Кузен берет слово

27 января 2005 10:00

Второй из шести подсудимых по делу об убийстве Галины Старовойтовой давал вчера показания на процессе в Городском суде Петербурга. Игорь Краснов, двоюродный брат основного обвиняемого Юрия Колчина, решил, что пришло время заговорить. Первый из подсудимых, Алексей Воронин, давал показания еще летом этого года. Остальная четверка: Юрий Колчин, Виталий Акишин, Игорь Лелявин и Юрий Ионов пока оставили за собой право в любой момент процесса начать излагать свою версию событий.




Краснов, как и все остальные подсудимые по делу, – уроженец небольшого города Дятьково Брянской области. Так или иначе, он был знаком со всеми своими коллегами по скамье подсудимых, однако, по его собственным утверждениям, более тесно познакомился с ними уже в Петербурге, где все они входили в окружение его родственника Юрия Колчина.
Обвинение считает, что «в преступной организации, руководимой Колчиным» Краснов отвечал за спецсредства, предназначенные для негласного наблюдения, инструктировал остальных, как их применять, отвечал за исправное функционирование спецоборудования, и даже самолично участвовал в их установке в доме Галины Старовойтовой.
Сам Краснов в своих показаниях согласился только с последним, да и то в минимальном объеме – мол, по просьбе Сергея Мусина (одного из обвиняемых в убийстве Старовойтовой, до сих пор находящегося в бегах) дважды ездил с Алексеем Ворониным в какой-то дом в центре Петербурга, помочь подсоединить «жучки» к телефонной линии. Да и то вся его помощь – кинуть нужный провод от телефонного щитка на чердак, где была установлена подслушивающая аппаратура.
Был ли это дом Старовойтовой, Краснов, по собственным уверениям, не знал – в Петербурге он ориентируется до сих пор плохо, хоть и провел на невских берегах несколько лет. (Впрочем, Воронин, дававший свои показания еще летом, тогда четко заявил, что это был дом на набережной канала Грибоедова.)
Вообще с некоторыми перерывами в несколько месяцев в Петербурге Игорь Краснов живет с 1995 года, когда приехал сюда с Брянщины в поисках работы. В этих поисках ему не раз помогал его кузен Юрий Колчин. Краснов перепробовал несколько видов деятельности, но большая их часть была связана с охранным бизнесом: в частности, летом – осенью 1998 года он работал вахтером в фирме «Фруктон» на Рыбинской базе. Краснов в 1997 году даже окончил курсы частных охранников, хотя и утверждал, что сдал экзамены по блату, «подмазав» кого-то из руководителей курсов, на самих же занятиях он появлялся от силы раза два-три. Хотя Краснов не реже раза в полторы недели бывал летом – осенью 1998 года в офисе у Колчина на улице Демьяна Бедного, он заявил, что ни разу не слышал обсуждений подробностей организации слежки за Галиной Старовойтовой, а затем и ее убийства. О самом же существовании депутата Госдумы он узнал якобы лишь после ее убийства, когда об этом вовсю заговорили средства массовой информации.
Обвинение пыталось уделить особо пристальное внимание событиям 1995 года, когда Краснов два месяца проработал в офисе на Приморском проспекте Петербурга, который занимали Колчин, Богданов и Улыбин, пытавшиеся тогда создать там страховую фирму. В конце декабря 1995 года, после пожара в офисе, правоохранительные органы обнаружили там два пистолета и автомат Калашникова.
Однако так и осталось неясным, какое отношение эта история имеет к гибели Старовойтовой, ведь то оружие было изъято, и ни Улыбин, ни Богданов, ни Колчин, да и сам Краснов не проходили обвиняемыми по уголовному делу в связи с этим оружием. Да и само дело было прекращено, по уверениям адвоката Игоря Краснова – Евгения Русакова, уже через десять дней.

Александр САМОЙЛОВ
фото ИНТЕРПРЕСС



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close