Затерянный остров

5 сентября 2005 10:00

До недавнего времени простым смертным был закрыт путь к множеству интереснейших мест, в том числе к островам, расположенным в центре Финского залива. Лишь сейчас они перестают быть секретной зоной. На минувшей неделе корреспондент «Новой» побывал на острове Гогланд, что всего в пяти километрах от государственной границы России. Здесь на фоне уникальной природы можно увидеть выброшенные на берег корабли, брошенную военную технику и покрытые мхом старые береговые укрепления.

После 60 лет господства военных остров Гогланд в Финском заливе открылся для свободного посещения




Добраться до Гогланда нелегко. От Петербурга по воде необходимо преодолеть 180 километров. Небольшой катер шел из Приморска до островка больше шести часов, борясь с волнами. Волны здесь – дело привычное. Говорят, что в «Сказке о царе Салтане» Пушкин упомянул именно этот островок, назвав его островом Буяном, – и как раз по этой причине. Балтика в этих местах и в самом деле неспокойна. Четырехбалльный шторм местные жители воспринимают как вполне обычное явление.
Население Гогланда составляют четыре собаки, шесть кошек и четыре десятка жителей. 21 островитянин – военные моряки, оставшиеся в небольшой части, остальные – смотрители маяков и работники недавно построенного туристического центра.
А в позапрошлом веке в двух поселках на острове жили больше тысячи человек, занимавшихся рыбной ловлей и охотой на тюленей. Финны, получившие Гогланд вместе с независимостью, провели первую демилитаризацию острова, и два десятилетия он являлся зоной отдыха. А потом географическое положение острова вновь сыграло с ним дурную шутку: Гогланд и расположенный рядом с ним остров Большой Тютерс при установке на них артиллерийских батарей позволяли полностью перекрыть огнем Финский залив, сделать его неприступным для вражеских военных кораблей...
30 ноября 1939 года Балтийский флот провел операцию по захвату Гогланда, с которого тогда уже ушли финны. В общей сложности по пустому острову было выпущено почти четыре с половиной тысячи снарядов и сброшено больше двух тысяч авиабомб.
С этим островом связан и один из самых драматических эпизодов начала Великой Отечественной. Мимо Гогланда проходили маршруты транспортов, эвакуировавших женщин и детей из осажденного фашистами Таллина. В августе 1941 года возле острова незащищенные корабли настигла фашистская авиация. Лишь в этом году аквалангистам удалось найти затонувшее госпитальное судно «Сибирь». На его борту находились 890 раненых военных и 410 гражданских пассажиров. Половина из них погибли, оказавшись в воде. 29 августа 1941-го на остров с горящих катеров и транспортов высадились почти шесть тысяч человек. Под огнем немецких самолетов обезумевшие люди метались по острову, ища убежища, а летчики бросали в толпу осколочные гранаты.
Первое, что бросается в глаза на относительно небольшом (11 километров в длину) острове, – множество военных укреплений, строительство которых началось больше ста лет назад. Человеческие руки сделали и без того труднодоступный остров и вовсе неприступным. До сих пор Гогланд по периметру окружает колючая проволока. Столбы, на которых она висела, давно рухнули, а убрать ржавую «колючку» просто некому. Скалистые берега буквально пронизаны километрами выдолбленных в камне окопов, которые окружают центр острова несколькими кольцами. Там же стоят прекрасно сохранившиеся блиндажи и доты, которые хоть сейчас можно использовать по прямому назначению.
До недавнего времени военная жизнь на острове била ключом. Кроме погранзаставы, тут располагалась военно-морская часть, части ПВО и ВВС. Следы их пребывания отчетливо видны – по всему острову можно найти брошенную военную технику.
Но остров Гогланд вошел в историю не только благодаря военным и войнам. Именно здесь Александр Попов проводил свои опыты с радио. Впервые в мире он применил радиосвязь в ходе спасательной операции на броненосце «Генерал-адмирал Апраксин», севшем на камни. Тогда же прошла и первая в мире операция по спасению рыбаков с использованием радио. 23 января 1900 года Попов послал информацию о 26 рыбаках, находившихся на оторвавшейся льдине, на ледокол «Ермак», который и спас людей.
Память Попова на острове увековечена сразу тремя памятниками. Да и сама гора, на которой работал изобретатель радио, носит его имя. Правда, дойти до нее нелегко: по лесной дороге от пристани необходимо пройти пешком 10 километров.
Первый обелиск в честь Попова поставили в 1954 году военные. Второй, более масштабный монумент от пяти крупнейших радиозаводов СССР появился в 1968-м. Последними Попова увековечили петербургские радиолюбители, повесившие на монумент металлическую табличку. Тут же, как своеобразные памятники советскому милитаризму, стоят брошенные машины с гигантскими антеннами.
Весьма символично, что именно часть ПВО, расположенная на Гогланде, пропустила в свое время в СССР Матиаса Руста. Напомним, 28 мая 1987 года 19-летний немец на спортивном самолете «Сесна» одержал сокрушительную победу над военной машиной краснозвездной сверхдержавы. Вылетев из Хельсинки, он пересек советскую границу в районе Гогланда, долетел до Москвы и приземлился у стен Кремля, на Васильевском спуске. Этот перелет нанес непоправимый удар по советскому военному колоссу. Начался глобальный «звездопад» в масштабах всего государства: должностей лишились министр обороны, руководители ВВС и ПВО.


Не так давно неповторимый рельеф береговой полосы Гогланда «украсил» огромный корпус брошенного научно-исследовательского судна «Леонид Демин». Подарок весом в сотни тонн островитяне получили на новый 2004 год. Именно тогда компания «Росвооружение» продала судно, приписанное к Кронштадту, латвийской фирме. А ведь когда-то «Леонид Демин» участвовал во множестве экспедиций и обошел чуть ли не весь свет. Вместе со знаменитым судном «Академик Мстислав Келдыш» он принимал участие в ликвидации последствий катастрофы АПЛ «Комсомолец» в Норвежском море в июле 1995-го. После этого «Келдыш» вместе с глубоководным оборудованием работал на съемках знаменитого «Титаника». А «Демина» продали на металлолом.
В конце декабря 2003 года корабль отправился из Кронштадта в свое последнее плавание. К латвийским берегам судно тащил буксир. Недалеко от Гогланда караван попал в шторм. «Леонида Демина» оторвало от буксира и выбросило на скалистый берег. Технической возможности снять корабль на сегодняшний день нет. Да и затраты велики. Ведь воды у борта выброшенного корабля всего-то по пояс. Резать судно на металлолом на месте тоже трудно и дорого.
В итоге коммерсанты просто бросили корабль на произвол судьбы. Первое время им грозили судебным иском на 13 миллиардов рублей (такова сумма ущерба, причиненного природе несанкционированной свалкой металлолома), но потом о брошенном судне забыли.
Так и лежит «Леонид Демин» на берегу. Попасть на него может любой желающий. Всего-то и надо дойти до борта по пояс в воде, по веревке добраться до железной лестницы и преодолеть по ней десятиметровую высоту. Воды внутри корабля практически нет. Без препятствий мне удалось обойти все судно. В каютах членов экипажа остались нетронутыми мебель и даже личные вещи – брошенные книги, журналы, посуда. В прекрасном состоянии до сегодняшнего дня находится машинное отделение.
Волны постоянно раскачивают судно. Сейчас оно сильно кренится на левый борт и через год-полтора ляжет на него полностью. Тогда-то в Финский залив и потечет еще оставшееся в баках дизельное топливо и машинное масло. Пока, однако, об этом предпочитают не думать.
Есть на Гогланде места, куда путь простым смертным до сих пор закрыт. Два маяка – Северный и Южный остаются стратегическими объектами. Работают же на них самые обычные люди, отдающие предпочтение отшельнической жизни. Эдуард Дементьев с женой и маленьким сыном живет на Гогланде уже несколько лет. С Большой земли Дементьевы не получают ни писем, ни посылок – почтового сообщения с Гогландом нет. В зимнее время продукты на остров доставляют вертолетом.
Стоит сказать, что работать на маяки люди идут явно не ради денег. Зарплата маячникам выплачивается раз в квартал. За четыре месяца службы Эдуард и его супруга получают чуть больше 16 тысяч рублей на двоих. По словам Дементьева, таких, как он, привлекает тишина, покой и неповторимая красота здешней природы.
А всего этого здесь в избытке. Достаточно сказать, что из полутысячи встречающихся на Гогланде видов растений чуть ли не половина занесены в Красную книгу. Только здесь в озерах водится уникальная рыба – что-то среднее между карасем и карпом. Это не говоря о море, соснах, суровых скалах, потрясающих закатах и бездонном небе...

Андрей ИВАНОВ
Фото автора