Подошвой по жизни

3 июня 2004 10:00

Хорошая обувь в последние годы стала неотъемлемой частью имиджа современного россиянина. Поблескивающие дорогой кожей штиблеты, изящные дамские «лодочки» превратились в своего рода знак, свидетельствующий о благополучии и преуспевании хозяина. Неслучайно в портфелях и сумочках удачливых яппи отведено обязательное место под коробочку с обувной губкой, возвращающей хозяйской туфле престижный глянец. Между тем мало кто догадывается, что симпатичные сапожки и туфли, сандалии и кроссовки, босоножки и шпильки являют собой настоящего монстра. Этот «вселенский башмак» травит наше здоровье, а также окружающую среду.

5 июня - Всемирный день охраны окружающей среды



- В начале 90-х годов в Ленинграде был налажен выпуск обуви с подошвами из термоэластопласта, - рассказывает доцент Института обуви Санкт-Петербургского государственного университета технологии и дизайна кандидат технических наук Лев Адигезалов. - Она пользовалась хорошим спросом населения. Однако работницы предприятия, осваивавшие немецкую технологию, до сих пор помнят, как просили у начальства записки домой. Потому что приходили с работы не в себе, будто после принятия дозы наркотика.
Дело в том, что подошвы туфель и сапожек обрабатывалась смесью, включающей ацетон и хлорсодержащий реагент. В случае недостаточной очистки ацетона - а он поставлялся действительно недостаточно чистым - образовывалась в сочетании с парами хлора газообразная наркотическая смесь. Так вот, записки должны были подтвердить производственный характер «кайфа».
При изготовлении каждой пары обуви используется целый арсенал химических реагентов. А учитывая, что с помощью химии синтезируются еще и материалы, из которых изготавливаются подошвы, подкладки, клеи, - можно вообразить, какой «химбоезаряд» сходит с обувного конвейера. Счастливый обладатель новенькой пары даже не подозревает, что за зверя приобрел.
- В начале 80-х годов в нашем институте были проведены исследования, - продолжает Лев Адигезалов. - Они показали, что практически каждая деталь обуви выделяет или токсичные, или канцерогенные вещества. Так, например, картонная стелька выделяет мономер стирола, клеи - мономеры хлоропрена, натуральная кожа - остаточные пары органических растворителей и соли хрома. Сегодня трудно найти хотя бы одну пару современной обуви, которая бы отвечала требованиям экологической безопасности.
Зарубежный товар - не исключение. Как утверждают наши ученые, в качестве растворителей и клеев зарубежные фирмы зачастую используют толуолы и бензолы. Использование этих токсичных веществ на обувных предприятиях СССР было категорически запрещено.
Зато сегодня нет никаких гарантий, что этими реагентами не пользуются и наши подпольные и полуофициальные производители. Стремясь сделать товар максимально привлекательным и дешевым, они на всю катушку используют плоды технического - а в данном случае химического - прогресса. В резиновых подошвах содержится весьма вредный кадмий, в пластификаторах поливинилхлоридных подошв - фталаты... Словом, супермодные ботинки буквально фонтанируют всей таблицей Менделеева.
- В самом тяжелом положении оказываются наши ноги, - говорит Лев Адигезалов. - Они теснейшим образом контактируют со стелькой, кожаной подкладкой обуви. Токсины проникают через поры, угнетают биологически активные точки стопы. Это направленное отравление организма. Так что не спешите натягивать новые туфельки, дайте им хоть немного проветриться.
Основательно отравляется и природа. Особенно при производстве обувки или материалов. Вспомните только о стоках кожевенных предприятий! Высокие концентрации тяжелых металлов способны убить все живое в морях и реках - повсюду, куда попадают отравленные струи. И убивают!
А каковы потери чистой пресной воды! Так, для изготовления только одной тонны обувного картона, получаемого мокрым способом, требуется свыше 700 (!) тонн воды. Эти «озера» возвращаются в природные водоемы, но отнюдь уже не такими прозрачными, какими были до того. Тоже ущерб. И не только воде. При сушке клеевых пленок на подошвах и заготовках обуви поднимаются облака ацетона, этилацетата, бензина. Ведь клеи на 75 - 80% состоят из жидких растворителей, которые улетучиваются, отравляя атмосферу городов.
Во времена СССР, когда кожевенное и обувное производства были представлены преимущественно крупными заводами и фабриками, технологические процессы на них держались под контролем. Тем не менее экологические проблемы не решались даже тогда. Что говорить о нынешних скороспелках - заводиках, фабриках и цехах, для которых всевозможные фильтры и очистные - слишком дорогое удовольствие.
Стремительно меняющаяся мода все напряженнее всматривается в завтрашний день. Чуть ли не каждый сезон меняются фасоны обуви, каблуки, аксессуары, цветовая гамма. Сегодня примерная норма обувного гардероба россиянина - 11 пар на каждого жителя: имеется в виду обувка всех мастей, от тапочек до зимних сапог. И она, конечно же, перекрывается. Ведь жизнь требует соответствия образу! А ну-ка пойди на важную встречу в стоптанных туфлях.
Куда девать вышедшие из моды башмаки? Конечно, в мусорное ведро. Если за год каждый россиянин избавляется хотя бы от трех пар обувки, это значит, что на свалки страны отправляется не менее миллиарда штук чеботков. Если перевести их в килограммы - а каждая пара в среднем тянет на килограмм, - получим сотни тысяч тонн твердых отходов в год.
- Но отправленные на свалку сапожки и туфли никуда не деваются, - говорит Лев Адигезалов, - поскольку не имеют свойств быстро разлагаться. Вы знаете, при раскопках в Москве находили останки средневековых людей. От москвичей, живших более полтысячелетия назад, остался прах и... сапоги. Обувь, изготовленная в XIV веке, лишь едва истлела. А уж современные пластиковые подошвы, пропитанная антисептиками кожа... Так что вокруг нас будут постепенно расти горы не тлеющих, никуда не исчезающих башмаков.
Что же делать?
Ученые убеждены, что необходимо наладить утилизацию изношенной обуви, как это делают в развитых странах, в первую очередь в Германии. Там ее разбирают на компоненты и по отдельности перерабатывают. Важно также отказаться от вредных технологических процессов. Например, заменив химические вредные на безвредные физические. Так, на кафедре Института обуви процесс химической галогенизации заменили безвредным физическим воздействием - облучением ультрафиолетом. Подошва приклеивается ничуть не слабее. Только вот кто будет финансировать разработку и внедрение «зеленой» технологии? Давайте думать, предлагают ученые.
Они также убеждены, что очень важно учить россиян, оказавшихся в сетях общества потребления, бережливости. Ведь экономное отношение к вещам - то же самое сбережение ресурсов! Шутка сказать, удельный расход электроэнергии на пару обуви с 1978 года возрос более чем в три раза! А нужен ли нынешний «девятый вал» - сосчитайте лишь число только что открывшихся обувных магазинов - недоброкачественной и экологически опасной продукции? Не разумно ли сначала привести в порядок хотя бы технологии?
А вот еще одна подсказка. Например, в Великобритании самой престижной считается обувь, которая переходит из поколения в поколение. Так добротно и качественно пошит верх. Внук носит туфли деда, перешедшие ему по наследству от отца. Меняются только подошвы. Такие башмаки точно не нанесут удара по самому дорогому - здоровью своего хозяина и среде его обитания...

Лина ЗЕРНОВА