Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
«Нервы были как струна, не сдержался»
Фото: cкриншот из видеозаписи инцидента

«Нервы были как струна, не сдержался»

12 августа 2021 15:59 / Судебная хроника

Петербуржец Николай Девятый получил 4,5 года колонии за «нападение на сотрудников ДПС во время митинга».

«Нагло и цинично, действуя из хулиганских побуждений, на почве явного неуважения к обществу и общепринятым нормам морали, желая выразить открытый вызов общественному порядку, противопоставить себя окружающим и продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение…» — зачитал судья Октябрьского районного суда Петербурга Роман Калитко, отправляя 5 августа 37-летнего Николая Девятого на 4,5 года в колонию общего режима.

Как следует из обвинительного заключения, 23 января во время несанкционированного митинга на Сенатской площади в поддержку Алексея Навального Николай стал раскидывать металлические ограждения, отделяющие проезжую часть от пешеходной. Когда инспектор ГИБДД Владислав Ломаченко попытался вернуть ограждения на место, Девятый ударил ногой по ограждению и выбил его из рук полицейского.


А в ответ на «корректное предложение успокоиться» ударил кулаком в лицо.


Ломаченко упал на асфальт и стукнулся головой.

После этого Девятый, как следует из материалов дела, попытался скрыться в толпе, но за ним побежали двое других полицейских. Один из них, Дмитрий Федоров, догнал мужчину и тоже получил удар кулаком, от которого рухнул на асфальт. После чего нападавший скрылся.

Происходившее оказалось заснято на видеорегистратор стоявшего неподалеку автоэвакуатора. В тот же день около 22 часов Девятый был задержан у себя дома. Сопротивления он не оказал и сразу во всем сознался. На следующий день суд его арестовал.

В ходе судебного следствия Николай заявил, что раскаивается в содеянном. В суде он пояснил, что, когда в толпе возникла давка, он запаниковал и попытался раздвинуть металлические заграждения, чтобы была возможность перейти на другую сторону улицы. В этот момент перед ним и возник сотрудник полиции. Николай действовал рефлекторно: в детстве он занимался боксом, и навыки сохранились.

«Я плохо сознавал, что творю, — признался он в суде. — Я впервые оказался в такой переделке. Когда давка, огромная толпа, кто-то что-то кричит, кругом слышится в основном мат, нервы были как струна, вот и не сдержался».

Жена Николая рассказала «Новой», что подобное поведение совсем не характерно для ее мужа.

«Мы женаты 13 лет, у нас растет сын, — говорит Александра. — Муж спокойный и неконфликтный человек. Бывало, конечно, вспылит, но никогда в драку влез. В суде даже моя мама, которая долго жила с нами, говорила, что Николай очень уравновешенный».

По словам Александры, политикой ее муж специально не интересовался. Но был в курсе всех новостей, не только политических, но и экономических, спортивных, музыкальных.

«Я в шоке от приговора, — признается Александра. — Муж — главный кормилец и помощник не только для нас с сыном, но и для наших мам — они обе инвалиды. Квартира у нас в ипотеке. Я зарабатываю слишком мало, чтобы платить ежемесячные взносы.


Если Николай отправится в колонию, мы останемся без средств к существованию, банк отберет квартиру и мы окажемся на улице.


А судья меня даже в зал заседаний не пустил, даже на приговоре не позволил присутствовать, чтобы хоть взглядом с мужем попрощаться».

«Николай не только ранее не судим, у него не было даже административных правонарушений, — говорит адвокат Владимир Терещенко. — Он во всем сознался, в суде от своих показаний не отказался, имеет на иждивении не только несовершеннолетнего ребенка, но и двух инвалидов. По работе и месту жительства характеризуется положительно. Потерпевшим выплатил компенсацию. Но суд в качестве смягчающих вину обстоятельств отметил лишь наличие малолетнего ребенка. Приговор неадекватно суров, и мы обязательно будем его обжаловать».

По словам адвоката, во время следствия потерпевшие гражданские иски о возмещении морального и физического ущерба не заявляли. Но в суде поменяли свою позицию и потребовали компенсировать их страдания. Девятый перевел каждому по 50 тысяч рублей. Судья посчитал, что этого мало, и присудил еще по 150 тысяч каждому.

Пострадавший Владислав Ломаченко от комментариев отказался.