Смертельные игры

16 февраля 2006 10:00

Обвинительный вердикт этой четверке петербурсгкие присяжные вынесли единогласно – столь единодушны они оказались впервые за все время существования в городе на Неве суда присяжных. Четверых юнцов, двое из которых несовершеннолетние, объединило одно преступление – убийство такого же подростка, совершенное с предельной жестокостью только ради того, чтобы завладеть... игровой компьютерной приставкой. Правда, путь двоих из этого криминального квартета оказался куда более насыщенным. Здесь и убийство милиционера, и наделавшее в свое время немало шума убийство пожилого ученого в начале 2004 года.

Подростки убивали без колебаний




Долгая дорога да казенный дом...


Как было установлено в суде, первое преступление Михаил Хамзин (бывший на тот момент еще несовершеннолетним) и его приятель Андрей Дудорев (успевший за свои невеликие годы стать отцом двоих детей) совершили 22 января 2004 года. Жертвой их разбойного нападения стал Алексей Маленков, член-корреспондент Петровской академии наук и ветеран войны. Пожилого человека отследили еще возле универсама, затем нагнали его в подъезде собственного дома на Богатырском проспекте. Пока Дудорев «стоял на шухере», Хамзин, вооруженный обрезком металлической трубы, напал на ветерана, проломив тому голову. Правда, похитить деньги и имущество Маленкова налетчики не сумели – их спугнули появившиеся в подъезде жильцы. Членкор был доставлен в одну из городских больниц, однако усилия врачей не увенчались успехом – он умер.
Второе преступление было совершено Хамзиным 20 октября того же года. Молодой человек, будучи в сильном подпитии, был задержан перед Троицким мостом постовым Центрального РУВД Петербурга Алексеем Андреевым. Андреев доставил молодого человека в милицейский пикет, где Хамзин, поняв, что будет вот-вот отправлен в вытрезвитель и может лишиться бывшей при нем крупной суммы денег, напал на милиционера, сперва оглушив того несколькими ударами огнетушителя, а затем добив еще дюжиной ударов ножом. Похитив табельное оружие убитого милиционера, его рацию, служебное удостоверение и мобильный телефон, Хамзин поджег помещение, после чего скрылся.
К нападению 21 декабря 2004 года на квартиру одного своего знакомого Хамзин и Дудорев привлекли младшего брата Дудорева, которому тогда еще не было 16 лет, и еще одного несовершеннолетнего приятеля. Жертва – такой же подросток – без опасения открыл налетчикам дверь квартиры. За что и поплатился. Нападавшие с помощью двух загодя припасенных собачьих поводков привязали парня к стулу и стали требовать выдать им место, где хранится вожделенная игровая компьютерная приставка, за которой они, собственно, и пришли. Однако хозяин, несмотря на превосходящие силы противника, оказал активное сопротивление. Ему несколько раз удавалось вырваться от своих мучителей, но каждый раз те, пользуясь численным превосходством, одерживали верх. Несколько раз его пытались задушить: сперва поводками, потом – надев на голову полиэтиленовый пакет, наконец, заклеив жертве рот и нос скотчем. Однако тот продолжал вырываться, и тогда налетчики, оглушив его сковородкой, исполосовали парня ножом. От полученных ран он умер на месте. А на следующий день после убийства все четверо юных отморозков были задержаны...
Михаил Хамзин получил 20 лет колонии строгого режима (на 5 лет меньше, чем требовало обвинение), Дудорев-старший – 15 лет строгого режима. Младший Дудорев отделался условным сроком – 6 годами с испытательным сроком в 5 лет и принудительным лечением от токсикомании. А несовершеннолетний приятель получил 8 лет воспитательной колонии.
Правда, сын убитого Алексея Маленкова, Юрий, намерен оспорить приговор – он не верит, что убийство Маленкова-старшего – дело рук этих юнцов. Он уверен, что отец стал жертвой организованного заказного убийства.
– Я считаю, что настоящего расследования убийства моего отца не было, следствие пошло по пути наименьшего сопротивления, – заявил «Новой газете» Юрий Маленков. – За отцом в последнее время постоянно следили, а то, что преступники не взяли ничего из денег и вещей, говорит о том, что целью нападения был вовсе не разбой.

Александр САМОЙЛОВ
Фото ИНТЕРПРЕСС