Нагая душа

18 августа 2005 10:00

Небольшая темная каморка на первом этаже Галереи экспериментального звука в арт-центре «Пушкинская, 10». В глаза бросается ряд полок с баночками из-под круп. В них – украшения: «орден рыжей косы», ожерелье из бисера, странная меховая брошка, значки. Рядом на полке – шляпки, шапки. Есть даже шлем летчика, правда с выбитым стеклом. Под потолком – старые сапоги. В углу – сундук. У стены – вешалка. Вещи на ней странные до невозможности. Нежно-розовое легкое платье с камуфляжной жилеткой – «Война и мир». Свадебное платье с перчатками-рукавицами. «Платье для души» – совсем маленькое, простенько скроенное. «Порноплащ» с вырезанным на спине окошком, в котором видна откровенная картинка...

Монологи Глюкли




С виду Магазин утопической одежды, которую изготавливает Фабрика найденных одежд (ФНО), мало чем отличается от обычного секонд-хенда.
«Нет, здесь одежда живая, не такая, как в «секонде», – рассказывает хозяйка магазина и автор замысла художница Глюкля (в миру Наталья Першина-Якиманская). – Есть вещи больные и здоровые. В этом скрыта определенная доля иронии. Здоровые вещи – самодостаточны, с ними ничего не сделано, они остаются такими, как есть. А больные переделаны – в них что-то перешито, вставлено, дописано...»
На фабрику попадают старые платья, юбки, брюки. Это вещи со своей историей. Рукодельницы ФНО видят в них что-то свое. Они добавляют, дошивают, дописывают, дорисовывают. И получается новая вещь с новой историей. Такое платье можно купить в магазине ФНО – и тогда, вместе с новым хозяином, оно обретет очередную новую историю.
«Это называется коммуникация. В современном обществе с этим проблема. Мы страдаем от одиночества. Люди разучились понимать друг друга. Разучились дружить, любить. Искусство, как самовыражение художника, призвано указывать на такие больные места...»
Глюкля только что приехала их Лондона, где проходила выставка ФНО:
«Мне нравится стратегия внедрения искусства в жизнь, нравится выставляться не в галереях, а в местах, в общем от искусства далеких. На сей раз это была церковь рядом с Оксфорд-стрит. На этой улице – самые модные магазины Лондона. Так что мы затесались в центр товарообмена. И сразу получили отклик. Пришла одна женщина, которая предложила приспособить наш магазин для занятий детей с проблемами в семье. В Англии есть такие организации. На родине такого не дождешься...»
ФНО – уникальный проект. В России такого нет. Но, как водится, власти этим не интересуются. Так что живут сами – сами себе хозяева, промоутеры, менеджеры.
«Все девушки, которые у нас сейчас работают, пишут стихи. Стихи разные. Например, лирическая поэзия Оли Моркович, брутальная поэзия Тани Положенцевой... Если была бы возможность, можно было бы создать несколько подобающих линий одежды – лирика, треш...»
Конечно, чаще такую одежду покупают как некий объект искусства – коллекционеры и музеи. Но когда обычные люди покупают такою одежду, чтобы носить, .– это значит, что победила идея «искусство в жизнь».


«Я считаю, что искусство должно быть открытым. В этом его ценность. Вот, например, приходит девочка и покупает на последние деньги платье с надписью «Моя мама – монстр, но я ее люблю» – это вместо того, чтобы потратить деньги иначе, сходить в кино, например. Значит, ей это нужно, значит, все, что мы делаем, не зря...»
На стене магазина ФНО надпись: «Одежда закрывает тело, но открывает душу». Вдумайтесь.
«Обычная одежда адаптирует человека к социуму, скрывает личность. А наша одежда, наоборот, открывает человека. Это метафора его сознания, утопического доверия к миру...»
Одежда – в основном платья, юбки. Со своим смыслом, своей идеей. Основной лейтмотив примерно такой: «Моя душа существует, но сомневаюсь, что она кому-нибудь пригодится». Тема женщин-подростков в современном мире: их неравноправия, одиночества...
«Мы привыкли прятаться друг от друга, потому что боимся – конкуренции, обмана, боли. Прятаться за одежду. Вроде бы что тряпка может с нами сделать? Но на самом деле не стоит думать, что все слабое, неодушевленное тебе подвластно. Не только человек может вдохнуть жизнь в одежду, но и она – в человека. Вот и получается, что женщина в современном обществе – это одежда. Взрослые адаптировались к такому положению вещей. Молодые могут сопротивляться. Именно им мы и хотим помочь, потому что испытали это на себе – что значит жить, когда тебя никто не понимает...»

Полина БЫХОВСКАЯ
фото Евгения ИСАЙЧЕВА