Во всем виноват бодигард - 2

30 июня 2005 10:00

Близится к финалу одно из самых любопытных судебных дел в сегодняшнем Петербурге: процесс о покушении на Олега Маковоза («Новая» уже рассказывала об этой эпопее). Парадокс в том, что потерпевший сам находится под следствием – по обвинению в создании банды, на счету которой, по версии правоохранителей, целый ряд громких заказных убийств. От рук этих преступников, вероятно, погибли многие питерские криминальные авторитеты. В результате жертва покушения все заседания этого процесса проводит за крепкой решеткой на скамье подсудимых, а обвиняемый – его бывший секьюрити Денис Долгушин находится на свободе, под подпиской о невыезде, и при этом под охраной милицейского спецназа.



Причина коллизии ясна: большая часть обвинений против Маковоза – по его уголовному делу – базируется на показаниях Долгушина (который здесь имеет статус «главного свидетеля»).
А вчера в Городском суде прошли прения сторон по делу о покушении на Маковоза. Потерпевший сидел рядышком с киллерами, которые в него стреляли, а организатор и вдохновитель нападения – в зале, на скамье для публики.
Перед началом прений представитель Олега Маковоза поинтересовался у Долгушина: желал ли тот смерти своего босса? Денис ответил утвердительно.
– Осознавали ли вы особую общественную опасность этого преступления не только для Маковоза, но и для других людей, которые могли оказаться поблизости? – гнул свою линию представитель потерпевшего.
– Частично, – парировал Долгушин. – Я специально подобрал для покушения относительно безлюдное место.
С позиции представителя государственного обвинения Вадима Солодкова, вина всех подсудимых доказана. Именно Долгушин, официально числившийся сотрудником агентства «Стронг» и одно время бывший личным охранником Маковоза, за 6 тысяч долларов нанял братьев Александра и Евгения Бобылевых и Юрия Суднева для ликвидации своего патрона. При этом Евгений Бобылев должен был вести наблюдение за Маковозом и дать сигнал подельникам к началу атаки. Собственно, 14 октября 2003 года на Северном проспекте Петербурга так все и произошло – Евгений Бобылев увидел, как мерседес «Гелендваген» Маковоза подъезжает к парковке, и дал отмашку киллерам. Те открыли автоматный перекрестный огонь. Машину изрешетило пулями – Маковоз и его охранники уцелели чудом. Олега, спрятавшегося под торпедой автомобиля, пули вообще не задели, Власову прострелили ногу, а Десятову – кисть руки. В суде Бобылев с Судневым сперва говорили о том, что, не желая брать грех убийства на душу, стреляли, якобы стараясь не задеть людей (от варианта Дениса – он предлагал расстрелять Маковоза вместе с женой и детьми, киллеры, надо отметить, отказались). Однако обвинение такой «облегченной» версии событий не приняло, тем более что Долгушин, как явствует из материалов дела, требовал расправиться не только с Маковозом, но и с его бодигардами, дабы те не помешали произвести контрольный выстрел в главную жертву.
Каков же мотив преступления? Напомним, на момент покушения Маковоз внешне был вполне респектабельным гражданином – кандидатом в депутаты Госдумы, учредителем охранной фирмы «Стронг», руководителем некоего фонда содействия гуманитарным программам.
Сам Долгушин давал на сей счет разноречивые показания. То из его объяснений выходило, что Маковоз-де вовлек его в деятельность преступной «братской» группировки и Денис хотел покинуть ее ряды, но опасался, что в этом случае Маковоз с ним расправится. Иными словами, Денис решил убрать «крестного отца», заодно совершив благое дело – развалив таким образом и всю ОПГ. Странно: ведь желая избавить мир от Маковоза, чьи криминальные поручения, по словам Долгушина, он несколько лет аккуратно исполнял, Денис почему-то не планировал ликвидировать других «братских» авторитетов.
Затем он стал утверждать, что испытывал к шефу личную неприязнь из-за денежного долга... Подводя итог, гособвинитель попросил назначить Денису Долгушину 15 лет колонии строгого режима, Александру Бобылеву и Юрию Судневу – по 13 лет, а Евгению Бобылеву – 10 лет строгого режима за пособничество.
Потерпевшие в один голос отказывали Долгушину в искренности его раскаяния и удивлялись, как человек, обвиняемый в общественно опасном деянии, может оставаться на свободе. Тут можно только предположить, что свобода (пусть и временная) была обещана Долгушину в обмен на сотрудничество со следствием по обвинению самого Олега Маковоза в преступной деятельности (которая составляет предмет отдельной статьи – на «братских» вешают нынче практически все громкие убийства петербургских криминальных авторитетов последних лет, включая и гибель Константина Яковлева (Кости Могилы)). Впрочем, на сегодняшний день самому Олегу Маковозу предъявлено всего два обвинения – в убийстве Павла Касаева (который считался одним из лидеров «казанских») и похищение с целью вымогательства директора Корниловского фарфорового завода Гейдара Иманова.

Александр САМОЙЛОВ



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close