делать, получать десятки миллионов рублей на жизнь.

Петербург, как известно, непосредственного отношения к Арктической зоне РФ не имеет (туда включены 9 удаленных от культурной столицы территорий, от Мурманска до Норильска). И не отвечает ни одному из критериев, позволяющих пополнить собою этот список. Климат в Петербурге хоть и так себе, но не тянет на «экстремальные условия». Белого медведя в культурной столице можно встретить разве что на коробке пирожных «Север» и в подарочном наборе от комитета по делам Арктики, созданного Смольным 3 года назад. Возможно, поэтому обнаружить признаки разумной практической деятельности этого ведомства не удается ни при какой погоде.

Тем не менее в 2018 году в Смольном создали целый комитет по делам Арктики. Председателем назначили Германа Широкова — экс-руководителя ФСКН по Новгородской области, уволенного с этой должности указом Владимира Путина в 2013 году. Из образования у господина Широкова — Ленинградское суворовское военное училище и Московское высшее пограничное командное училище КГБ СССР им. Моссовета. Единственное, что хоть как-то связывает его с Арктикой, — служба в Отдельном Арктическом пограничном отряде КГБ.


Новое, «арктическое» ведомство, как пояснял при его образовании вице-губернатор Михаил Кучерявый, должно стать базой для создания Федерального агентства по Арктике и Антарктике, которое будет работать в Петербурге. Но этого так и не произошло.


Загадкой остается и то, чем занимается этот комитет, помимо участия в поездках и конференциях.

«Новая» попыталась отыскать следы практической работы комитета на его сайте в разделе «Текущая деятельность», где анонсирован «Перечень программ и планов». Но вместо перечня там представлен лишь приказ Германа Широкова начала 2018 года. Этот документ регламентирует публикацию различной информации «об основных направлениях деятельности» ведомства и образованного при нем общественного совета (раз в полугодие), а также ежегодных отчетов самого председателя комитета. Однако ничего из перечисленного в приказе на сайте ведомства не найти. Разве что несколько проходных материалов вроде протокола заочного заседания общественного совета: началось в 11.00, завершилось в 11.20. Обсудили три вопроса — мероприятия ко Дню Победы, нормотворческая деятельность (о работе в условиях пандемии и антикоррупционные мероприятия) и задачи комитета в рамках подготовки и проведения дня голосования «по вопросу одобрения изменений в Конституцию РФ».

«Новая» направила господину Широкову запрос с просьбой разъяснить причины неисполнения им же изданного приказа, а также сообщить — каковы итоги практической деятельности ведомства, какими критериями руководствуется председатель при оценке эффективности работы его ведомства и где можно ознакомиться с результатами такой оценки. Ответа мы пока не получили.

Контрольно-счетная палата Петербурга, завершившая недавно выборочную проверку комитета по делам Арктики, возникшие у нее вопросы адресовала прокурору города, губернатору и председателю ЗакСа Санкт-Петербурга, а также руководителю регионального УФНС.

Как следует из отчета КСП, вызывает сомнения сам факт существования комитета — поскольку перед ним поставлены задачи, относимые к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов, входящих в состав Арктической зоны РФ, к которой территория Петербурга не относится.

Кроме того,


проверяющие пришли к выводу, что арктическое ведомство во многом дублирует функции других комитетов Смольного


(по внешним связям, культуре, труду и занятости, промышленной политике, инновациям и торговле и др.). А «реализуемые комитетом государственные программы непосредственно не связаны с развитием Арктической зоны РФ и не согласуются с задачами комитета».

При этом в бюджете Петербурга на 2021 год комитету предусмотрены ассигнования на реализацию трех государственных программ Петербурга, хотя в самих этих госпрограммах средства для комитета не предусмотрены. Таким образом, резюмирует КСП, «в отсутствие расходных обязательств комитету было утверждено излишнее финансирование в размере 9 472 600 рублей».

Всего же, оценивая использование комитетом бюджетных средств в 2019–2020 годах и истекшем периоде 2021 года, КСП выявило не менее 157 нарушений на общую сумму не менее 13,3 млн рублей. В том числе нарушений, содержащих признаки ущерба, — на 3,8 млн.

Проверка установила и «несоответствие фактической потребности комитета в штатных единицах».

Собственно, еще при создании ведомства его непомерно раздутый штат (77 человек) вызвал изумление даже в кулуарах Смольного: сотрудники других подразделений возмущались, что при нехватке работников в их комитетах новой структуре с размытыми задачами выделили столько ставок. С тех пор, правда, в арктическом комитете дважды прошли сокращения должностей, но и теперь многие из них видятся надуманными — только начальников «отделов» и «секторов» «Новая» насчитала десяток. Есть, например, «отдел развития взаимодействия с арктическим регионом» и «отдел развития культурных связей с регионами Арктической зоны и работы с коренными малочисленными народами Севера», а также загадочный «сектор специальных работ».

Михаил Кучерявый. Фото: РИА Новости Михаил Кучерявый. Фото: РИА Новости

На 2020 год комитет получил финансирование исходя уже из 65 штатных сотрудников. Однако, как отмечают проверяющие, при этом «более 40% мест оставались вакантными», и комитет не принимал должных мер, чтобы эти вакансии заполнить. Вывод: «несоответствие фактической потребности в штатных единицах запланированным комитетом на 2019 и 2020 годы бюджетным средствам на заработную плату».

В то же время КСП выявила «факты неправомерного начисления доплат за совмещение должностей, премирования за исполнение трудовых обязанностей в период действия режима повышенной готовности» и даже «премирования сотрудников комитета за оказание содействия избирательным комиссиям». Кроме того, премии выделялись за прямое выполнение обязанностей по госконтрактам — например, при проведении конгрессов и форумов арктической тематики.

При этом ежемесячное денежное поощрение сотрудникам — на общую сумму свыше 11,6 млн руб. — выплачивалось «без учета оценки эффективности и результативности их профессиональной служебной деятельности, а также результатов оценки деятельности комитета».

Щедро компенсировались и расходы на дорогу и аренду жилья сотрудникам, направляемым в командировки: такие расходы, отмечают проверяющие, превысили максимально допустимые значения на общую сумму свыше 1 млн руб. География поездок посланцев комитета широка — от Рейкьявика до Владивостока. Какую практическую пользу получил Петербург от этих вояжей, неясно.


Львиная доля выделяемых комитету бюджетных средств расходуется им на себя. Так, из 130,5 млн руб., заложенных в бюджете-2021 на комитет по делам Арктики, собственно на его содержание идет 83,2 млн.


По прошлому году было 120,2 и 86,3 млн руб. соответственно. Но и та долька, что остается на производство результата, оказывается не освоенной: комитет по делам Арктики — признанный городским правительством аутсайдер по части исполнения бюджета Петербурга (в 2020 г. — на 81,8%). Собственно, такой показатель и стал поводом для нынешней проверки КСП.

Были выявлены и нарушения при госзакупках. Аудиторы установили, что определение начальных максимальных цен «систематически осуществлялось на основании коммерческих предложений <…> в целом одной суммой по укрупненным статьям затрат» и по отдельным госконтрактам «оказанные услуги были оплачены по завышенной цене».

Анализируя представленные на сайте госзакупок контракты, заключенные комитетом по делам Арктики, «Новая» обнаружила и еще несколько нетривиальных подходов. Например, комитет то и дело закладывает в сметы «прибыль Исполнителя» без всяких обоснований.

Участник форума «Арктика: настоящее и будущее» в Санкт-Петербурге. Фото: РИА Новости Участник форума «Арктика: настоящее и будущее» в Санкт-Петербурге. Фото: РИА Новости

Прок от проводимых комитетом конгрессов и форумов никак и никем не измерен. Но структуры, получающие на этом навар, проследить можно. Большей частью такие мероприятия проводятся на площадках «Экспофорума». Помещения снимаются там по удивительным расценкам. Например, в прошлом году за предоставленную на три дня скромную площадку для экспозиции Петербурга в рамках Х Международного форума «Арктика: настоящее и будущее» комитет заплатил свыше 4 млн руб. А в этом году «не менее 100 кв. м необорудованной выставочной площади» там же, для грядущего в декабре XI форума (два дня), обходится в 4,8 млн. В целом, согласно контракту, на этот XI форум уходит 14,7 млн (на 6,7 млн больше прошлогоднего). Подряд от комитета не в первый раз достается компании «Экспофорум-дизайн».

Как сказано в конкурсной документации, данная закупка «способствует достижению целей и реализации мероприятий, предусмотренных госпрограммой Санкт-Петербурга «Развитие промышленности, инновационной деятельности и агропромышленного комплекса в Санкт-Петербурге». Под стать заявленной цели и задание на подарочные наборы участникам («презентационная продукция»): перьевая ручка — за 8 тыс., комплекты чашек с блюдцами («кобальтовая сетка») — за 4,5 тыс. (чайная пара) и 3,6 тыс. (кофейная пара), фарфоровая скульптура «Медвежонок» — чуть более 1 тыс., два вида настенных календарей по 1,9 и 1,2 тыс. И — очевидно, для полного погружения в арктическую атмосферу — плед вязаный («шерсть мериноса — не менее 70%») — по 2,7 тыс.

Всего эта «сувенирная продукция» для одного форума обходится в сумму свыше 1,6 млн руб. Для сравнения: проект новой экспозиции единственного в России Музея Арктики и Антарктики обошелся в два с лишним раза дешевле (700 тыс.). А на ремонт его кровли ушло 1,48 млн.


Пока утомленные солнцем петербуржцы продолжают гадать, что у них общего с Арктикой, профильный комитет осваивает бюджеты на проведении мероприятий, «направленных на популяризацию Петербурга как центра инновационного развития и освоения Арктики».


Одно из них год назад обошлось в 7,5 млн. За эти деньги подрядчику предлагалось, помимо организации очередного конгресса, сочинить и провести квест «по местам Санкт-Петербурга, связанным с освоением, изучением и исследованием Арктики».

Согласно Положению о комитете, утвержденному постановлением городского правительства, заниматься он должен взаимодействием органов власти разного уровня и созданием условий для установления связей «в социально-экономической сфере, а также в сферах экологической безопасности культуры с регионами Арктической зоны». А еще «разрабатывать и организовывать реализацию программ и планов, направленных на развитие культуры регионов Арктической зоны Российской Федерации». И даже — «в пределах компетенции Комитета» — осуществлять «меры по противодействию терроризму».

Но, судя по ленте новостей на сайте комитета, живет он какой-то совсем другой жизнью. Сообщается, например, что глава комитета встретился с Еленой Драпеко. Недавний руководитель службы наркоконтроля и бывшая актриса «обсудили вопросы взаимодействия с регионами Арктической зоны РФ». Должно быть, продуктивно.

Другая новость — под заголовком «Стартовала международная летняя школа «Архитектура экотуристических комплексов в Арктике». Здорово, конечно, но программа школы разработана Санкт-Петербургским государственным архитектурным университетом в сотрудничестве с Университетом Хоккайдо. Комитет наделил себя скромной ролью «информационной поддержки». Оценить ее можно разве что по страничке ведомства «ВКонтакте», где около 200 подписчиков и никаких комментариев. А публикаций СМИ, осветивших работу школы, поисковики не выдают.

Еще — открылась выставка в Президентской библиотеке «Северный маршрут: Арктика в русской литературе и искусстве». Создавалась при участии нескольких библиотек, архивов, институтов и научных центров, музеев, киностудий. Едва ли отсутствие комитета по делам Арктики не позволило бы такой выставке состояться.

КСП Петербурга по итогам своей проверки предложила правительству города рассмотреть вопрос о приведении задач арктического комитета «в соответствие с фактически осуществляемой им деятельностью».

Есть опасение, что, если в Смольном решат исполнить эту рекомендацию буквально, в новой версии Положения о комитете его функция сведется к одной фразе: осваивать бюджет и жить в свое удовольствие, создавая видимость работы и ее важности.