Кандидатов по осени считают

25 июля 2002 10:00

Политики и журналисты годами работают бок о бок: казалось бы, уже должны понимать друг друга без слов, с полунамека. Как бы не так!.. Встречаю давеча знакомого депутата, на первый взгляд человека здравомыслящего и рассудительного. «А ты знаешь, - говорит он мне с ходу, - что твой коллега имярек состоит на содержании у такой-то партии?» - «С чего ты так решил?» - «А он их предвыборный список опубликовал. Будешь утверждать, что бесплатно?» - «Буду. Лето ведь на дворе». - «Ты что, издеваешься???» - «Почему издеваюсь? Объясняю...»



Лето традиционно считается мертвым политическим сезоном. В этом году это не совсем так: приближаются выборы. Партии и объединения составляют планы кампании, формируют предварительные списки, ведут переговоры о разделе округов. Журналисты тоже работают: на летнем безрыбье даже такая информация почитается неплохим уловом. «Сегодня все утро на телефоне провисела: надо было достать список Союза правых Сил», - рассказывает коллега после пресс-конференции председателя политсовета СПС Станислава Еремеева. На этой пресс-конференции г-н Еремеев подробно и убедительно рассказывал, почему «правые» не спешат с обнародованием своего списка. Но кто их будет спрашивать? Такая же беда приключилась и с «Яблоком», чей предварительный список попал на страницы одной из уважаемых газет. Почему беда? Кандидатов, как и цыплят, считают по осени. Впереди - новая «нарезка» округов, которая может заставить ряд претендентов изменить свои планы, многочисленные партийные конференции, которые могут внести свои коррективы, да мало ли что еще. Поэтому любой летний список - это не более чем декларация о намерениях. Нужно ли избирателям знать об этих декларациях? Далеко не факт. Ну, прочитают они, что та или иная партия намеревается выдвинуть в их округе г-на имярек. Ну, представим на секундочку, запомнят фамилию этого г-на. А через два-три месяца выяснится, что запоминали зря, потому что партия выдвинула совсем другого кандидата. Или - вариант - вообще никого не выдвинула, уступив округ союзникам. Так что в целом ряде случаев предварительная информация может лишь запутать избирателя. Впрочем, скорее всего, не запутает. Ну, не будет рядовой избиратель заниматься изучением предварительных списков, очень ему нужно голову себе забивать. Зато другие участники кампании будут. Причем потенциальные союзники воспринимают такие публикации как попытку «застолбить» те или иные округа и диктовать свои условия на переговорах, что, разумеется, ни в коей мере не облегчает диалог. А для противников это вообще уникальная возможность получить необходимую информацию. Знакомство с предварительными списками позволяет им заблаговременно продумать собственную тактику. На кого-то собирают (или фабрикуют) компромат, кому-то подыскивают неудобных соперников, кого-то... в общем, понятно. «Кампания 1998-го показала, что излишняя открытость далеко не всегда оборачивается во благо. После выборов соперники достаточно откровенно говорили нам, какую пользу для себя из нее извлекли», - объясняют представители либеральных партий. И обращают внимание, что ни из Смольного, ни, допустим, из штаба Оксаны Дмитриевой, которая наверняка выставит на выборах своих людей, никаких утечек информации нет. Их планы станут известны значительно позднее. И стоит отметить, что корреспонденты изданий, традиционно считающихся демократическими, не предпринимают сверхусилий для того, чтобы их разведать. Отчасти это объясняется идеологическими предпочтениями читателей и самих журналистов, убеждающих себя, что помогают той или иной партии, предоставляя ей бесплатную рекламу. И искренне обижаются, когда им говорят, что это не реклама, а подстава. Впрочем, обижаться не на что. А вот задуматься стоит.

Виктория РАБОТНОВА