29 июля 2004 10:00

И дался инвесторам этот исторический центр! Ну ей-богу: меньше двух процентов площади мегаполиса, понастроено уже всего - выше крыши, ограничений - полно, так нет же - так и норовят окопаться здесь, как будто медом намазано... «Строить нельзя запретить» - где запятую будем ставить? Сколько копий сломано об эту пунктуационную закавыку, а накал страстей только нарастает.




Главный архитектор города сомневается


За информационными поводами для такого рода дебатов далеко ходить не надо. Вот и сегодня: в Смольном обсуждается перечень так называемых лакун - земельных участков в четырех центральных районах Питера, которые могут быть отданы под новую застройку. Таких анклавов, подлежащих выводу за пределы объединенной охранной зоны, обнаружено не два и не двадцать - аж 320, а потенциальных - и вовсе 600 (!). Мало того, как-то вдруг выяснилось, что «неприкасаемая» территория у нас чересчур велика, да и памятников многовато - в общем, пора эту грядку проредить и урезать, иначе огород (то бишь город) зачахнет. К тому же недавно принятый высотный регламент, запрещающий в тех или иных районах возводить здания выше определенной отметки, тоже предлагается дезавуировать, ибо он-де «мешает развитию мегаполиса»... Во как!
Застрельщика революционных идей, нового главного архитектора города, председателя Комитета по градостроительству и архитектуре (КГА) Александра Викторова, само собой, в этом яростно поддерживают киты стройиндустрии. Например, президент «Корпорации С» Василий Сопромадзе. (Напомним, эта бизнес-структура реализует в исторической части Петербурга целый ряд крупных проектов, мягко говоря, не поддерживаемых рядовыми гражданами - об одной из таких застроек вблизи Казанского собора «Новая» рассказывала в № 19 и 32 за 2004 год.)
- Почему в центре обязательно строить а-ля XVIII или XIX век? Зачем подражать зодчим тех времен? Кто сказал, что нужно «вписываться», «не выбиваться из стиля»?.. - со свойственной южанам горячностью сыплет вопросами г-н Сопромадзе. - Росси, Монферран - конечно, великие архитекторы, но надо дать выразиться и нынешнему поколению!
Надо. Но, возможно, право работать «в паре» с тем же Монферраном следует все-таки сперва заслужить? Не потренироваться ли молодым-талантливым для начала где-нибудь, скажем, в Купчине, на Ржевке?..
Меж тем г-н Сопромадзе пытается убедить нас в бескорыстии и чистоте помыслов застройщиков охранной зоны: «Если человек вкладывает деньги в Петербург, а не в Ниццу или Монте-Карло - ему уже надо сказать спасибо. Мы строим для всего города, все люди видят эти прекрасные здания и радуются!» А также ссылается на опыт европейских стран: «Парижа, например, который описан в романах Дюма, не существует. В свое время центр города был расчищен и перепланирован...»
Впрочем, любоваться-то шедеврами современного зодчества может, конечно, каждый, но разве их дарят казне? Неловко даже объяснять, что «красота» и «для города» - вещи разные. А что до параллелей со Старым светом... Петербург избавлен от проблем многих старых европейских городов: нет у нас узеньких улочек, хаотичного нагромождения домов - ведь он же строился не в средние века.
- Наш город строился по законам классической гармонии, - напоминает профессор Института имени Репина, глава Петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников, доктор искусствоведения Владимир Лисовский. - Это выверенные пропорции, четкие линии, точно расставленные доминанты. Вмешаться - значит разрушить!
Так можно или нельзя? Кто это определяет? Референдум, закон, капитал, чиновники, независимые эксперты?.. Увы, ответа нет. Если не считать, скажем, сакраментальной фразы главы Петербургского союза архитекторов Владимира Попова о том, что «у северной столицы - особый путь». Ну, примерно как и у всей России.
Г-н Попов называет одинаково радикальными и опасными как позицию покойного академика Дмитрия Лихачева («в Петербурге уже все построено, новой архитектуры нам не надо»), так и обращение к унифицированным космополитичным методам компьютерного проектирования, на основе которых работает подавляющее большинство архитектурных мастерских во всем мире.
Здравое, казалось бы, на этом фоне предложение: по объектам в центре города всегда проводить конкурс проектировщиков и выбирать лучшую работу - и то встречают в штыки. Во-первых, кто гарантирует непредвзятость жюри? Во-вторых, каких бы судей ни собрали, всегда останется кто-то, кто будет недоволен их вердиктом. В-третьих, даже если обсуждение публичное - решение все равно единоличное... К тому же поскольку выиграть конкурс может и неизвестный, неопытный зодчий, сумеет ли он довести дело до победного финиша, отстоять доскональное воплощение своего замысла на всех этапах? Не сломается ли юный гений на полдороге, не пойдет ли на уступки инвесторам?.. Соблазн-то (для него) и риск (для города) колоссальный! При этом нет никакого механизма, по которому виновные несли бы ответственность за намеренные или случайные ошибки.
Ну, скажем, такие ошибки, как здание на Почтамтской, 4. Которое профессор Лисовский считает «гигантским уродливым корытом, которое Балтийская строительная компания воздвигла в обход всех запретов КГИОП - и живет себе припеваючи!». Впрочем, застройщики с этим мнением категорически не согласны. К примеру, гендиректор компании «Источник-строй» Людмила Ержанова уверена:
- Важно мнение тех, кто покупает квартиры и офисы в новых зданиях. Спрос есть - значит, потребителю нравится! Разве плохо: вместо ветхих изношенных халуп - чистые современные дома?
Разумеется, неплохо. Но вот, скажем, новое здание на Преображенской площади заслонило свет жильцам соседних домов. И никого не наказывают, никто не лишен лицензии, не выплачивает компенсации...
С горечью говорит о своей беде и директор музея Достоевского Наталья Ашимбаева: здание музея, находящегося в Кузнечном переулке, и соседние с ним дома может «раздавить» новый корпус Инженерно-экономического университета, который собираются возвести в этом уникальном старом квартале («Новая» рассказывала об этом конфликте в № 38 за 2004 год). Интересна реакция на это Александра Викторова: мол, стройка будет, а беспокоиться совершенно не о чем. «Разве вы не знаете - есть техническая база, параметры, нормативы... - словно несмышленым детям растолковывает он. - Есть госсанэпиднадзор, экологическая экспертиза, всевозможные инстанции, которые защищают жителей...» Право, становится как-то даже неловко. Неужто председатель КГА забыл о сотнях «уплотнительных» адресов, где никакие инстанции людей не оберегли, а даже наоборот? По его логике получается, что митингуют (очередной масштабный митинг на эту тему состоится завтра на площади Островского), бросаются под бульдозеры, перекрывают проспекты какие-то ненормальные?.. Добавим, что в Куйбышевском федеральном суде за последнее время скопилось изрядное количество исков от борцов с «уплотниловкой», адресованных как раз КГА. Изложенные в них претензии, по оценке независимых юристов, имеют под собой твердую почву. И кстати, разбираться с этим наследием своего предшественника предстоит теперь новому руководителю градостроительного ведомства.

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА
фото ИНТЕРПРЕСС

ЦИТАТА «НОВОЙ»


Василий Сопромадзе, предприниматель:
«Цензура невозможна! Нельзя указывать художнику - здесь делай черное, здесь - красное... Дом должен быть не «по регламенту», а просто ярким, оригинальным! Представьте, что Микеланджело пытались бы вогнать в рамки!»


Почтамтская, 4: «фонарь» раздора


ЦИТАТА «НОВОЙ»


Владимир Лисовский, искусствовед:
«В середине XIX века началось это варварство - бессистемная застройка центра. Казалось бы, примеров того, как не надо делать, предостаточно. Взять хотя бы пространство вокруг Александринского театра, которое было безупречно выстроено Росси. Но его начали уродовать, портить... А мы сегодня с маниакальным упорством повторяем и множим непростительные ошибки! Вскоре по проекту Евгения Герасимова на восточной стороне площади должен быть построен еще один отвратительный дом, который довершит уничтожение прекрасного ансамбля».

фото Алексей ВЫСОЦКИЙ



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close