Обвалился потолок

4 августа 2005 10:00

Отчего у нас рушатся дома? (О террористах сейчас не будем.) Ну, например, плывун, как на Двинской. Хотя, конечно, если вдуматься, пол-Петербурга – плывун... Или рукотворная стихия: пожар в перекрытиях, трубы лопнули, газ. А еще здания просто стареют, как люди. Сколь бы добротно столетия назад ни строили, возраст есть возраст, и если дома-патриархи не ремонтировать, беда не за горами. Впрочем, когда беда близко – может, это кому-то выгодно?

Тринадцать лет люди живут в самом центре Петербурга в полуразрушенной муниципальной квартире. Чиновники и сами ремонт не делают, и другим не дают




Межэтажные перекрытия над 11-й квартирой в доме 28 по улице Жуковского обрушились летом 1992 года. Ничего удивительного: здание 1860 года постройки, ни разу не было на капремонте.
Номер одиннадцать – типичная питерская неприватизированная коммуналка. Пять комнат, три семьи. Достаток и нынче-то скромный, а в начале 1990-х вообще едва сводили концы с концами. Потолок, вслед за падением Союза, действительно обвалился как снег на голову...
В течение многих лет жильцы безуспешно добивались принятия мер от государства. Хотя еще в 1994 году упомянутая площадь была официально признана аварийной, до ее ремонта или расселения дело так и не доходило.
В 2000 году обитатели 11-й, находиться в которой стало уже реально опасно для жизни, обратились к президенту РФ.
Как ни странно, это тот редкий случай, когда помогло.
– Уж лучше бы не помогало, – вздыхает один из жильцов, Евгений Федоров. – Это все равно что человеку нужна сложная операция, а его поймали на улице, раздели догола и начали резать тупым ножом! Спустя две недели после нашего письма (до этого, напомним, мытарили восемь лет. – Авт.) рано утром, без предупреждения, в квартиру буквально ворвались рабочие. И, не обращая внимания на испуганных людей – стариков, детей, принялись все крушить-ломать, орать, выкидывать вещи... Прямо тут же, при нас, запустили сварочный аппарат. Никакой защиты, искры полетели по всему помещению. Моей маме – она очень пожилой человек, участница войны – стало плохо, пришлось вызывать скорую...
Через некоторое время работы свернули. Наверх доложили, что все, мол, в порядке.
А вот выдержки из заключения Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы Минюста РФ. «Так называемый «Рабочий проект ликвидации аварийности строительных конструкций по адресу: ул. Жуковского, 28, кв. 11» не отвечает целому ряду требований и не содержит полного комплекса решений по всем конструктивным элементам квартиры, находящимся в аварийном состоянии и представляющим угрозу для жизни людей». И еще: «Все выполненные работы по «усилению» несущих конструкций перекрытий являются не чем иным, как декорацией. При существующем техническом состоянии балок таких конструкций, которые могут быть усилены, нет. Имеющиеся конструкции подлежат полной замене».
Но за эпопею уже отчитались, поставили галочку и перевернули страницу. Дополнительных бюджетных средств ждать уж точно не приходилось. Что ж, спустя еще два года, в 2002-м, г-н Федоров рискнул организовать капитальный ремонт квартиры за счет привлеченных средств, на инвестиционных условиях. Подал, как положено, заявку в администрацию Центрального района и получил принципиальное добро.
– Потратил кучу времени, собрал десятки справок (Евгений Дмитриевич потрясает пухлой папкой. – Авт.), встречался с массой людей... Со всеми договорился, выполнил абсолютно все требования.
В итоге – отказ.
Пытался еще несколько раз – бесполезно.
История тянется по сей день. А с квартирой за это время произошли необратимые изменения.
– Но одна наша квартира – это ладно. Главное, что как раз там, где она расположена, между первым и вторым этажом, – ахиллесова пята дома: там сходятся максимальные нагрузки, – объясняет г-н Федоров, по образованию математик. – Именно в самом уязвимом месте здание фактически лишено несущих конструкций. Понимаете, чем это грозит?
Выводы могут быть разные. «Видимо, у кого-то имеется заинтересованность в «естественном» обрушении домов в центральных районах города», – пишет Евгений Федоров в заявлении на имя вице-губернатора северной столицы Виктора Лобко.
Логика, согласитесь, есть: ведь когда происходит «несчастный случай», собственники квадратных метров получают только страховку, а наниматели муниципальной площади, поскитавшись по знакомым да по полуподвалам, через полгода готовы переехать куда угодно, не торгуясь, – хоть на глухую окраину в крошечную комнатушку – лишь бы своя крыша над головой. Так можно одним махом и место в центре без особых хлопот расчистить, и деньги на переселении сэкономить. Или нет?
Недавно у Федорова состоялась личная встреча по этому поводу со вторым лицом Петербурга. Тот обещал разобраться.

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА
фото Александра БАНЬКОВА



Кстати
Оправданно это или нет, г-н Федоров проводит параллель между своим домом на углу Жуковского и улицы Восстания и домом № 15 по Стремянной улице, рухнувшем в октябре 2002 года. Архитектурно-строительным надзором установлено, что причиной той трагедии стал практически стопроцентный износ конструктивных элементов здания. А по данным районного Проектно-инвентаризационного бюро, износ составлял всего порядка 30 процентов. Выходит, дом находился в прекрасном техническом состоянии? Или, наоборот, эксплуатировался по подложным документам? А был он, заметим, почти на сорок лет моложе дома на Жуковского...
Недавно соответствующее заявление по поводу дома на Стремянной поступило в Городскую прокуратуру.


vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close