Досадное исключение

1 ноября 2004 10:00

Вчера в шести муниципалитетах Калининского района проходили выборы. Интересно, однако, не то, чем они закончились, а то, как они были организованы. Закон требует обязательной, не менее чем 20-процентной явки электората к урнам – и кое-где планка была достигнута уже за счет досрочного голосования...



Выборы муниципальной власти – единственные, на которых априорное голосование разрешено. На всех прочих (президентских, парламентских) этот вариант давно отменен как провоцирующий использование подкупа избирателей. Заметим: в свое время механизм досрочного голосования был введен для того, чтобы, в виде исключения, облегчить жизнь добросовестному избирателю, который хочет отдать свой голос тому или иному кандидату, но в официальный день выборов сделать этого не сможет. А вскоре выяснилось, что дорога, вымощенная благими намерениями, привела к массовым нарушениям. Исключение стало правилом – и весьма негативным по последствиям.
Не стесненные (и не стесняющиеся) в средствах кандидаты организовывали доставку на избирательные участки граждан пенсионного возраста, где они строем голосовали – естественно, нужным образом, после чего получали деньги либо гуманитарную помощь. И было множество случаев, когда именно эти, «прикормленные», граждане решали исход выборов – например, в Законодательное собрание по тому или иному округу...
В итоге Госдума в 2001 году приняла-таки поправку, запрещающую «досрочный подкуп» на всех выборах, кроме муниципальных: этот вопрос был оставлен на усмотрение региональных законодателей. В Петербурге «досрочку» решили оставить (правда, только что принят закон, ее запрещающий, но об этом чуть позже), и муниципальные выборы 2003–2004 годов пока проходят с применением этого способа голосования. Но если раньше досрочный допуск к урнам использовался скорее как метод привлечения нужного числа голосов к тому или иному претенденту, то теперь это инструмент достижения хотя бы нужной явки электората.
По закону бюллетень избирателя-досрочника кладут в конверт, заклеивают, а в день выборов вскрывают и учитывают при общем подсчете. При этом, как показывает практика, число проголосовавших досрочно не превышает одного процента от числа тех, кто голосует в срок. Резкое же зашкаливание этого параметра говорит о том, что «досрочка» была организована не чисто.
В Калининском районе поступили просто. При полном одобрении районной администрации, от которой Смольный требовал обеспечить 20-процентную явку во что бы то ни стало, в каждом муниципалитете за 15 дней до выборов организовали сразу несколько «голосовательных пунктов». По закону при досрочном голосовании такой пункт может быть только один – помещение избирательной комиссии муниципального образования. И только за три дня до выборов, когда открываются помещения участковых комиссий, проголосовать заранее можно там.
Однако это правило было проигнорировано. На «точках» сидевшие попарно представители муниципальных избирательных комиссий, записывая проголосовавших в тетрадочки, выдавали им бюллетени. Обойдя все пункты, можно было проголосовать хоть двадцать раз – официальные списки избирателей здесь, что называется, и не ночевали. К тому же этот список вообще должен быть только один. Ну а пункты умудрились организовать не только в школах и в правлениях ЖСК, но даже в районном отделе социального обеспечения – где пенсионеры и инвалиды получали бюллетень одновременно с... материальной помощью, а также – на одном из вещевых рынков (!).
Для интенсификации избирательного процесса в районной администрации собирали бюджетников – врачей и учителей, требуя от них голосовать «упредительно». Для пожилых людей устраивали бесплатную экскурсию, по окончании которой их везли голосовать. В итоге за два дня до выборов в одном или даже двух муниципалитетах необходимая явка уже была достигнута.
Между тем закон требует, чтобы гражданин, голосующий досрочно, оставлял в избирательной комиссии заявление о наличии у него на то уважительных причин (отпуск, командировка, болезнь, режим работы или учебы, выполнение государственных или общественных обязанностей). И что же? «Уезжаю на дачу», – писали, как под копирку, люди. Во-первых, позвольте не поверить: 31 октября, при температуре, близкой к нулю, на свои фазенды едут только отчаянные энтузиасты. А во-вторых, такая причина (личное дело) по закону не считается уважительной. Это вполне может привести к тому, что все «досрочные» бюллетени могут признать недействительными...
В одном из муниципальных советов – а именно в муниципалитете «Академическое» – это произошло еще до выборов: досрочно выданные бюллетени были аннулированы. Правда, там умудрились напортачить с содержательной частью бюллетеней: не включили сведения о политической принадлежности кандидатов (которые те требовали указать), после чего Горизбирком обязал изготовить новые бумаги.
Но муниципальная комиссия, протянув три дня после решения Горизбиркома, так и не заказала «правильные» бюллетени. И в воскресенье люди, пришедшие на участки, наткнулись на объявления о том, что выборы-де не состоятся! Такого в Петербурге еще не было. И теперь Горизбирком будет решать, не воспользоваться ли своим правом на обращение в суд, дабы распустить «академическую» комиссию...
Тем временем в минувшую среду в Мариинском дворце обсуждали поправку к закону, отменяющую досрочное голосование и на муниципальных выборах. Администрация города выступила резко против, но большинство депутатов, хорошо представляющих себе, как проходит это голосование, поправку приняли. «Этим вы просто сорвете выборы», – заметил после голосования представитель губернатора в ЗакСе Михаил Бродский.
На вопрос о том, хороши ли выборы как результат массового подкупа избирателей, профессор Бродский не ответил...

Борис ВИШНЕВСКИЙ



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close