Латвийский излом

26 мая 2005 10:00

«На Рижском взморье воздух свеж, там бродит ветер моих надежд»... Ласковое море, золотые дюны. Уютная идиллия романтической молодости... Но последнее время только и говорят: Рига, Рига. И – никакой идиллии... Продолжаем цикл очерков «Балтия-2005».




Я – против!
Рига встретила очередным митингом. Вновь – за права русскоязычного населения. Он проходил в тот день, когда латвийское правительство обсуждало принципы присоединения к конвенции ЕС о правах национальных меньшинств. (Впрочем, тех, кто считает родным языком русский, по численности вряд ли можно назвать меньшинством, они составляют сорок процентов населения республики.)
По символичному стечению обстоятельств, митингующие собрались у стен православного собора в центре Риги. Но призывали они не небесного заступника – в правительственном здании неподалеку заседал кабинет министров, к ним и обращались русскоязычные рижане. Обращались как всегда эмоционально: «Геноцид не пройдет!», «Латвия – наша страна!», «Латвия – позор Европы!» – разносились усиленные мегафоном лозунги. Правда, особого впечатления на окружающих действо не производило. Полторы сотни скандирующих под присмотром полиции граждан не нарушали мирного течения жизни латвийской столицы.
А в эпицентре событий кипели страсти. «Нужно советскую власть вернуть, нового Сталина!» – кипятились воинственно настроенные старики. Молодежь рассуждала более прагматично, апеллируя к Евросоюзу, Совету Европы.
Самую зажигательную речь произнес легендарный предводитель рижской ячейки национал-большевиков, биолог по образованию и садовник по профессии, горячий защитник прав русских латвийцев афролатыш Бенес Айо.
К нему подходили растроганные пенсионеры.
– Спасибо, что боретесь за наши права, – благодарили старики.
– На выборах голосуйте за НБП, – напутствовал их Бенес...
– Вы не смотрите, что сегодня здесь не так много народу, – словно оправдывался инициатор митинга, депутат латвийского Сейма Яков Плинер, председатель парламентской фракции ЗаПЧЕЛ («За права человека в единой Латвии») и сопредседатель одноименной партии, представляющей интересы русскоязычных жителей Латвии. – У нас против реформы школы на улицы выходили и 10, и 20, и 30 тысяч человек.


  Язык до Страсбурга доведет
Что касается школ и языка, большинство русских отлично понимают, что сегодня их детям просто необходимо знать латышский. Точно так же, как это понимают латыши: их детям, в свою очередь, нужно знать русский. И всем вместе как воздух необходим английский. Без этого джентльменского набора молодой латвиец просто неконкурентоспособен, обречен на незавидную участь «человека второго сорта». А владение и тем, и другим, и третьим, открывает перед ним границы не только Европы, но всего мира. Это реальность, с которой нельзя не считаться. В принципе, это понимают все. Не согласны лишь с тем, как проводится школьная реформа (переориентирующая русские школы на преобладание латышского языка). «Мы не против реформы как таковой, но мы против того, что ее нам навязывают, мы хотим сами выбирать, в какой школе – русской или латышской – будут учиться наши дети, а если мы лишены выбора, разве это демократия?» – вопрошают они.
Лидер ЗаПЧЕЛ рассуждает примерно так же.
– Конечно, наши дети и внуки должны знать латышский, – говорит Плинер. – Но не надо насилия сверху, пусть школы сами выберут, по какому принципу они будут учить, решат это с участием школьных советов, родителей, местного самоуправления, а не по приказу из министерства.
Яков Плинер – доктор педагогики, руководитель частной школы в Риге. И когда он говорит, что знает, как сделать, чтобы дети в равной степени знали и два, и три языка, надо полагать, он понимает, о чем говорит.
Самыми острыми проблемами русскоязычных латвийцев являются школы и гражданство. Впрочем, и то и другое упирается все в тот же государственный латышский язык. Который нужно знать, для того чтобы получить паспорт гражданина Латвии. И – для того чтобы получить высшее образование и перспективную работу. И если молодежи язык дается куда проще, то для старшего поколения это часто глухая стена. Да и саму процедуру – учиться, сдавать экзамен по языку (без этого не получить гражданство) да просто идти куда-то, заполнять бланки – многие воспринимают как личное оскорбление. «Я тут всю жизнь прожил, и теперь должен сдавать какой-то экзамен, кого-то о чем-то просить? Они мне сами должны на блюдечке паспорт принести!» – примерно так рассуждает среднастатистический обиженный русский латвиец. Некоторые считают, что таким людям должны предоставить гражданство без всяких экзаменов.
– Ну как можно говорить о демократии, если 450 тысяч человек в Латвии имеют паспорта неграждан, лишены всех политических прав! – заявляет российский посол Виктор Калюжный. – Конечно, люди, которые прожили здесь полвека, должны автоматически получить гражданство. Эти старики уже не в силах выучить язык и сдать экзамен. Ну а молодежь, конечно, язык знать должна.


Рига, 17 мая 2005 г.



Мы – сами
Многие латыши смотрят на проблему иначе, обвиняя русских в маргинальных настроениях, в нежелании учить язык, интегрироваться в латвийское общество, хотя для этого созданы все возможности.
– Мы не собираемся ни у кого отнять родной язык, – урезонивает министр иностранных дел Латвии Артис Пабрикс. – Еще в 1996 году правительство говорило о том, что будет школьная реформа. Но никто к этому не готовился. И вот 2004 год – реформа пошла полным ходом, и это вызывает бурную реакцию. Хотя мы же не говорим об исключении русского языка, но о принципе билингвальности – чтобы не утратить родной язык и в то же время знать язык государственный. И кстати, обратите внимание: практически все латыши знают русский язык, а вот из русских по-латышски говорят немногие.
– Да никто здесь русских не притесняет! – вторит министру редактор «Независимой утренней газеты» Армандс Пак. – В Латвии у них очень много возможностей, и те, кто дружит с головой, занимается делом, а не говорильней, используют возможности на все сто. Посмотрите, какой бизнес здесь делают русские!
(Чистейшая правда. Почти две трети латвийских миллионеров – люди, имеющие русские корни.)
– Мы не хотим и не будем ущемлять права русских латвийцев, – продолжает Армандс. – Мы столько об этом говорим, что уже устали повторять. И может быть, это действительно проблема, что мы устали повторять это вновь и вновь...
Но говорить придется еще не раз. Во-первых, потому, что проблемы все же существуют. А во-вторых, гласность – один из столпов демократии. Которая предполагает, что разные люди имеют право на разные мнения. И могут предъявлять их обществу. В том числе на митингах. А они проходят в Риге регулярно.
Протестное движение русскоязычных латвийцев носит вполне организованный (все – в полном соответствии с законом) и отчетливо массовый характер. За два последних года, что проходит школьная реформа, по словам Якова Плинера, на улицы в общей сложности вышли 250 тысяч человек! И если не вникать в причины бунта русских латвийцев (которые совсем не так однозначны, как может показаться кому-то с первого взгляда), это – яркое свидетельство того, что сегодня на берегах Балтики формируется новый тип «русского европейца». Который учится мыслить по-европейски и по-европейски действовать – решительно, но исключительно в рамках закона отстаивая свои гражданские права.
Многие при этом многозначительно подчеркивают: и не надо окриков из Москвы. Это – наши проблемы. И мы будем решать их сами.

Николай ДОНСКОВ
Рига – Санкт-Петербург
Фото автора



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close